Press "Enter" to skip to content

Деятельность юридического лица

Таким образом, мы дошли до вопроса о деятельности юридического лица. Если юридическое лицо одарено правами, то, конечно, для того, чтобы оно пользовалось ими, осуществляло их. Но осуществление прав предполагает волю, действия.

По отношению к физическому лицу эта сторона права, говоря вообще, не представляет затруднения: физическое лицо способно действовать, способно проявлять свою волю по самой природе своей. Но юридическое лицо – бесплотная идея; каким же образом проявит оно гражданскую деятельность?

Даже и юридическое лицо – совокупность физических лиц – само по себе не способно к гражданской деятельности, ибо действия лиц, входящих в состав юридического лица, не могут быть безусловно признаваемы за действия самого юридического лица.

Advertisement

Возьмем государство – юридическое лицо, совокупность граждан: очевидно, что действия граждан, потому только что они – действия граждан государства, еще не могут считаться действиями самого государства. Юридическое лицо – заведение даже не представляет случая, в котором мог бы возникнуть вопрос, не следует ли то или другое действие считать действием самого юридического лица: непосредственная деятельность такого лица неудобомыслима.

Таким образом, оказываются в юридическом быту лица, по природе своей не способные к гражданской деятельности, – вот куда ведет признание личности за отвлеченными понятиями. Но юридический быт находит средство помочь этому недостатку.

Средство состоит, как мы уже сказали, в том, что создается орган юридического лица, действия которого считаются действиями самого юридического лица: признавая существование юридического лица, законодательство в то же время определяет орган, через который оно должно проявлять свою гражданскую деятельность[1].

Или законодательство раз навсегда определяет орган юридического лица и образ действия органа – и эти определения делает обязательными для всех юридических лиц, или законодательство относительно каждого юридического лица особо определяет орган его деятельности и образ действия.

Advertisement

Последнего пути преимущественно держится наше законодательство: каждый почти раз в уставе, даваемом юридическому лицу, определяется орган его деятельности и образ действия органа или определяется, по крайней мере, порядок назначения членов органа юридического лица[2].

Только некоторые юридические лица имеют в нашем законодательстве общие правила деятельности: так, деятельность дворянских, городских, сельских обществ определена общими законами; общими законами определена также деятельность присутственных мест, органов государства, хотя, впрочем, для различных присутственных мест даны и определения несколько различные.

Однако же при всем разнообразии деятельности органов различных юридических лиц мы замечаем в них много общего, так что имеем возможность представить в общих чертах тот способ учреждения органов и тот образ их деятельности, как они определяются законодательством.

Спрашивается, какой же орган необходим для деятельности юридического лица? Можно себе представить, что одно физическое лицо составляет орган деятельности юридического лица или несколько лиц. Например, император, одно лицо, признается верховным органом деятельности государства. Но большей частью несколько физических лиц составляют орган юридического лица.

Advertisement

Орган юридического лица – совокупности лиц физических – может быть составлен или таким образом, что несколько физических лиц составляют орган юридического лица, или все лица, входящие в состав юридического лица, в совокупности составляют его орган.

Обыкновенно не все, а только несколько лиц определяются органом юридического лица – совокупности лиц физических[3]. Но в иных случаях законодательство делает еще различие между действиями юридического лица и по одним действиям органом его признает одно физическое лицо или несколько, но небольшое число физических лиц, а по другим – большее число лиц или даже всех членов союза. По отношению, например, к компаниям на акциях первый орган называется правлением юридического лица (компании), а второй – общим собранием (акционеров)[4].

Органом юридического лица-заведения, конечно, только и могут быть назначены лица, чуждые ему. Спрашивается, каким образом орган юридического лица выражает волю его в пределах, установленных законом или особым положением юридического лица, – другими словами, какие действия органа и при каких условиях считаются действиями юридического лица?

Если орган юридического лица – одно физическое лицо, то выражение воли его сообразно существу юридического лица и будет считаться действием юридического лица. Но если орган состоит из нескольких физических лиц, то в каком случае выражение воли их можно считать выражением воли юридического лица, предполагая, разумеется, и в этом случае, что воля выражается сообразно существу юридического лица?

Advertisement

Воля есть принадлежность, свойство отдельного человека, так что каждый человек имеет свою волю. Точно так же и из отдельных физических лиц, составляющих орган юридического лица, каждое имеет свою волю, которая может совпадать с волей других лиц или не совпадать. Поэтому и законодательству приходится принимать в соображение волю отдельных членов органа юридического лица и постановить, чтобы или единогласная воля членов считалась волей юридического лица, или воля большинства.

Но, конечно, бывают случаи, в которых трудно согласить всех членов на одно какое-либо мнение, и очень может быть, что один или несколько членов будут другого мнения, нежели прочие: различная степень понимания вещей, различные взгляды на предметы ведут к такому различию мнений, а иногда уже один дух противоречия ведет к тому, чтобы высказать мнение, противное мнению другого; присоедините к этому упрямство, самолюбие, которые нередко мешают сознаться в неправильности мнения.

Итак, если бы во всех случаях требовалось единогласие всех членов, составляющих в совокупности орган юридического лица, если бы иначе юридическое лицо не могло выражать свою волю, как по единогласному определению членов, то это значило бы поставить выражение воли его в зависимость от одного члена, потому что стоило бы одному члену не согласиться с мнением прочих, сказать свое veto, и получило бы силу его мнение, а не воля всех.

Поэтому почти всегда законодательство допускает определения по большинству голосов: то, чего хотят члены органа юридического лица, составляющие более половины всех членов, считается волей юридического лица[5], а в случае разделения голосов в пользу двух несходных мнений поровну то мнение считается волей юридического лица, которое принимает председатель его органа (в коллегиальных учреждениях всегда один из членов есть председатель учреждения), и в этом смысле говорят, что у председателя два голоса. Такое большинство голосов, обнимающее более половины, называется большинством абсолютным или безусловным (majorite absolue).

Advertisement

Ему противополагается большинство относительное, когда в коллегиальном учреждении высказывается несколько мнений и в пользу одного есть более голосов, нежели в пользу других, но ни одно из них не имеет за собой безусловного большинства голосов.

Например, всего 10 членов, и высказывается три мнения: в пользу одного мнения четыре голоса, в пользу двух других – по три; абсолютное большинство голосов при 10 членах составляют шесть голосов, но из трех мнений ни одно не имеет на своей стороне шести голосов. Следовательно абсолютного большинства нет; но есть одно мнение, в пользу которого более голосов, нежели в пользу других; это и есть относительное большинство (majorite relative)[6].

Для выражения воли юридического лица большей частью требуется абсолютное большинство голосов членов его органа, а не относительное. И это естественно, потому что при каждом относительном большинстве представляется тот вывод, что абсолютное большинство не хочет того, чего хочет относительное большинство; следовательно, если бы допускать определения по относительному большинству голосов, то оно получало бы ход вопреки большинству абсолютному.

Например, в пользу одного мнения есть три голоса, в пользу другого – два и в пользу третьего – два, всего семь голосов; три голоса при семи не составляют абсолютного большинства; следовательно считать первое мнение волей юридического лица значило бы дать ему силу вопреки мнению абсолютного большинства, потому что другие четыре голоса отвергают это мнение; правда, голоса эти несогласны между собой, но они согласны в том, что несогласны с членами, объявившими себя в пользу первого мнения.

Advertisement

В некоторых случаях, однако, всего чаще при выборах, допускаются определения и по относительному большинству; довольствуются уже и тем, что в пользу одного лица есть более голосов, нежели в пользу других лиц. Но всегда определение по относительному большинству голосов представляется чем-то нерациональным и может допускаться только по необходимости.

Иногда уставом юридического лица определяется, каким именно должно быть большинство голосов, чтобы решение органа считалось действием юридического лица: так, требуется нередко, чтобы 2/3 или даже 3/4 голосов были согласны на какую-либо меру, и тогда только определение органа получает силу[7].

Но, кроме того, иногда требуется еще утверждение правительства для того, чтобы определение органа юридического лица выражало собой его приговор, или, по крайней мере, некоторые приговоры органа нуждаются в утверждении правительства – так нередко определяет законодательство по отношению к некоторым юридическим лицам, в делах которых принимает оно особенное участие[8].

Или определение одного органа юридического лица представляется на утверждение другого, высшего органа того же лица и только по утверждении признается определением юридического лица: например, иные определения правления акционерной компании нуждаются в утверждении общего собрания акционеров[9]; определения присутственных мест в весьма многих случаях получают силу только по утверждении их другими высшими присутственными местами или должностными лицами[10].

Advertisement

Число голосов, необходимое для составления большинства в пользу какого-либо определения, зависит от числа членов органа юридического лица, и мы предполагали до сих пор, что в заседании участвуют все члены и, следовательно, все высказывают свои мнения относительно какой-либо меры.

Но может быть, что некоторые члены не явятся в заседание; тогда определение составляется по большинству голосов присутствующих членов, отсутствующие же считаются согласными с определением большинства присутствующих[11]. Допускается именно такое предположение, что если член органа юридического лица не является в заседание, то он согласен на то, что постановят без его воли.

Но в заседание может явиться очень небольшое число членов; тогда уже опасно допустить предположение, что отсутствующие члены согласны с большинством присутствующих.

Поэтому нередко, особенно относительно общего собрания акционеров, определяется, сколько должно быть наличных членов, чтобы могло составиться определение юридического лица, например, не менее 2/3 или 3/4 членов органа юридического лица, а если нет такого числа, то заседание считается несостоявшимся и принимаются меры для составления нового заседания[12]. (Для законности нового заседания иногда не требуется определенного числа наличных членов – сколько бы их ни явилось, заседание почитается законным[13]. – А. Г.)

Advertisement

Но, разумеется, члены должны знать о назначении заседания. Если орган юридического лица имеет заседания постоянные, в определенные дни и часы, то, разумеется, нет надобности каждый раз извещать членов его о заседании: они и без того должны являться для присутствования; иногда это составляет даже их прямую обязанность, от которой уклониться они могут лишь по законным причинам.

Но если орган юридического лица не имеет постоянных заседаний в определенное время, то все члены его должны быть уведомлены о назначении заседания и приглашены для присутствования или повесткой в отдельности, или посредством публикации в газетах: без этого заседание считается недействительным, хотя бы и собралось несколько членов, проведавших частным образом о назначении заседания[14]. Таким путем проявляет волю свою юридическое лицо и принимает живое участие в житейских делах, вступает в юридические отношения с другими лицами.


[1] И независимо от законодательства, сам юридический быт может, конечно, определить орган деятельности юридического лица. Но для прочности самого существования юридического лица мы считаем необходимым признание его со стороны законодательства, а, признавая юридическое лицо, законодательство определяет всегда и орган его деятельности.

[2] Ст. 2158. Этим уставом назначаются и пределы, в которых деятельность органа считается деятельностью самого юридического лица, именно: только то, что предоставлено органу в этом его качестве, и признается действием юридического лица.

Advertisement

Поэтому справедливо говорят, что юридическое лицо не может совершить преступления, потому что нарушение закона есть действие, лежащее вне пределов, установленных для деятельности органа юридического лица: юридическое лицо выражает волю свою по указаниям закона, и неудобомыслимо, как законодательство может допускать нарушение закона.

А если орган юридического лица и постановит что-либо преступное, то действие это должно быть вменено членам органа как отдельным физическим лицам, а не как органу юридического лица, ибо действие это выходит за пределы воли юридического лица, следовательно нет его воли.

На том же основании, если уставом юридического лица назначен предел, в котором орган его может расходовать суммы, все расходы, превышающие определенную сумму, должны не считаться расходами юридического лица, а падать на отдельных физических лиц, которые произвели эти расходы.

[3] Если союз, составляющий юридическое лицо, очень обширен, то интересы его непосредственно могут и не совпадать с интересами отдельных членов, тогда по необходимости этому союзу приходится действовать через особых, немногих представителей. Так, это справедливо, например, по отношению к казне: у нас многие не понимают, что интересы казны в то же время – интересы каждого гражданина.

Advertisement

[4] Ст. 2174, 2182.

[5] Ст. 2180.

[6] Относительное большинство может быть и при безусловном, но обыкновенно под относительным большинством разумеется именно то, которое не есть безусловное.

Например, идет дело об избрании кого-либо на известную должность; членов коллегии, положим, 20, а претендентов на должность – 3, в пользу одного составляется 18 голосов, в пользу другого – 16 и в пользу третьего – 12; все трое имеют за собой абсолютное большинство голосов, и в то же время одно большинство значительнее другого.

Advertisement

Но не такое большинство называется относительным в техническом смысле слова, а вот, если бы случилось так, что один из баллотируемых получил в свою пользу 9 голосов, другой – 8, третий – 7, то должно сказать, что первый имеет за собой относительное большинство голосов.

[7] Ст. 2184; Положение о казенных подрядах и поставках (Пол. подр.), т. Х, ч. 1, ст. 80; ст. 1, 2, 6, прил. к прим.

[8] Ст. 1712.

[9] Ст. 2182, 2183.

Advertisement

[10] Пол. подр., cт. 118–140.

[11] Ст. 2180, 2184; У. с. т., ст. 526.

[12] Не всегда, однако, определения органа юридического лица составляются по большинству голосов, а иногда принимается в соображение больший или меньший интерес члена в делах юридического лица и сообразно этому определяется большая или меньшая сила его голоса, так что большинство голосов определяется не количеством лиц, а степенью интереса. Так, в общем собрании кредиторов, или иногда в акционерных собраниях, лица, имеющие больший интерес, имеют два, три голоса и т. д.(см.: ст. 2171, 2184; У. с. т., ст. 526).

[13] Ст. 21841.

Advertisement

[14] Ст. 2182.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.