Press "Enter" to skip to content

Разрушение чиновного склада русского общества. Троякий процесс этого разрушения. 1) Перемены в приказной службе. Смещение генеалогических слоев высшего служилого класса в московском государстве и закон 12 января 1682 г. Табель о рангах. 2) Преобразование земского управления при Петре I. Указы 30 января 1699 г. Введение дворянства в порядок земского управления: дворянские советы при воеводах, ландраты и земские комиссары. 3) Превращение специальных чиновных повинностей в общесословные. Распространение воинской повинности на тяглых людей, на детей духовенства и на холопов. Распространение податного тягла на гулящих людей, холопов и косвенно на землевладельцев. Сословный состав русского общества после первой ревизии

РАЗРУШЕНИЕ ЧИНОВНОГО СКЛАДА РУССКОГО ОБЩЕСТВА. ТРОЯКИЙ ПРОЦЕСС ЭТОГО РАЗРУШЕНИЯ

Ход начавшегося приблизительно с половины XVII в. разрушения чиновного склада русского общества обозначился тремя процессами – соответственно трем основаниям, на которых были построены различные части старой лествицы чинов. Верхние ступени этой лествицы, как мы видели, держались на разверстке приказной службы между служилыми людьми по отечеству, средние – на распределении казенных поручений между земскими людьми по личному доверию, наконец, низшие – на раскладке ратной службы и тягла между служилыми и земскими людьми по их хозяйственным состояниям. Каждое из этих оснований и начало колебаться с половины XVII в., частью под влиянием условий, вызвавших новое сословное деление общества.

ПЕРЕМЕНЫ В ПРИКАЗНОЙ СЛУЖБЕ

1) Первый процесс разрушения чиновного склада общества обозначился постепенным изменением характера приказной службы, обязанности которой разверстывались между служилыми людьми по отечеству. Эта разверстка была тесно связана с теми генеалогическими слоями, из которых составился высший служилый класс в Московском государстве XV и XVI вв. Правительственные полномочия, требовавшие большего или меньшего авторитета со стороны уполномоченных лиц, распределялись по отечеству или происхождению, которым обусловливалось в Древней Руси общественное значение лица.

СМЕШЕНИЕ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИХ СЛОЕВ ВЫСШЕГО СЛУЖИЛОГО КЛАССА В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ И ЗАКОН 12 ЯНВАРЯ 1682 г.

Но с начала XVII в. генеалогические слои высшего служилого класса, прежде резко различавшиеся между собою, стали заметно смешиваться: старые родовитые фамилии, княжеские и боярские, вымирали или беднели и падали; новые, незнатные люди личной заслугой или случайной удачей выносились наверх, достигали влиятельного положения в управлении, богатели и становились родоначальниками новой аристократии. Таким образом, высшие чины постепенно теряли свое старое основание, переставали быть выражением породы и становились отличиями по личной заслуге или выслуге. Эта перемена в составе высшего служилого общества уже в XVII в. повела к отмене местничества, на котором держались старые высшие чины. Комиссия, составленная в 1681 г. из выборных служилых людей под председательством князя В.В. Голицына для выработки плана нового военного устройства, составив проект новой организации военных частей, предложила назначать их командиров из всех служилых фамилий “без мест и без подбора”, т.е. не по отечеству, как прежде, а по личной годности или заслуге. Это предложение было принято государем и Думой, приговорившим 12 января 1682 г. отменить “богоненавистное и враждотворное местничество”. С того времени совершенно изменилось отношение сословного положения служилого лица к служебному чину. Прежде этот чин определялся принадлежностью лица к известному генеалогическому слою служилого класса; теперь, наоборот, приобретение известного служилого чина вводило в состав высшего служилого класса, какого бы оно ни было происхождения. Эта перемена выражена, между прочим, в лаконическом указе Петра 16 января 1721 г. Указ этот гласил: “Все обер-офицеры, которые произошли не из дворянства, оные и их дети и их потомки суть дворяне, и надлежит им дать патенты на дворянство”. Напротив, Петр не раз и настойчиво выражал мысль, что дворянское происхождение само по себе, без известного чина, приобретенного службой, не дает никаких прав. Этим совершенно разрушалось основание старой лестницы служилых чинов и вызывалась необходимость нового чиновного распорядка служилого люда. Этот распорядок был установлен утвержденной 24 января 1722 г. Табелью о рангах всех чинов.

ТАБЕЛЬ О РАНГАХ

В этой Табели все должности распределены на три параллельных ряда должностей воинских, статских и придворных и каждый ряд разделен на четырнадцать рангов, или классов. Лестница воинских должностей начинается генерал-фельдмаршалом и оканчивается фендриком; во главе иерархии статских рангов поставлены, во-первых, канцлер, во-вторых, действительные тайные советники, а внизу – провинциальные секретари и коллежские регистраторы (классы 13-й и 14-й). Надобно заметить, что эти четырнадцать классов не были простыми чинами или служебными отличиями, не соединенными с определенными должностями, как теперь: к каждому классу отнесена была одна должность или целая группа равностепенных должностей; так, в четырнадцатом статском классе числились кроме регистраторов при коллегиях еще комиссары при коллегиях, фискалы при надворных судах, земские комиссары, губернские почтмейстеры и пр. В пунктах, которыми сопровождалась Табель о рангах, было выражено основание нового чиновного деления. Так, в одном пункте сказано, что все служащие первых восьми рангов (не ниже майора и коллежского асессора) с потомством своим причисляются к лучшему старшему дворянству “во всяких достоинствах и авантажах, хотя б они и низкой породы были”. А в другом читаем, что хотя сыновьям российского знатнейшего дворянства и открывается для знатной их породы свободный доступ ко двору и желательно, “чтобы они от других во всяких случаях по достоинству отличались, однако за это одно никому из них никакого ранга не дается, пока они государю и отечеству услуг не покажут и за оные характера (чести и чина) не получат”. Введением этой Табели завершена была перестройка высшего служилого класса, которую можно выразить такими словами: чиновные обязанности приказной службы, постепенно теряя связь с генеалогическим составом высшего служилого класса, превратились в простые должностные полномочия.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ЗЕМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПЕТРЕ I

2) Подобная перемена произошла при Петре и в порядке отправления земской службы. Мы знаем, что самым тяжелым видом ее была верная служба, на раскладке которой основывалось чиновное деление высшего купечества. Безмездное и ответственное исполнение казенных поручений по сбору таможенных, питейных и других доходов благонадежными торговыми людьми вызывалось недостатком у казны собственных органов, пригодных для этого дела. При Петре возникла мысль сложить обязанности верного управления с городских обывателей и отдать все косвенные налоги на откуп или поручить их сбор отставным офицерам и солдатам. Указами 13 апреля и 11 мая 1722 г. предписано было все казенные доходы, собираемые на вере, постепенно отдать на откуп, а пока посадских людей к таким сборам не выбирать, заменяя их отставными офицерами, дворянами и рядовыми; в помощь им велено было выбирать, с значением подчиненных целовальников, раскольников и “бородачей”, на которых эта повинность была положена как наказание за их упорную привязанность к старообрядству и бороде. Попытка отменить верное управление получает тем большее значение, что была предпринята преждевременно, без достаточной подготовки. Из указа 9 декабря 1723 г. узнаем, что во всех губерниях к казенным сборам прислано из Военной коллегии только 475 человек отставных, тогда как требовалось всего около 7 тыс. сборщиков. Пришлось обращаться опять к выборным сборщикам из купечества и посадских людей там, где недоставало отставных военных. Значит, потребность снять повинность верной службы с городского населения явилась раньше, чем казна успела найти удобные орудия, которыми можно было бы заменить верных голов и целовальников. Понятно, что, по мере того как купечество освобождалось от этих повинностей, исчезало и основанное на их разверстке старое, чиновное деление этого класса. В то время как падал прежний строй земской службы по личному доверию, служившему основанием верного управления, земская служба по мирской поруке развивалась и в дальнейшем своем развитии получила новый характер. В царствование Грозного земские миры, городские и сельские, получили право управляться выборными земскими старостами и целовальниками, которые творили среди них суд и собирали с них казенные подати. Миры, избиравшие этих старост и целовальников, отвечали перед правительством за их деятельность. Эти земские выборные заменяли коронных областных управителей – наместников и волостелей, которые оказались непригодными к делу. В XVII в., когда во главе каждого уезда ставился воевода, коронный управитель с широкими военно-гражданскими полномочиями, земские старосты и целовальники очутились в положении орудий этих управителей и делали для них всю черную работу правления, утратив всякую самостоятельность. В царствование Алексея правительство начало помышлять о восстановлении придавленного воеводами земского самоуправления. Петр наследовал и осуществил эти помыслы.

УКАЗЫ 30 ЯНВАРЯ 1699 г.

Двумя указами 30 января 1699 г. предоставлено было торгово-промышленному населению столицы и других городов, а также и крестьянам государевых сельских волостей, “буде они похотят”, управляться своими выборными бурмистрами, которые бы чинили между ними суд и собирали государственные налоги. За освобождение от воевод и приказных людей города должны были платить только удвоенные оклады казенных податей. Возникшие по этим указам московская Бурмистерская палата и городовые ратуши были потом, в конце царствования Петра, преобразованы в магистраты. Этими учреждениями не только восстановлялось, но и расширялось городское самоуправление. Городские выборные управители, прежде служившие ответственными заместителями коронных областных чиновников, теперь получили значение блюстителей сословных интересов выбиравших их городских обществ. Законодательство Петра не обязывало городских избирателей строгой порукой за избираемых управителей. Таким образом, выборное земское управление, имевшее прежде характер земской служебной повинности, теперь получило в городах значение сословного права.

ВВЕДЕНИЕ ДВОРЯНСТВА В ПОРЯДОК ЗЕМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ.

Вскоре по учреждении бурмистров это право было распространено и на областное дворянство. В XVII в. дворянство в составе областных миров стояло довольно уединенно: сомкнувшись в уездные корпорации, оно имело очень мало связи с другими классами и оказывало слабое действие на ход местного управления, выбирая из своей среды лишь на некоторые второстепенные должности уездной администрации. Губные старосты, избиравшиеся из среды уездных служилых людей всеми классами местного общества, были отменены незадолго до царствования Петра. Взамен этого учреждения Петр открыл дворянству более широкое и прямое участие в местной администрации и этим органически ввел сословие в систему местного земского управления.

ДВОРЯНСКИЕ СОВЕТЫ ПРИ ВОЕВОДАХ

Указом 10 марта 1702 г. при уездных воеводах были учреждены дворянские советы по выбору уездных дворянских обществ. Эти выборные дворяне-советники должны были ведать всякие дела с воеводами, “а одному воеводе без них, дворян, никаких дел не делать”. После того как в 1708 г. введено было новое деление России на губернии, уездные дворянские советы были заменены ландратскими советами при губернаторах.

ЛАНДРАТЫ

Указом 24 апреля 1713 г. предписано было дворянству каждой губернии, смотря по величине ее, выбрать восемь, десять или двенадцать ландратов, которые “должны были все дела с губернатором делать и подписывать, и губернатор у них не яко властитель, но яко президент”, отличавшийся от них только тем преимуществом, что ему при голосовании вопроса принадлежало два голоса. Эти ландраты не только составляли совет при губернаторе, но и принимали непосредственное участие в управлении губернией. Вся губерния разделялась на несколько округов, и во главе каждого из них становился ландрат. С 1719 г. ландраты исчезают, но участие дворянства в местном управлении не прекращается. Указом 26 ноября 1718 г., предписавшим произвести первую ревизию и расквартировать полки по уездам для содержания их новым подушным сбором, было велено дворянам каждого уезда выбирать ежегодно земского комиссара для сбора этой подати.

ЗЕМСКИЕ КОМИССАРЫ

Сверх этого сбора январской инструкцией 1719 г. на земских комиссаров возложены были разнообразные полицейские обязанности. Они должны были наблюдать за местными откупщиками казенных доходных статей, смотреть за правильным отбыванием рекрутской повинности, за устройством и безопасностью путей сообщения, за нравственностью и поведением обывателей уезда, также содействовать отправлению правосудия и т.п. Земский комиссар по окончании годичного срока службы отдавал отчет в своей деятельности уездному дворянскому обществу, которое за неисправности и злоупотребления могло предавать его суду и подвергать наказанию. Таким образом, земское самоуправление при Петре было не только восстановлено в городах, но и распространено на сельское землевладельческое население. Как дворянское, так и городское самоуправление теперь облечено было полномочиями, существенно изменившими значение центральных органов местного управления: областной коронный управитель, прежде полновластно распоряжавшийся как городским, так и сельским населением, землевладельческим и земледельческим, теперь сохранил только право надзора за городским выборным управлением и превратился в простого председателя коллегии выборных дворян-советников. Благодаря этой перемене обязанности прежней земской службы по личному доверию и мирской поруке, распространившись из городов и на местные дворянские общества, при Петре соединились с такими условиями, которые сообщили им характер сословно-политических прав.

ПРЕВРАЩЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЧИНОВНЫХ ПОВИННОСТЕЙ В ОБЩЕСОСЛОВНЫЕ

3) Чиновное деление древнерусского общества, как мы видели, держалось на том, что на каждый класс падала особая государственная повинность. Повинностей общих, всечиновных или всесословных, не существовало. Со времени Петра эти специальные повинности стали обобщаться, распространяясь с одного класса или группы чинов на другие. Это обобщение началось с низа общества.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ВОИНСКОЙ ПОВИННОСТИ НА ТЯГЛЫХ ЛЮДЕЙ, НА ДЕТЕЙ ДУХОВЕНСТВА И НА ХОЛОПОВ

Воинская повинность, прежде падавшая прямо только на служилых людей по отечеству или по прибору, теперь стала распространяться и на низшие классы. Готовясь к Северной войне, Петр произвел рекрутский набор и с тяглого населения, посадских людей и крестьян. Потом такие наборы повторялись периодически в продолжение всего его царствования. Мало того, Петр решил положить воинскую повинность и на классы, прежде свободные от всяких прямых государственных обязанностей, – на холопов и вольных гулящих людей. По указам 1 февраля и 31 марта 1700 г. все вольноотпущенные, годные в службу, должны были записаться в солдаты, а холопы могли вступать в военную службу без отпуска и позволения своих господ. Первоначально Петр думал привлечь к военной службе только дворовую челядь, к которой принадлежали походные спутники господ. Начав войну с Турцией в 1711 г., он указом 1 марта потребовал у господ третьего из их дворовых людей в солдаты. Вместе с этим и податное тягло распространялось как на холопов, так и на гулящих людей. Зачисляя в солдаты способную к службе дворовую челядь, Петр еще до ревизии решительно и прямо положил подать на пахотных холопов, живших особыми дворами и называвшихся деловыми и задворными людьми. Наконец, первая ревизия сгладила и это различие между дворовыми и пахотными холопами.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПОДАТНОГО ТЯГЛА НА ГУЛЯЩИХ ЛЮДЕЙ И КОСВЕННО НА ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ

Рядом указов 1719-го и следующих годов подушная подать распространена была на все разряды как гулящих людей, так и холопов. Большая часть гулящих людей была записана в ревизские сказки за землевладельцами, на землях которых заставала их ревизия, и таким образом попала к ним в крепостную зависимость. Вместе с этим и рекрутские наборы стали производиться с гулящих людей и с холопов совершенно на одинаковых основаниях с крестьянами – по одному рекруту с известного количества душ. Таким образом, исчезли оба эти класса, слившись с крепостными крестьянами в одно состояние крепостных людей. Сохранялось различие между дворовыми людьми и крестьянами, но оно было хозяйственное, а не юридическое, какое существовало прежде между крепостными крестьянами и холопами, как между людьми тяглыми и нетяглыми. Податная повинность косвенно падала и на самих владельцев крепостных душ. Лично они не подлежали подушной подати, но указы первой ревизии окончательно закрепили за ними ответственность за казенные платежи их крепостных людей. Недоимки в этих платежах казна взыскивала с самих владельцев. Так специальные повинности ратной службы и податного тягла, распространяясь на большее количество классов, постепенно превращались во всесословные государственные обязанности. Этим обобщением повинностей завершалось юридическое смешение прежних чинов, т.е. разрушение чиновного склада русского общества.

СОСЛОВНЫЙ СОСТАВ РУССКОГО ОБЩЕСТВА ПОСЛЕ ПЕРВОЙ РЕВИЗИИ

Посредством изложенных трех процессов, разрушавших основание иерархии чинов, чиновное деление, прежде прикрывавшееся сословным, ко второй четверти XVIII в. растворилось в последнем. По мере того как государственные повинности, обобщаясь, переставали дробить общество на мелкие части, развивались сословные права, не связанные с повинностями. Эта перемена служила переходом государственного порядка со старых оснований на новые. Московское государство брало в свое распоряжение во имя общего блага все силы и средства общества, не оставляя простора частным интересам отдельных лиц и классов. Это поглощение частных интересов государственными и выразилось в чиновной разверстке специальных государственных обязанностей. Петр завершил эту разверстку, распространив некоторые специальные повинности отдельных чинов на целые их группы или даже на все общество. Но с его смерти началось обратное движение. Некоторые сословия постепенно освобождались от своих прежних обязанностей и при этом не только сохраняли прежние права, но и приобретали новые. Этими правами, как частными, так и политическими, определялся все более расширявшийся простор, какой государство предоставляло свободной деятельности некоторых сословий. Движение это началось с дворянства и слабее захватило городское торгово-промышленное население. Условия, вызвавшие это движение, и его ход и следствия для русского общества частью известны из общего курса русской истории. Права, которые приобрели в продолжение XVIII в. дворянство и городское население, выражены были в жалованных грамотах 1785 г. этим сословиям, которые вследствие того вместе с духовенством получили значение привилегированных состояний. Законодательство XIX в. постепенно распространяло и распространяет эти права и на другие, прежде обделенные сословия, уравнивая перед законом все состояния.

ОБЗОР ПРОЧИТАННОГО И ГЛАВНЫЙ ВЫВОД

Теперь бросим взгляд на все изученные нами явления. Мы видели, как и на каких основаниях делилось и переделялось русское общество до второй четверти XVIII в. Эти переделы были довольно часты и разнообразны. Чтобы лучше запомнить их историческую преемственность, мы их изложим еще раз в общих чертах.

Первоначально, во времена, предшествовавшие древнейшим памятникам нашего права, общество распалось на завоевателей и завоеванных, из которых первые старались присвоить себе все права, оставляя последним только обязанности. Но в древнейших памятниках права это деление отразилось едва заметно. По этим памятникам мы застаем русское общество в X – XII вв. разделенным уже не по праву материальной силы, а по отношениям лиц к верховной власти, т.е. по закону: завоеватели превратились в княжих мужей, в управителей, в орудие княжеской власти, завоеванные – в людей, в управляемых, данников князя. Но кроме этого различия в отношениях того и другого класса к князю они различались между собою еще одним признаком – неодинаковым отношением закона к лицам: жизнь органов княжеской власти, и притом лишь высших, ценилась по закону дороже, т.е. ограждалась государством заботливее, чем жизнь других классов. Но уже в XII в. становится заметно более дробное деление общества по правам – на бояр, смердов, закупов и пр. По происхождению своему это деление было экономическое: классы различались по хозяйственным состояниям. Но так как закон признавал юридические последствия этого хозяйственного неравенства и связывал с ним различие прав, то эти состояния получали значение сословий. Легко заметить историческую связь этого нового сословного деления с более ранним – с распадением общества по отношению лиц к князю на управителей и управляемых: боярами-землевладельцами становились обыкновенно княжи мужи; смерды были люди, жившие на княжой земле; закупы – люди, жившие на земле или в домах частных лиц. Таким образом, новое сословное деление основалось на экономических последствиях, вышедших из предшествующего деления.

В удельное время общество делилось на классы, различавшиеся родом договорных услуг или служеб в пользу князя и родом выгод, какими они пользовались за эти услуги. И это деление построилось на последствиях предшествующего; различными хозяйственно-юридическими состояниями, образовавшимися в предшествующий период, обусловливалась неодинаковая служебная годность лиц, т.е. их способность вступать в те, а не другие обязательства с князем; только привилегированный землевладелец мог нести административную или ратную службу, смерд-хлебопашец мог принимать на себя только поземельное тягло и так далее. В Московском государстве общество раздробилось на чины по роду государственных повинностей. Эти повинности были те же самые службы, которыми различались классы населения в удельное время; только из договорных они превратились в обязательные. Они развёрстывались по хозяйственным состояниям, образовавшимся в удельное время под влиянием договорных отношений к князю; следовательно, чиновное государственное деление общества основалось на экономических последствиях предшествующего договорного. С половины XVII в. дробные чины стали соединяться в крупные сословные группы, различавшиеся правами. Эти права образовались двояким путем: одни вышли из превращения хозяйственных выгод, служивших средствами исправного отбывания государственных повинностей, в исключительное достояние чинов, которые несли соответствующие повинности; другие были выражением чести чинов, т.е. степени государственной пользы, приносимой службой каждого из них. Значит, те и другие сословные права были последствиями чиновных обязанностей, служили либо средством обеспечения исправного их исполнения, либо выражением того государственного значения, какое придавалось обязанностям известных чинов. Так, рассматривая историческую преемственность общественных делений, мы открываем и внутреннюю, причинную связь между ними. Эту связь можно обозначить такой формулой: основанием каждого последующего деления становились последствия, вытекавшие из деления предшествовавшего. Первоначальное политическое деление на управителей и управляемых повело к экономическому неравенству – к различию лиц по хозяйственным состояниям; различием лиц по хозяйственным состояниям условливалось различие договорных отношений, в какие вступали лица к князю удельных веков; различием состояний, созданных ЭТИМИ договорными отношениями, определилась раскладка государственных повинностей, какие положены были на лица в Московском государстве; из неодинаковой оценки государственного значения этих повинностей развилось различие прав, послужившее основанием деления общества на сословия, образовавшиеся из соединения прежних однородных чинов. Каждое последующее деление цеплялось за последствия предыдущего. Таков основной вывод, вытекающий из истории наших сословий.

error: Content is protected !!