Press "Enter" to skip to content

Составные части и принадлежности сделки

Каждая сделка слагается из известных частей, которые и можно назвать составными частями сделки. Они или необходимые, или обыкновенные, или случайные. Необходимые части сделки (essentialia negotii) – это такие части, которые, так сказать, создают сделку, без которых она неудобомыслима. Так, сделка возмездная неудобомыслима без эквивалента – это ее существо: например, купля-продажа неудобомыслима без цены продажи. Обыкновенные части сделки (naturalia negotii) – те, которые всего чаще, даже обыкновенно, бывают в сделке, хотя могут и не быть. Однако же, так как они обыкновенно бывают в сделке, то предполагаются и тогда, когда в сделке о них не постановлено, так что если участники желают устранить эти части, то должны прямо упомянуть о том при совершении сделки. Например, при купле-продаже цена платится обыкновенно при получении вещи; но в этом нет необходимости, а необходимо только, чтобы была определена цена продажи: поэтому если участники купли-продажи желают назначить другой срок платежа, то им нужно только постановить о том при совершении купли-продажи, а в противном случае покупщик обязан произвести платеж в то самое время, как вещь передается ему продавцом; это-то и есть обыкновенная часть сделки. Случайные части сделки (accidentalia negotii) – те, которые не нужны для нее, не встречаются обыкновенно, но вносятся в сделку по усмотрению участников. Такой частью сделки является и определение, направленное к устранению обыкновенной ее части. Например, определение о платеже цены продажи не тотчас по передаче вещи, а по истечении известного времени составляет случайную часть купли-продажи. Какие именно части той или другой сделки, в чем состоят они – это обусловливается существом сделки и может быть указано лишь при рассмотрении сделок в отдельности. Здесь же скажем только, что каждая сделка имеет свои необходимые и обыкновенные части, каждая может иметь также и части случайные, которые могут, однако, и не быть в сделке. Заметим также, что практическое различие составных частей сделки чрезвычайно важно: без необходимой части сделка не существует; обыкновенная предполагается в ней; случайная совершенно зависит от воли участников.

В особенности с большей осмотрительностью в каждом отдельном виде сделки должно различать части необходимые и обыкновенные. Как те, так и другие определяются обычаем или законом, но обыкновенные части сделки могут быть и устранены в отдельной сделке волей ее участников; между тем законодательство, определяя что-либо как обыкновенную часть сделки, не всегда указывает, что от участников сделки зависит определить иначе: и вот приверженцы буквы закона считают иногда необходимой частью сделки такое определение законодательства, которое, по соображению с другими его постановлениями и существом сделки, оказывается лишь обыкновенной ее частью. Таковы, например, определения законодательства о неустойке по займу, о владении закладом, об очистке при купле-продаже и пр.

Сделка имеет также известные принадлежности. Они двоякого рода: одни касаются лиц, участвующих в сделке, субъектов ее; другие – предметов, составляющих содержание ее, самих юридических отношений, о которых идет речь в сделке. Первые поэтому можно назвать субъективными или подлежательными, а вторые – объективными или предлежательными принадлежностями. Подлежательная принадлежность сделки прежде всего та, чтобы субъектом ее было лицо, способное к совершению юридического действия, так как сделка есть один из важнейших видов юридического действия. Поэтому все те лица, которые не считаются способными к гражданской деятельности, неспособны и к совершению юридических сделок. И далее, так как в сделке юридическое действие направлено к изменению существующих юридических отношений, а отношения эти сводятся к правам, сделка имеет целью приобретение или отчуждение права, то и субъектом сделки должно быть лицо, способное к приобретению или отчуждению права, а лица, не способные к правам, неспособны и к совершению сделок.

Но известно, что по нашему праву правоспособность лица неодинакова, обусловливается различными обстоятельствами. Поэтому общей правоспособности лица недостаточно для действительности сделки, а нужно, чтобы лицо именно способно было к приобретению или отчуждению того права, о котором идет речь в сделке. Недействительна, например, сделка об отчуждении имущества со стороны лица, состоящего под опекой по расточительности. Вследствие того мы не можем вообще определить, какие лица способны к совершению сделок, а вместо того должны только постановить такое правило: те лица, которые способны к приобретению того или другого права, способны и к совершению сделки, имеющей целью его приобретение или потерю. Точно так же, если сделка направлена к установлению обязательства, то нужно, чтобы лицо было способно к принятию на себя обязательства, и притом нужна не только общая способность к обязательствам – она заключается уже в условии обязательства как юридического действия, а нужна именно способность к тому обязательству, которое составляет предмет сделки[1].

Принадлежности, касающиеся самих юридических отношений, предмета сделки, принадлежности объективные или предлежательные, как мы назвали их, следующие. а) Предмет сделки должен иметь юридическое значение, так как сама сделка составляет вид юридического действия, и предметы, не принадлежащие к юридическому быту, не могут быть предметами сделок. b) Так как мы говорим о гражданских юридических сделках, то предмет сделки должен иметь также имущественный интерес: мы настаиваем на том, что только юридические отношения человека к материальному миру составляют содержание гражданского права. с) Только те предметы могут быть предметами юридических сделок, которые состоят в гражданском обороте, а предметы, не подлежащие воле и действиям человека, не могут быть предметами его сделок, например, воздух, звезды и т. п. Но есть такие предметы, которые по существу своему могли бы подлежать гражданскому обороту и только искусственно изъяты из него; тем не менее такие предметы не могут быть предметами сделок. Таковы, например, по некоторым законодательствам, все вещи священные (res sacrae). Точно так же и по нашему законодательству святые иконы, например, не подлежат по крайней мере некоторым сделкам, которым они по существу своему могли бы подлежать, – залогу и купле-продаже с публичного торга[2]. d) Предмет сделки не должен быть противен законам и нравственности: в противном случае сделка недействительна. Но только самое резкое нарушение нравственного закона поражает сделку недействительностью. И не может быть иначе: к соблюдению нравственного закона общественная власть не принуждает, да и понятие о нравственности у разных лиц неодинаково. Наконец: е) По определению некоторых законодательств, объективную принадлежность сделки составляет физическая возможность совершения действия, предмета сделки. Так определяют, например, римское право и некоторые новейшие законодательства, основанные на нем. Наше законодательство не определяет этого. Да и сделки невозможные едва ли заключаются в каком-либо юридическом быту, ибо если и встречается, например, в римском праве, определение о недействительности сделки, когда предмет ее физически невозможен, то это показывает только полноту и утонченность его определений. И что значит сделка, когда предмет ее физически невозможен? Можно думать, что участники сделки не владеют нормально умственными способностями или шутят.

О влиянии на сделку принуждения, ошибки и обмана следует сказать то же самое, что сказано нами о влиянии этих моментов на значение юридического действия вообще. Особенность по отношению к сделкам лишь та, что если сделка многосторонняя, то каждая из участвующих сторон может находиться под влиянием моментов, оказывающих влияние на волю, но чтобы судить о значении этих моментов для сделки, необходимо брать каждую сторону в отдельности, потому что каждая отдельно совершает юридическое действие.


[1] Мы указываем на это в особенности потому, что право лица дать на себя обязательство, как условие действительности сделки, не подходит под понятие об отчуждении права, потому что кто дает обязательство, тот не отчуждает право, а вследствие обязательства возникает новое право, дотоле не существовавшее. Например, лицо обязывается продать вещь: тем самым лицо еще не отчуждает своего права собственности на вещь, так как отчуждение права собственности совершается передачей вещи, а лицо предоставляет лишь другому право на передачу – право, прежде не существовавшее.

[2] У. г. с., ст. 1043; У. пр. пр., р. IX, ст. 24.

error: Content is protected !!