Press "Enter" to skip to content

Превращение сделки в другую

В юриспруденции принято правилом, что значение сделки обсуждается по форме ее заключения[1]. Но иногда сделка заключается в одной форме, а значение ее обсуждается, как бы она была заключена в другой форме, как бы это была другая сделка: словом, одна сделка иногда превращается в другую. Само законодательство знакомит нас с превращением одной сделки в другую. Так, законодательство определяет, что когда по духовному завещанию наследнику предоставляется право вступить во владение наследством или какой-либо его частью еще при жизни завещателя, то духовное завещание должно быть рассматриваемо как дарение, и наоборот, когда совершается дарение, но лицу одаряемому только по смерти дарителя предоставляется вступить во владение имуществом, то дарение должно обсуждается как духовное завещание[2]. Отсюда, если, например, наследник окажется неблагодарным, имущество, доставшееся ему от завещателя, может быть отобрано от него точно так же, как дар; или изъявление согласия на принятие дара, имеющего поступить во владение лица, одаряемого по смерти дарителя, не избавляет наследника от обязанности объявить волю на принятие наследства.

Но спрашивается, нет ли возможности, независимо от законодательства, одну сделку обратить в другую и каковы условия такого превращения? Независимо от законодательства, превращение сделки в другую может последовать по воле участников сделки: нет препятствия участникам сделки определить, чтобы она имела силу, как другая сделка, необходимо только, чтобы их воля на то была ясно выражена, не подлежала сомнению. Например, заем может быть обращен в дарение, купля-продажа – в отдачу на содержание и т. п. Но чтобы такая воля участников получила юридическое значение, чтобы последовало действительно превращение сделки в другую, необходимо, чтобы сделка удовлетворяла всем существенным принадлежностям той, в которую обращается: в противном случае она не получит силы.

Само соглашение участников о превращении сделки может быть выражено уже при самом ее заключении или впоследствии. При заключении сделки определяется превращение ее в другую на тот случай, что сделка не удовлетворяет существенным своим принадлежностям и потому недействительна в том виде, в котором заключена. И вот участники сделки соглашаются, чтобы в таком случае она имела силу как другая, именно такая-то сделка. Например, лицо сомневается, вправе ли оно продать имущество, но не сомневается, что может отдать его в наем: заключается купля-продажа, но на случай, если окажется, что лицо не вправе продать имущество, определяется, что тогда купля-продажа обращается в отдачу на содержание. Воля на превращение сделки в другую, изъявляемая впоследствии, а не при самом совершении сделки, не представляет собственно превращения сделки, а имеет уже другое значение, так что к условиям превращения сделки можно присоединить еще изъявление на то воли участниками сделки при самом ее заключении и недействительности сделки в первоначальном ее виде.

В самом деле, если соглашение участников сделки на ее превращение в другую выражено не при самом ее заключении, а впоследствии, то до того времени сделка сама по себе была недействительной или действительной. Но если сделка была недействительной, то позднейшее соглашение о превращении ее в другую имеет, собственно, то значение, что участники сделки заключают другую сделку относительно того же предмета. Если же сделка была действительной и по воле участников превращается в другую, то значит, собственно, что прежняя сделка уничтожается и место ее занимает другая, так что превращения здесь, в сущности, нет. Например, покупщик возвращает вещь продавцу и получает от него обратно деньги; но при этом они соглашаются, чтобы вещь оставалась в пользовании покупщика за известную плату: выходит, что покупщик продает вещь ее прежнему хозяину и берет ее в наем, а прежняя купля-продажа уничтожается. Или лицо продает вещь, но впоследствии отказывается от принятия цены продажи, предоставляя ее в пользу покупщика; значит, сначала совершился договор купли-продажи, а потом продавец подарил покупщику цену продажи, а не значит, что купля-продажа обратилась в сделку-дарение. Но другое дело, если при совершении дарения участники сделки определяют, что в случае недействительности ее как дарения лицо одаренное обязывается заплатить дарителю такую-то сумму денег, и если даритель оказывается не вправе подарить имущество, если оно родовое, – тогда сделка, ничтожная как дарение, действительно превращается в куплю-продажу, и так как заранее назначена цена продажи, существенная принадлежность этого договора, то и сделка как купля-продажа, вполне действительна.


[1] Французское право выражает это правило так: la forme emporte le fond.

[2] Ст. 991.

error: Content is protected !!