Press "Enter" to skip to content

Действующее законодательство об усыновлении

Переходя к изучению постановлений действующих законодательств об усыновлении, мы рассмотрим их в таком порядке: условия усыновления – материальные и формальные, действие и прекращение.

Для того чтобы заключить сделку об усыновлении лица, заключающие ее должны соединять в себе определенные условия. Во-первых, усыновитель должен удовлетворять требованиям возраста как абсолютно, так и относительно усыновляемого, а именно: должен быть не моложе 50 лет и, по крайней мере, на 18 лет старше своего приемыша (Общегерм. улож., § 1744; Австр., § 180; Сакс., § 1791; Итал., ст. 202. По Швейц. ул. усыновитель должен быть не менее 40 лет, ст. 264).

Французский закон, требуя 50 лет от усыновителя, разницу в возрасте с усыновляемым назначает в 15 лет (ст. 343). Прусское улож. говорит, что усыновитель должен быть старше усыновляемого (II, II, §§ 668 и 677). По нашему закону усыновитель должен иметь не менее 30 лет и быть старше установленного, по крайней мере, 18 годами (Зак. гражд., ст. 146). В этих требованиях относительно возраста сказывается то же желание, как и в римском праве – “подражать природе”.

Так как усыновление имеет целью заменить то, в чем отказала природа, то лицам, состоящим в браке, усыновлять не дозволяется, если у них есть дети. По нашему законодательству лицам, имеющим собственных законных или узаконенных детей, усыновление воспрещается (Зак. граж., ст. 145). Правило о бездетности принято и другими законодательствами (Прусск. II, II, § 671; Австрийск., § 179; Общегерманск., § 1741; Французск., ст. 345; Итальянск., ст. 202 и Швейц., ст. 264), кроме Саксонского. Но возможно усыновление не одного, но и нескольких лиц. (Положительно об этом говорит Общегерманское улож., § 1743). Нет препятствий для таких последовательных усыновлений и в нашем законе.

Усыновляющий, если он состоит в браке (усыновление возможно и для не состоящих в браке как мужчин, так и женщин), должен иметь согласие другого супруга на усыновление (Зак. граж., ст. 145, 150, 152; Общегерм., § 1746; Сакс., § 1795; Франц., ст. 344; Итал., ст. 208; Вейц., ст. 266; по Прусск. улож. муж может усыновлять и без согласия жены, но жена должна иметь разрешение мужа, §§ 675, 676).

В некоторых законодательствах воспрещается еще усыновлять по сану своему обреченным на безбрачие (Зак. гражд., ст. 145; Австр., § 179; Прусск., § 670). Усыновление есть средство заменить семью лишенным ее. Но кто обрек себя на жизнь одинокую, тот не должен прибегать к этому средству. Таковы монахи. Лица белого духовенства, как имеющие семью, могут усыновлять: вдовство этому не препятствует. Принимающий священнослужительский сан не обрекает себя на безбрачие, и вдовство есть случайное явление.

Сверх этих условий французский и итальянский законы, по примеру римского права, требуют, чтобы усыновитель был человеком честных правил (I. 17. § 2. 4. D. I. 7; Фр., ст. 355; Итал., ст. 215). Мало того, Французский кодекс допускает в усыновители только лиц, которые во время малолетства усыновляемого, по крайней мере, в течение шести лет, имели о нем особое попечение или же сами воспользовались такой услугой от приемыша, которая бы доказывала необыкновенную преданность его усыновителю (ст. 345). Для этого последнего усыновления (rеmuneratoire) не требуется ни соблюдения условий относительно возраста участников, ни шестилетнего попечения (ст. 345). По новому Швейцарскому уложению усыновление мыслимо лишь в том случае, если усыновитель оказывал усыновленному заботы или существуют другие серьезные основания для усыновления и если от усыновления не ожидается никаких невыгод для усыновляемого (ст. 267).

Кроме того, по нашим законам усыновление священнослужителями и церковными причетниками допускается не иначе, как с разрешения епархиального архиерея (ст. 151), усыновление мещанами и крестьянами приходится с ведома, но не с согласия их обществ (ст. 157), а для усыновления нижними воинскими чинами требуется разрешение их начальства (ст. 160).

Наш закон говорит, что усыновляющий должен иметь общую гражданскую правоспособность (ст. 146). Это разумеется само собой. Посему в других законодательствах об этом и не упоминается. В силу чего усыновление немыслимо не только для лишенных всех прав состояния, но также как действие личное и для безумных, сумасшедших, глухонемых и немых и вообще состоящих под опекой и не способных к самостоятельной юридической деятельности, а проявляющих свою юридическую жизнь через посредство законного представительства. Несовершеннолетние и помимо этого не могут быть усыновителями: усыновитель должен иметь не менее 30 лет (ст. 146).

Усыновленным может быть всякое лицо, без различия пола и возраста. Усыновлять можно своих воспитанников, приемышей, родственников и чужих детей (Зак. гражд., ст. 145), причем лица, достигшие 14 лет, должны дать на это собственное согласие (Зак. гражд., ст. 149; Сакс., § 1794; См. Прусск. ул., II, II § 678 и Общегерм., § 1750; Швейц., ст. 265). Итальянский кодекс не дозволяет быть усыновленным ранее 18-летнего возраста (ст. 206, 323), а Французский кодекс даже требует непременно полного совершеннолетия, т. е. 21 года (ст. 346, 388). Мотив этих ограничений – обеспечить за усыновлением характер акта, имеющего целью лишь выгоды малолетнего, а для того позволить его только в таком возрасте, когда усыновляемый уже сам может взвесить эти выгоды. Все же без исключения приемыши должны иметь на усыновление согласие родителей (Зак. гражд., ст. 149; Прусск., § 679; Сакс., § 1793; Австр., § 181; Общегерм., § 1747; Франц., ст. 346; Итал., ст. 208; Швейц., ст. 265). Состоящие же под опекой нуждаются в согласии опекуна (Зак. гражд., ст. 149; Прусск., § 680; Австр., § 181; Сакс., § 1794; Итал., ст. 209; Швейц., ст. 265).

Наконец, последним условием для усыновления есть неусыновленное состояние.

Никто не может быть усыновлен двумя лицами, кроме случая усыновления супругами (Зак. гражд., ст. 147; Сакс., ул. § 1792; Франц., ст. 344; Итал., ст. 204) потому, что это было бы не подражание природе, а наперекор ей.

Относительно вопроса – можно ли усыновлять своих незаконных детей – между законодательствами нет согласия: положительное дозволение дает Саксонское уложение (§ 1790); положительное запрещение – Итальянское (ст. 205) и Австрийское (Krainz. System des Oesterreichischen allgem. Privatrechts II. С. 421). Другие умалчивают. Впрочем, прусские ученые (Dernburg. С. 180) и французские (Colmet de Santerre. I. С. 141) полагают, что их уложения допускают возможность усыновления внебрачных детей. Доселе действовавший закон наш хотя и не указывал на воспрещение таких усыновлений (ст. 145), что было до него (ст. 145 прим. и ст. 153 прежней редакции), но положительного дозволения не давал. Новеллой 3 июня 1902 г. такое дозволение дается вполне определенно (ст. 1501).

Кроме того, в нашем законе существуют ограничения, что касается лица усыновляемого, – вероисповедного и сословного характера: нельзя нехристианину усыновлять христианина, и наоборот (ст. 148). Основание закона – опасение совращения. Нельзя усыновлять казакам, не пользующимся правами потомственного дворянства, лиц не казачьего сословия (за исключением потомственных дворян) без зачисления их в состав того войска, к которому принадлежат усыновители (ст. 1611). Иностранцы могут усыновлять подкидышей и не помнящих родства, но с тем, чтобы усыновленные сохраняли звание русских подданных и были воспитаны в православной вере (ст. 163).

Что касается порядка совершения усыновления, то оно заключается в оформлении воли участников его: усыновить и усыновиться.

При этом воля эта с материальной стороны должна иметь совершенно решительный характер: ни под условием, ни на срок усыновлять нельзя, ибо это было бы несогласно с идеей усыновления – выполнить недостаточность потомства (Общегер., § 1742; Прусск. – Dernburg. С. 181).

Немецкие ученые это соглашение называют “семейноправным договором” (familienrechtlicher Vertrag). Строго личная природа усыновления требует личного участия сторон, и, кроме того, участия лиц, дополняющих их волю, согласно вышеизложенному.

Заключенный договор нуждается, сверх того, в судебном утверждении, дабы проверить и удостоверить, что все законные требования выполнены, и дабы предупредить возможность появления незаконных усыновлений (Пр., II, 2, § 667 и Dernburg. С. 181; Австр. – Krainz. II. С. 421; Общегерманск., §§ 1750, 1741. По Сакс. улож. утверждение договора требуется со стороны монарха, §§ 1789, 1787).

Такие же требования выставляются Французским и Итальянским уложениями: договор об усыновлении рассматривается судом (по французскому праву дважды: окружным и апелляционным), который проверяет законность договора, наличность условий, в том числе – каких правил усыновляющий и полезность усыновления для усыновляемого и постановляет без мотивов: уважить ходатайство об усыновлении или отказать – без мотивов, дабы не компрометировать репутации усыновителя. Об усыновлении объявляется и отмечается в реестре актов гражданского состояния (Франц., ст. 353-360; Итал., ст. 213-219).

Наш закон не говорит о необходимости предварительного договора между участниками усыновления, но, несомненно, что окружному суду (по месту жительства усыновителя или усыновляемого), ведающему дела об усыновлении, должны быть представлены данные, удостоверяющие наличность согласия всех участников усыновления, тем более, что личная явка их в заседании суда не обязательна. Суду также должны быть представлены сведения и удостоверения, что соблюдены и прочие требования закона – относительно возраста, семейного, сословного положения усыновителя и усыновляемого, а равно религии и согласия указанных выше лиц (Зак. гражд., ст. 145-151). Суд, приняв во внимание все эти данные и выслушав заключение прокурора, постановляет определение об удовлетворении ходатайства или об отказе в нем.

Усыновление считается состоявшимся со дня вступления определения суда в законную силу. Определение суда подлежит обжалованию в Судебную Палату в порядке частного производства. Заинтересованные лица имеют право оспаривать законность усыновления в двухгодичный срок, со дня вступления определения суда в законную силу (Уст. гражд. суд., ст. 14608-12).

Наше законодательство, таким образом, предписывает суду производить только формальную проверку соблюдения условий усыновления, не касаясь, подобно римскому праву и романским законодательствам, проверки материальной – нравственной годности усыновителя и полезности усыновления для усыновляемого, о чем следует пожалеть: усыновление может быть иногда источником невыгоды усыновляемого, а не благовидных расчетов усыновителя.

В чем заключается действие усыновления? Усыновление вызывает последствия публичного и частноправного характера. Публичные последствия таковы. Усыновление может создать повышение в правах состояния: по прусскому праву недворянин может стать дворянином с согласия монарха (II, II § 684). По нашему закону: 1) Усыновленные дворянами и потомственными почетными гражданами, если они имеют меньшие права состояния, приобретают усыновлением личное почетное гражданство (Зак. гражд., ст. 153), но самая выдача актов на принадлежность этого права относится к ведомству не Окружных Судов, а Департамента Герольдии Прав. Сената); если, наоборот, они располагают большими правами, сохраняют право своего состояния (154). 2) Городское состояние сверх рождения и брака сообщается также воспитанием и припиской к семействам (т. IX, Зак. о сост., ст. 543 по продолж. 1890 г.). 3) Усыновленные купцами могут быть внесены в сословные купеческие свидетельства наравне с родными детьми усыновителя (Зак. гражд., ст. 156). 4) При определении льгот по семейному положению считаются за родных сыновей приемыши, усыновленные до десятилетнего возраста (Уст. о воинской повинности, ст. 49, п. 2). 5) Усыновленные иностранцами зачисляются в русское подданство (ст. 163).

Что касается последствий усыновления частноправного характера, то эти последствия различны относительно усыновленного, усыновителя и родственников того и другого.

Усыновленный по отношению к своему усыновителю приобретает юридическое положение законного дитяти, причем действие усыновления распространяется и на потомство усыновленного (Зак. гражд., ст. 1561; Прусск., II, II, §§ 681, 707; Австр., § 183; Сакс., § 1797, 2046; Общегерм., § 1757, 1762. Но этого нельзя сказать относительно Французского и Итальянского кодексов).

В частности:

1. Усыновленный получает фамильное имя усыновителя (Прусск., § 682; Австр., § 182; Сакс., § 1796; Франц., ст. 347; Итал., ст. 210; Швейц., ст. 268). Относительно передачи фамилии наше законодательство представляет некоторые особенности.

а) У нас усыновление не влечет непременно за собой передачи фамилии усыновителя (усыновитель может передать усыновленному свою фамилию, ст. 152).

б) Передача фамилии не допускается, если усыновленный пользуется большими правами состояния, нежели усыновитель.

в) Передача усыновленным фамилий потомственными дворянами возможна только с Высочайшего разрешения (ст. 152).

Дворянин, не имеющий ни сыновей, ни родственников мужского пола той же фамилии, может просить о передаче этой фамилии с присвоенным ей гербом и титулом кому-либо из своих родственников, или мужу родственницы, носившей передаваемую фамилию до замужества. Передача возможна только одному лицу и притом мужского пола, совершеннолетнему, с его согласия и его родителей.

Действие передачи, т. е. право именоваться переданной фамилией и употреблять герб и титул, наступает после смерти передатчика, и то лишь тогда, когда после него не будет законного потомства мужского пола, в противном случае передача сама собой уничтожается. Передача фамилии наследственных прав после передавшего не дает, кроме случая, когда муж-дворянин по причине пресечения мужского поколения рода жены своей примет с Высочайшего утверждения ее фамилию, тогда, в случае бездетной смерти ее, он получает все ее недвижимое имение, перешедшее к ней от отца.

Передача фамилии, гербов и титулов совершается с Высочайшего позволения по рассмотрении прошения в Департамент Герольдии и в Государственном Совете (т. IX, ст. 324. Прил. Зак. гражд., ст. 1160).

2. Усыновленный приобретает право на получение содержания и воспитания от усыновителя (Прусск. – см. Dernburg. Вышеуказ. соч. С. 182; Сакс., § 1797, 1840; Общегерм., § 1766; Франц., ст. 349; Итал., ст. 211; Зак. гражд., ст. 1561, 172).

Но теряет ли он право на получение содержания от своих родителей, если у усыновителя не окажется средств? Не теряет: усыновление не прерывает юридической связи усыновленного с родителями (ст. 1567). Вступая во все права и обязанности законных детей, что касается усыновителя (ст. 1561), усыновленный может осуществить эти права по отношению к родителям, раз усыновитель не в состоянии нести обязанностей, вытекающих из усыновления. В противном случае усыновление не улучшало бы, а ухудшало положение усыновленного, а это противоречило бы цели усыновления – служить на пользу усыновленным.

Усыновленный приобретает наследственные права после усыновителя на правах законных детей и наряду с ними, если они родились после усыновителя (Пр., II, II, §§ 691-693; Сакс., §§ 2044, 2567, 2568; Общегерм., § 1767; по Австр. улож. – только в свободном имуществе усыновителя, § 755; Франц., ст. 350; Итал., ст. 736, 737; Швейц., ст. 268).

По нашему законодательству надо различать состав имущества усыновителя: в родовом имуществе его как имеющем наследственную преемственность исключительно среди кровных родственников он не наследует. В благоприобретенном же он наследует на правах родных детей усыновителя, и если они есть (т. е. родятся после усыновления) – наряду с ними; впрочем, при наследовании совместно с родными дочерьми усыновителя усыновленный не пользуется преимуществом сыновей, т. е. получает не 13/14, а долю, равную с дочерьми. Что касается самих усыновленных, совместно наследующих, то между ними дележ идет по общим правилам о наследовании нисходящих с правом представления последних (ст. 1561-4, 1105, 1112).

Не приравниваются усыновленные к кровным детям и при пользовании после смерти усыновителя приобретенными последним правами по службе: правами на пенсию и на единовременное пособие за службу усыновителя (ст. 1562).

Наследственные права усыновленного после усыновителя имеют личный характер и на потомство и прочих родственников последнего не распространяются (1563).

В Саксонском уложении существует относительно наследования усыновленного еще такое постановление: если приемыш будет иметь наследственные права после усыновителя и по кровному родству, то он не может наследовать по двум основаниям вместе, а должен избрать одно из двух: или права родства, или права приемыша (§ 2032).

Какие права приобретает усыновитель? Если приемыш актом усыновления приобретает все права сына, то нельзя сказать, чтобы усыновитель вместе с тем приобретал все права отца. Впрочем, в этом отношении законодательствами: первые переносят на усыновителя родительскую власть. (Пр., II, II § 681; Австр., § 183; Сакс., § 1797; Общегерм., § 1765; Швейц., ст. 268), вторые – нет (Фр., ст. 348; Ит., ст. 212).

По нашему праву бесспорно переходит родительская власть на усыновителя (ст. 1561 и 164).

Но кроме этого различия замечается в рассматриваемом вопросе и дальнейшее различие между законодательствами уже одного и того же типа. Так, в то время как по Прусскому уложению (II, II, § 699), так и по Саксонскому (§ 1797) усыновитель не получает ни права управления, ни права пользования имуществом приемыша (по прусскому праву это имущество считается свободным), по Австрийскому (§ 183) и Общегерманскому (§ 1767) такое право ему предоставляется. Не имеет этих прав усыновитель и по романским кодексам (Фр., ст. 347 и сл.; Итал., ст. 210 и сл.).

Наш Свод этого права не дает и родителям, оно существует только по законам Черниговской и Полтавской губ. (ст. 295 пп. 1-6), но на усыновителей оно не распространяется (ст. 1561).

Усыновитель, как и родители, имеет право на получение содержания (алиментов) от усыновленного (Пр., II, II, § 681; Австр., § 183; Общегерм., 157; Фр., ст. 349; Итал., ст. 211, Зак. гр., ст. 1561, 194; Contra Сакс., § 1797). Но наследственных прав усыновитель после усыновленного не приобретает – кровная связь – общая основа этих прав, да и чувство корысти не соответствует идее института, который есть акт благодеяния, а не спекуляции. (Пр., II, II, § 694; Сакс., §§ 1797, 2045; Общегерм., § 1759; Итал., ст. 210, 736, 737).

По исключению Французский кодекс постановляет, что если усыновленный получит имущество от усыновителя и умрет бездетным, то это имущество возвращается усыновителю, если оно есть налицо (ст. 351).

По нашим законам, напротив, усыновители имеют те же наследственные права после усыновленных, что и родители после детей. Так, при беспотомной смерти усыновленного, усыновители получают в пожизненное владение благоприобретенное имущество усыновленного, и им же, при этих же условиях, возвращается подаренное усыновленному (Зак. гр., ст. 1565, 1141 и 1142). Таким образом, наследство в настоящем смысле после усыновленных открывается для их кровных родственников.

Что касается засим родственников усыновителя, то действие усыновления на них не распространяется (Пр., II, II, § 708 и сл.; Австр., § 183; Сакс., § 1799; Общегерм., § 1763; Фр., ст. 350; Ит., ст. 212; Зак. гр., ст. 1563).

Только на заключение брака как между усыновителем и усыновленной, так и в известной мере и между родственниками их оказывает влияние усыновление. Так, по общегерманскому закону воспрещается брак между усыновителем и усыновленною (Reichsgesetz, § 33, N 4), а по Общегерманскому уложению и потомством усыновленной (§ 1311), а по Саксонскому уложению, сверх того – между родителями усыновителя и усыновленными или потомками последних и между лицами, ставшими вследствие усыновления в отношении братьев и сестер (§ 1614). По Французскому и Итальянскому уложениям брак не доставляется: между усыновителем, усыновленною и их нисходящими, между братьями и сестрами по усыновлению, между усыновленными и детьми, родившимися у усыновителя после усыновления, между усыновителем и супругой усыновленного (Фр., ст. 348, Итал., ст. 60). Наш закон не ставит усыновления препятствием к браку (см. выше стр. 24).

Усыновленный, не входя в семью усыновителя, не прерывает родственной связи с своей кровной семьей и с кровными родственниками: он нуждается в согласии родителей на брак, он имеет даже право на содержание от родителей, если его не в состоянии дать усыновитель; он сохраняет все наследственные права, принадлежащие ему по кровному родству (Пр., II, II, § 712; Австр., § 183; Сакс., §§ 1798, 1840; Общегерм., §§ 1764-1766; Фр., ст. 348; Итал., ст. 212 и Зак. гр., ст. 1567 и Швейц., ст. 268).

Усыновление может быть прекращено односторонней волей усыновителя (хотя бы и вследствие неблагодарности усыновленного) или по желанию усыновленного. Все участники договора об усыновлении должны выразить волю (и притом в той же в форме, что и при заключении) и на прекращение его. В силу закона усыновление прекращается, если усыновитель вступил в брак с усыновленною или ее потомством. В обоих случаях действие усыновления прекращается и восстанавливаются права и обязанности усыновленного, существовавшие до усыновления (Пр., II, 2, §§ 714, 716, II, 1, § 787; Сакс., §§ 1794, 1831, 1800, 2048; Австр., § 185; Общегерм., §§ 1768, 1770-1772). По Швейцарскому кодексу, кроме прекращения усыновления по взаимному согласию, оно может наступить по постановлению суда по просьбе усыновленного, если им будут представлены к тому серьезные основания, или по просьбе усыновителя, если этот последний имеет законное основание для лишения усыновленного наследства (ст. 269).

По нашему законодательству отношения, вытекающие из усыновления, прекращаются по тем же причинам, что и родительская власть, т. е. вследствие смерти усыновителя или лишения его всех прав состояния.

В заключение остановимся на изменениях, внесенных в постановления об усыновлении законом 3 июня 1902 г. Изменения эти касаются тех льгот, которые предоставлены новым законом относительно усыновления собственных внебрачных детей.

Так, хотя им не отменяется воспрещение усыновлять лицам, имеющим собственных законных или узаконенных детей, но это ограничение не касается усыновления собственных внебрачных детей. Наличность своих законных или узаконенных детей этому не препятствует. Но такое усыновление допускается только по достижении этими детьми (т. е. имеющимися уже законными или узаконенными) совершеннолетия и с их согласия (письменно выраженного с освидетельствованием подписи нотариусом), а до достижения совершеннолетия – только при жизни другого родителя и с его согласия, удостоверенного в том же порядке (ст. 1501, п. 2).

Необходимость этого согласия, что касается детей, объясняется тем, что их интересы серьезно задеваются принятием нового члена семьи – средства семьи должны быть уделены и на содержание этого члена; он же урежет и наследственные права других детей.

Согласие другого родителя необходимо как для поддержания семейного мира – нельзя вводить в семью не его детей без его воли, так и для охраны прав его детей. Согласию этого родителя закон придает столь важное значение, что если его нет в живых, то до совершеннолетия детей его усыновление совсем немыслимо.

Второе облегчение сделано относительно возраста участников усыновления. Требование, чтобы не менее 30 лет и был старше усыновляемого по крайней мере на 18 (ст. 146) для усыновления внебрачных детей не требуется (ст. 1501, п. 1).

Третье облегчение заключается в том, что хотя по общему правилу и требуется на усыновление согласие родителей усыновляемого (ст. 149), но при усыновлении внебрачного ребенка необходимо согласие матери его в том лишь случае, если она значится в метрической о рождении его записи или если происхождение от нее ребенка удостоверено судом (ст. 13215, 1501 п. 3), т. е. при юридической несомненности материнства. Непременное требование согласия матери, материнство которой не установлено, затрудняло бы усыновление.

Дозволение усыновления внебрачных детей открывает средство для существенных улучшений в их судьбе. Путем усыновления внебрачный сын или дочь могут приобрести личное почетное гражданство (ст. 153) или быть причисленными к купечеству (ст. 156), следовательно, избежать “положения в оклад”, при известных условиях возможна передача усыновленному фамилии усыновителя (ст. 152), он может наследовать (в благоприобретенном имуществе) не только после матери, но и после отца, если последний – усыновитель (1561-4), и таким образом получит гораздо больше прав, нежели внебрачное дитя не усыновленное.

По Проекту наследственные права усыновленных поставлены еще шире: усыновленные и их нисходящие наследуют после усыновителя наравне с его нисходящими (ст. 27), следовательно, во всех видах его собственности, как родовой, так и приобретенной. Равно предполагается усыновителю дать право наследования после усыновленного, если он не оставил ни супруга, ни родителей и их нисходящих, ни дедов, ни бабок или прадедов и прабабок и их нисходящих (ст. 27 и 16).


Особый институт, существующий только в прусском праве, представляет собой принятие детей на воспитание (Pflegschaft). Институт этот имеет в виду обеспечить возможность призрения подкидышей, в особенности незаконных детей, покинутых родителями или не имеющих средств для содержания и воспитания их. Воспитатели получают личные права родителей (по воспитанию, принятию дисциплинарных мер, по избранию рода жизни), но никаких имущественных прав, в том числе наследственных. Равно не приобретают наследственных прав и воспитанники после воспитателей. Права воспитателей прекращаются, если они до окончания воспитания откажут в своей помощи (L. R. II, II, 753-773; Dernburg. III. С. 183-185).

Австрийский закон тоже допускает отношения по воспитанию, но оставляет их без определений, дозволяется в случае надобности урегулировать эти отношения посредством договора (§ 186).


Во французском праве существует институт – особого рода попечения о малолетнем – tutelle officieuse. Он не имеет самостоятельного значения, а дает возможность усыновления посредством завещания в том случае, когда усыновлять обычным путем, вследствие малолетства усыновляемого, не дозволяется. Поступивший на попечение, который должен иметь, по крайней мере, 15 лет, если оно длилось не менее пяти лет и если у принявшего на попечение не будет нисходящих, может быть усыновлен завещанием. Это попечение есть договор между лицом, которому принадлежит власть над малолетним и принимающим его на попечение. В силу этого договора последний берет на себя обязанность заботиться безвозмездно об имуществе и лице малолетнего, воспитать его и приготовить к самостоятельной жизни.

Если принятый на попечение достигнет совершеннолетия и принявший не захочет его усыновить, а между тем первый окажется не в состоянии жить самостоятельно, то последний может быть присужден к даче средств бывшему питомцу для приискания занятия, которое могло бы послужить для него источником существования (ст. 361-370).

error: Content is protected !!