Press "Enter" to skip to content

Counselex Posts

Элементы основных законов в Уложении царя Алексея Михайловича

I.

Юридическая техника древних и старинных памятников права характеризуется отсутствием абстрактного мышления и рациональной систематики. Старые юристы мыслят конкретно, образами и потому, когда излагают то или другое правоположение, то не столько определяют его общий логический состав, сколько рассказывают частный конкретный случай, не вскрывают самой идеи, а лишь живописуют образ, в котором эта идея проявилась в жизни. Расположение правового материала в древних записях юридических обычаев и в старинных законодательных сборниках соответствует общему тону конкретного мышления и образного выражения мысли. Оно не исходит из отвлеченной логической системы, построенной на расчленении общих юридических понятий или сложных юридических отношений на их составные элементы, но следует какому-либо конкретному порядку, в котором реальная жизнь и непривычное к абстракции мышление сочетают правовые явления, хотя бы и разнородные, однако связанные единством будь то субъекта, будь то объекта юридического отношения. Вследствие этого расположение материала в древних и старинных памятниках права существенно разнится от систематики законодательных сборников нового и новейшего времени. Несходство столь велико, что дает повод большинству историков права отрицать в старых юридических памятниках наличность какой бы то ни было системы. Такое отрицание является, вне всякого сомнения, скороспелым и неправильным. Надлежит отрешиться от привычного нам абстрактного мышления, окунуться в глубь конкретного, образного мышления старины, проникнуться стилем эпохи, войти в особенную архитектонику данного памятника права, и секрет его своеобразной систематики раскроется. Конечно, для этого нужны усердие и внимание, требуются известные усилия, но их стоит приложить, так как самое дело, хотя и трудно, но не безнадежно и, главное, в случае удачи весьма плодотворно по своим последствиям. В плодотворности этой не усомнится никто из юристов, ибо для всякого юриста понятно и ясно важное значение систематического толкования и, следовательно, знания подлинной системы памятника права для надлежащего его уразумения.

Comments closed

Понятие о гражданском праве

Характерным для современного юридического порядка является распадение норм права на две группы – на право публичное и на право гражданское, или иначе частное. Несмотря, однако, на повседневность указанного деления, с научной стороны до сих пор остается не вполне выясненным, где находится межевая черта между гражданским и публичным правом, каковы отличительные признаки той сферы права, которая носит название частного права и составляет предмет особой науки. Это различие, установившееся исторически и упорно поддерживаемое, скорее сознается инстинктивно, чем основывается на точных признаках. Нельзя, конечно, сказать, чтобы был недостаток в попытках установить пограничную линию, но, к сожалению, попытки эти далеко не безупречны. Между тем указанное различие имеет не одно теоретическое, но и практическое значение: по ст. 1 Устава гражданского, всякий спор о праве гражданском подлежит разрешению судебных установлений; следовательно, чтобы определить подсудность гражданского суда и ограничить его компетенцию от ведомства уголовного суда и администрации, необходимо иметь понятие о гражданском праве.

Comments closed

Децентрализация и федерализм

К важнейшим особенностям всякой государственной организации принадлежит распределение в ней власти между центром и периферией: эта власть бывает как бы собрана в одном фокусе, или, напротив, распределена по отдельным частям данного государства. Мы уже видели, рассматривая конституции гибкие и малоподвижные, к каким глубоким последствиям в смысле политической структуры приводит федеральный характер государства, – но жизнь такого государства отличается еще целым рядом и других особенностей. Это вовсе не вопрос одной лишь формы – это вопрос жизни, происходящей под данными формами.

Comments closed

Новые данные по истории Уложения царя Алексея Михайловича

История Уложения царя Алексея Михайловича обогатилась за последнее время новыми данными, проливающими свет на три важнейших стороны в процессе составления и издания основного законодательного памятника Московской Руси, именно на отношение его к предшествовавшему законодательству, на участие в его составлении земского собора и на рецепцию в нем иноземного права, в частности Литовского статута.

Comments closed

Размышления о государственном устройстве Империи

Представляя Вашему Величеству продолжение известных Вам бумаг о составе Уложения, долгом правды и личной моей к Вам приверженности считаю подвергнуть усмотрению Вашему следующие размышления мои о способах, коими подобные сему предположения, если они приняты будут Вашим Величеством, могут приведены быть в действие.

Comments closed

Давность владения по Псковской Правде

Мы употребим название Псковская Правда вместо Псковской судной грамоты, названия, вовсе не соответствующего ни значению, на содержанию грамоты.

В источниках истории русского права упоминается в первый раз о давности в Псковской Правде[1]. Постановление о давности помещено в первой, древнейшей части грамоты, данной Пскову Александром Невским самое позднее в половине XIII века, между 1242 и 1263 годами[2], но, по всей вероятности, существовало еще прежде, в виде нормы обычного права, образовавшегося самостоятельно и не введенного Невским, а лишь принятого в его грамоту. Определение Псковской Правды состоит в следующем:

Comments closed

Государство и права граждан

Все рассмотренные нами до сих пор различия конституционных государств касались распределения власти между различными их элементами. Между тем над всеми этими различиями возвышается одно, безусловное значение которого не может подлежать спору: насколько широко раздвинуты пределы государственной власти вообще? Остается ли у отдельного члена государственного союза некоторая сфера жизни и действия, куда не проникает рука государственной власти? Оговоримся: несомненно, что юридически власть всякого государства над его гражданами суверенна, т.е. не имеет пределов, что сами права индивидуума точно так же санкционируются этим государственным авторитетом; выражаясь терминологией Иеллинека, мы, изучая права граждан, сферу, которая кажется обеспеченной от посягательств со стороны власти, всегда имеем перед собой акт самоограничения, идущий более или менее далеко.

Comments closed

Соборное избрание и власть великого государя в XVII столетии

I.

Не строилась русская земля без государя, ибо в нем воплощалась политическая самостоятельность и независимость народа. Глубоко осознавали это те доблестные деятели “лихолетья”, которые поднялись на борьбу с внешним врагом и внутренней анархией. Конечно, они не умели формулировать своей мысли абстрактно, но в конкретных выражениях живописали политическую несостоятельность земли без государя. “Сами господа, все ведаете, – писал по городам вождь народный князь Дмитрий Михайлович Пожарский, – как нам ныне без Государя против общих врагов, Полских и Литовских и Немецких людей и Русских воров, которые новую кровь в государстве всчинают, стояти? и как нам, без Государя, о великих о государственных и земских делех со окрестными государи ссылатись? и как государьству нашему впредь стояти крепко и неподвижно?”[1] Этот жизненный для земли вопрос впервые встал перед нею после беспотомной смерти царя Федора Иоанновича, “на нем же (благочестивый корень царей) и совершися и конец прия”[2]. После неудачных опытов и долгих исканий наболевший и ставший грозным вопрос получил, наконец, прочное решение в соборном избрании на царство Михаила Федоровича Романова. С ним восстановилась после разрухи верховная власть, и водворился государственно-правовой порядок.

Comments closed

Учение о давности в литературе русского гражданского права

Терлаич, <Краткое руков. к истор. познанию гражд. частн. права России>. I. СПб., 1810. – В. Кукольник, <Начальные основания русс. частн. гражд. права>. I. СПб., 1813. – В. Вельяминов-Зернов, <Опыт начертания росс. частн. гражд. права>. СПб., 1814; 3-е изд. М., 1826. – Андреевский, <Рассужд. о давности>. 1814.

Comments closed

Конституции гибкие и малоподвижные

Противополагая конституции октроированные и конституции, основанные на принципе народного суверенитета, мы видели, что главное различие между ними заключается в организации учредительной власти – т.е. власти устанавливать тот или другой государственный порядок, в рамках которого должна происходить ежедневная, так сказать, работа законодательства, администрации и т.п. Таким образом, здесь предполагается различие между этой властью и обычными функциями государственных органов. Но это различие признано не во всех конституциях и не везде в равной степени: одни резко разграничивают сферу конституционного и обычного законодательства, в других эта граница совершенно стушевывается.

Comments closed
error: Content is protected !!