Press "Enter" to skip to content

Author: Александр Пиленко

Известный российский правовед, доктор международного права, специалист в области патентного и авторского права.

Примеры конструкций: проприетарная, персональная

Итак, все “конструкции”, которых так много плодилось вначале XIX в., по только что указанной причине, потеряли для нас практический интерес. Поэтому, например, в критико-догматической части моей работы я отнюдь не стану всех подробно разбирать, “каузальная” критика устраняет их проще и без хлопот.

Comments closed

Авторское право в Германии в начале XIX века

Особенного внимания заслуживает эволюция облигаторного принципа в Германии. Уже из только что указанных дат можно было усмотреть, что, например, Пруссия чуть что не позже всех остальных государств признала облигаторность патентов. Я думаю, что это обстоятельство отнюдь не следует ставить в упрек ни ее юристам, ни ее законодателям.

Comments closed

Облигаторный принцип в С. Штатах

Что касается Соединенных Штатов, то, по-видимому, американские судьи с самых первых годов действия Закона о патентах 1791 г. обсуждали права изобретателя по облигаторной конструкции[1]. Этому способствовала главным образом, конечно, республиканская форма правления.

Comments closed

Облигаторный принцип в Англии

Обращаясь к Англии и Соединенным Штатам, я должен отметить, что, как указано выше, процесс созревания облигаторного принципа шел в этих государствах ввиду отсутствия внешних побудительных причин медленнее и менее сознательно: вопрос и до сих пор ни в Англии, ни в С. Штатах не был еще никогда поставлен ребром; однако в положительном ответе никто не сомневается.

Comments closed

Облигаторный принцип во Франции. Закон 1791 г.

Где и когда появились первые облигаторные патенты на изобретения?

Ответ на этот вопрос сопряжен со значительными трудностями. Для этого пришлось бы проанализировать уровень народного правосознания и определить момент, когда впервые, вместо мысли: “отказ в выдаче данной привилегии был бы нецелесообразностью и несправедливостью” – появилась мысль: “такой отказ был бы правонарушением”. Анализ почти невозможный, особенно ввиду полного отсутствия надлежащего материала: жизнь ведь не заботится об ученых конструкциях и не считается с ними.

Comments closed

Сущность облигаторного принципа в патентном праве

Новый период можно отграничить лишь тогда, когда появляется новая идея. Когда же появляется в патентном праве новая идея и в чем она заключается?

Я указал, что старые привилегии были факультативны и пермиссивны. При этом я отметил, что пермиссивность их находится в тесной и естественной зависимости от общего положения вопроса о свободе труда: из этого положения вытекает то следствие, что пермиссивные и prohibitiv’ные привилегии встречались в первом периоде параллельно, в зависимости от цехового вопроса.

Comments closed

Значение и смысл английского закона 1623 г

Против факультативности привилегий XVII и XVIII веков можно было бы спорить (как и делают иногда), ссылаясь на английский Закон 1623 г. (Stat. 21, Jac. I), регулировавший выдачу привилегий на изобретения.

Comments closed

Факультативность старых привилегий

Для того чтобы закончить изложение вопроса о привилегиях первого периода, мне остается отметить еще одно отличительное и характерное их свойство.

Право работать есть un droit royal. Король делегировал это право цехам. Цехи злоупотребляют дарованными им правомочиями, цехи притесняют новаторов, цехи противодействуют промышленному прогрессу. Против злоупотреблений короли желают бороться. Но кто будет решать, есть ли в данном случае действительное злоупотребление?

Comments closed

Личные привилегии как прообраз современных патентов

Эти личные привилегии и должны быть рассматриваемы как прообраз современных патентов на изобретения, потому что постепенное превращение одного института в другой может быть точно установлено и изучено[1].

Comments closed

Отношение правительства к ручному труду

Отомстить за поруганные права изобретателей призвана была центральная власть в лице королей. Еще в XIII веке они предоставляли цехам полную автономию и не вмешивались в их внутренние дела[1]. Но чем дальше шло усиление королевской власти и чем меньше короли нуждались в буржуазии для борьбы с обезличенным уже дворянством, – тем все тяжелее и тяжелее начинала давить на корпорации властная рука центрального правительства.

Comments closed
error: Content is protected !!