Press "Enter" to skip to content

Возбуждение дела о несостоятельности по просьбе кредиторов

I. Основание просьбы кредитора. Наиболее заинтересованными в открытии конкурсного процесса являются, конечно, кредиторы. Поэтому наибольшее число случаев несостоятельности обнаруживается благодаря просьбе кредиторов.

Предъявление со стороны кредитора просьбы суду о признании должника несостоятельным составляет одну из форм осуществления принадлежащих ему прав, путем взыскания, обращаемого на имущество должника.

Предъявление просьбы об объявлении должника несостоятельным определяется теми же правилами подсудности, как и заявление самим должником о своей несостоятельности.

Advertisement

Предъявляя свое требование, кредитор обязан представить суду доказательства: 1) что он состоит верителем должника, 2) что должник не в состоянии удовлетворить его.

Относительно второго обстоятельства, которое должен удостоверить кредитор, следует заметить, что доказательство его всегда будет сводиться к платежной неспособности должника, а не к действительной недостаточности его имущества.

Даже при неторговой несостоятельности, которая основывается у нас на удостоверенной недостаточности имущества, суд принужден довольствоваться доказательством платежной неспособности. В самом деле, если бы доказательство неоплатности лежало на кредиторе, то закон не устанавливал бы порядка, в котором суд сам должен удостоверяться в недостаточности имущества.

Да и действительно, ни один кредитор, без помощи самого должника и оценки, не может доказать недостаточности имущества. Итак, при неторговой несостоятельности кредитору приходится склонить суд к вероятности, что имущества должника не хватит на удовлетворение всех его долгов.

Advertisement

В этом отношении кредитор не стеснен средствами доказывания. Если суд проникся этой вероятностью, то он должен удостовериться сам в действительной недостаточности имущества.

При торговой же несостоятельности кредитор должен доказать наличность одного из указанных в законе признаков несостоятельной. Если суд доказательствами его убедился, то дальнейшего удостоверения с его стороны в недостаточности имущества не требуется.

Что касается представляемой претензии, то с ней соединяется немало вопросов по поводу того, какие именно требования могут служить для открытия конкурсного производства.

1) В подтверждение просьбы о признании должника несостоятельным можно требовать от кредитора предъявления права требования, уже готового к взысканию, или же только права требования, бесспорного в своем основании.

Advertisement

Большинство законодательств не ставит условием, чтобы кредитор представил требование, присужденное ему судебным решением; он может основываться на требованиях, которым срок еще не наступил, если только он докажет, что должник оказался неспособным удовлетворить других кредиторов с просроченными уже требованиями[1].

Швейцарский закон 11 апреля 1889 года допускает просьбы об открытии конкурсного процесса только по присужденным требованиям (§ 172). Русское законодательство не содержит по данному вопросу общего принципиального решения. В целом ряде случаев закон допускает просьбу кредиторов до наступления срока платежей по обязательствам должника:

а) когда должник скроется в безвестности, не распорядив дел своих на случай отсутствия[2];

b) когда должник учинит внесудебное признание неоплатности или прекращения всех платежей[3];

Advertisement

с) когда наследники после умершего, не вступая в наследство по несоразмерности его с долгами, от принятия отрекутся или в срок не явятся для принятия[4].

Вне этих случаев просьба кредиторов об открытии несостоятельности может считаться уместной только тогда, когда требования предъявлены уже были ко взысканию с имущества должника[5].

Но отсюда не следует еще вывод, что ходатайство кредитора, не предъявившего “своего” требования ко взысканию, об объявлении должника, является преждевременным, что кредитор имеет право требовать открытия конкурсного процесса только тогда, когда “его” требование присуждено ему.

Совершенно достаточно, если кредитор докажет, что должник оказался не в состоянии удовлетворить уже присужденные требования других кредиторов, и представит свое требование, не возбуждающее сомнения, хотя бы срок исполнения по этому обязательству еще не наступил.

Advertisement

В самом деле, кредитор, требованию которого срок еще не наступил, не может спокойно смотреть, как тает имущество должника под действием взысканий, обращаемых на него со стороны других верителей.

Притом, действуя в своем интересе, такой кредитор в то же время представляет и охраняет интересы всех тех кредиторов, которые вследствие той или иной случайности могли не знать о наступлении обстоятельств, предвещающих неоплатность.

2) Может ли быть заявлено ходатайство об объявлении несостоятельности со стороны кредитора, обеспеченного залогом? С точки зрения западных законодательств залогодержатель может всегда превратиться в личного кредитора, отказавшись от своего обеспечения, и тогда действовать на общем с другими кредиторами основании.

Если же он не желает отказаться от принадлежащей ему льготы, то по некоторым законодательствам, Англии, Германии, Швейцарии[6], залогодержатель не может просить об открытии конкурсного процесса, пока он не осуществит своего вещного права, в результате которого обнаружится неполное удовлетворение.

Advertisement

Напротив, во Франции не делается различия между обеспеченными и необеспеченными кредиторами в отношении права просить об объявлении должника несостоятельным[7]. Обращаясь к русскому законодательству, мы встречаемся с установившимся взглядом, что по нашему праву кредитор, обеспеченный залогом недвижимости или движимости, может получить удовлетворение, принудительным путем, только с ценности заложенной вещи, а не со всего имущества должника[8].

Если принять это положение, то необходимо сделать вывод, что залогодержатель не имеет права, в качестве такового, ходатайствовать об объявлении должника несостоятельным, а также не имеет права, отказавшись от своей льготы, действовать в качестве личного кредитора.

Если отвергнуть это положение, то за залогодержателем можно будет признать право ходатайствовать об объявлении должника несостоятельным при условии отказа с его стороны от вещного права.

3) Может ли быть заявлено ходатайство об объявлении несостоятельности со стороны кредитора, обеспеченного поручительством?

Advertisement

Наше законодательство различает, как известно, два вида поручительства, простое и срочное. В случае последнего кредитор вправе обратиться к поручителю, если должник не исполнил обязательства в условленный срок[9]. Следовательно при этой форме поручительства кредитор не вправе просить об открытии несостоятельности, пока не получит отказа в удовлетворении со стороны поручителя.

Напротив, простое поручительство дает кредитору право обратиться к поручителю только после окончания конкурсного процесса над имуществом должника[10]. Следовательно в этом случае обеспечение кредитора стоит в зависимости от признания должника несостоятельным и ему не может быть отказано в праве просить о том.

4) Некоторые законодательства обусловливают объявление известным minimum задолженности. Так, английский банкротский устав допускает открытие конкурсного процесса только в том случае, если кредитор представит требований на сумму не менее 50 фунтов стерлингов[11], а американское законодательство определяет эту норму в 500 долларов[12].

В Германии такой нормы нет, но из разрешения суду отказать в ходатайстве, если, по его усмотрению, не имеется в виду конкурсной массы, достаточной на покрытие издержек процесса[13], выводят, что суд может отвергнуть ходатайство кредиторов об объявлении несостоятельности, если сумма предъявленных требований не обеспечивает конкурсных расходов[14].

Advertisement

Подобное постановление существует и в русском праве. При определении торговой несостоятельности закон выставляет существенным условием отсутствие наличных денег на удовлетворение в срок долгов в важных суммах, более 1500 рублей[15].

Постановление это должно быть понимаемо не в том смысле, чтобы каждый кредитор предъявил требование на эту сумму, и не в том, чтобы пассив превышал актив на 1500 рублей.

Смысл закона, подобного английскому, тот, чтобы предъявленные требования превышали 1500 рублей, причем безразлично, представит ли один кредитор обязательство на такую сумму или несколько кредиторов предъявят несколько обязательств, общая сумма которых будет превышать 1500 рублей[16]; безразлично, все ли требования присуждены судом ко взысканию, или только некоторые, оставшиеся неоплаченными.

Совершенно неправильно понимать условие, выставленное законом, в смысле необходимости, чтобы общая задолженность превышала 1500 рублей[17], потому что при торговой несостоятельности недостаточность имущества может остаться невыясненной в начале процесса.

Advertisement

Такое постановление закона возбуждает немало вопросов, а именно, относится ли оно только к торговой несостоятельности или распространяется и на неторговую, а затем, какое производство имеет место при требованиях, сумма которых не достигает 1500 рублей?

Следует признать, что постановление закона относится только к торговой несостоятельности и что неторговая может быть объявлена при предъявлении требований и на меньшую сумму.

Такой вывод с очевидностью вытекает из смысла ст. 386 уст. суд. торг., которая определяет понятие торговой несостоятельности, и особенно примечания к указанной статье, в котором сказано, что “неоплатность долгов во всех прочих случаях, кроме вышеозначенных, не принадлежит к торговой несостоятельности”.

В самом деле понятие неторговой несостоятельности характеризуется совершенно иными признаками и основывается на других постановлениях закона. Во всяком случае применение к неторговой несостоятельности характерных признаков определения, данного в ст. 386, прямо законом устранено[18].

Advertisement

Между тем, ввиду колебаний по этому вопросу в нашей практике, Гражданскому Кассационному Департаменту пришлось высказать свой взгляд, который прямо противоположен указанному выше. Какие же соображения привели Сенат к такому выводу?[19]

Все доводы представляют интересный circulus vitiosus. Примечание к ст. 386 постановляет, что неторговая несостоятельность регулируется не ст. 386, а особыми законами, на то постановленными, а в этих особых законах, помещенных в прил. III к ст. 1400 уст. гражд. суд., предписывается применять правила, содержащиеся в IV разделе уст. суд. торг., а след. и ст. 386, которая помещена в этом разделе.

Это, конечно, слабый довод. В ст. 1 и 20 прил. III к ст. 1400 уст. гражд. суд. незачем было указывать снова о неприменимости ст. 386 к неторговой несостоятельности, когда такое указание уже было сделано в самой ст. 386 прим.

Вопреки мнению Сената и согласно ясному смыслу закона, следует полагать, что для неторговой несостоятельности размер претензий, применение условия о minimun’е в 1500 рублей, не имеет никакого значения[20].

Advertisement

II. Формальный порядок. Если представляется спорным, возможно ли конкурсное производство при одном только кредиторе, то сомнение это не распространяется на возможность объявления несостоятельности по требованию одного кредитора.

Если к нему присоединятся еще другие верители – конкурсное производство продолжает свое течение; напротив, если он остается одиноким, – оно останавливается на первом шагу.

Право требовать объявления несостоятельности принадлежит не только подданным государства, но и иностранцам. Это положение прямо признано в германском праве с той оговоркой, что имперский канцлер, с согласия союзного совета империи, может издать правила, в силу которых подданные известного государства подвергаются тем же ограничениям, которым подданные германской империи подлежат в том иностранном государстве[21].

Но даже в тех странах, законодательства которых не содержат в себе никаких постановлений по отношению к иностранцам, все же, по началам международного общения, права иностранцев как кредиторов приравниваются правам туземцев[22].

Advertisement

Мы должны признать такое же уравнение у нас иностранцев с русскими подданными, допустить для иностранца возможность предъявления просьбы об объявлении несостоятельности.

В самом деле такое требование представляется осуществлением приобретенных прав, само конкурсное производство является особым исполнительным порядком. Между тем в России для иностранцев открыт свободный путь к осуществлению принадлежащих им прав в судебном порядке[23].

В нашем законодательстве, как и в большинстве европейских законодательств, не содержится никаких ограничений для предъявления просьбы об объявлении несостоятельности со стороны лица, близкого по родственным отношениям к должнику.

В итальянском праве этой возможности лишены нисходящие и восходящие родственники, а также супруг должника[24], ввиду оскорбления нравственного чувства, наносимого подобным пренебрежением к близким отношениям[25].

Advertisement

Нашему Сенату пришлось высказаться по вопросу, могут ли жена и дочь требовать объявления несостоятельным мужа и отца на основании претензии, образовавшейся вследствие продолжительного неплатежа алиментов. Сенат решил вопрос в утвердительном смысле[26]. Но с таким разъяснением в полном его объеме согласиться нельзя.

Совершенно верно, что и жена, и дети, имущественно обособленные по русскому законодательству, могут быть кредиторами мужа и отца, и, в качестве таковых, при отсутствии закона, ограничивающего их свободу действий, могут просить об объявлении несостоятельным их должника, как бы это ни задевало нравственного чувства в том или другом отдельном случае.

Однако жена, дочь, сын должны быть кредиторами по обязательствам, а не алиментам, потому право требовать содержания обусловливается состоятельностью обязанного, – если он в состоянии неоплатности, то падает и право требовать с него алиментов, а следовательно просьба объявить несостоятельным лицо, обязанное платить алименты, таит в себе внутреннее противоречие.

При подаче просьбы со стороны кредиторов к ней должны быть приложены копии со всех представленных суду бумаг, для предъявления их должнику[27].

Advertisement

III. Отношение суда к просьбе. Просьба кредитора, предъявленная суду, подлежит проверке со стороны последнего, причем сама проверка носит различный характер, смотря по тому, имеет ли место торговая несостоятельность или неторговая.

Так как проверка просьбы при первого рода несостоятельности представляется несравненно проще, нежели во втором случае, то прямой интерес кредитора убедить суд при самом начале в торговом характере несостоятельности. Если никаких доказательств в подтверждение кредитор не представит, суд обязан подвергнуть просьбу общему порядку проверки, именно установленной для неторговой несостоятельности.

1. При торговой несостоятельности задача суда сводится к проверке: а) наличности одного из установленных законом признаков несостоятельности, b) действительности требования, представленного в подтверждение просьбы. Должник обязан доказать эти два обстоятельства при самом представлении просьбы, иначе суд отвергнет последнюю[28].

Но, с другой стороны, суд, убедившийся как в наличности признака несостоятельности, так и в действительности требования, не вправе входить далее в существо дела, проверять отношение суммы долгов к общей ценности имущества должника.

Advertisement

Признав достоверность выставленных кредитором обстоятельств, суд призывает должника, коммерческий – в тот же день[29], окружной – к первому присутственному дню[30]. Этот вызов имеет своей целью дать возможность должнику опровергнуть силу утверждений кредитора, поэтому он установлен в новейших иностранных законодательствах[31].

Если должнику не удается опровергнуть доказательств кредитора, суд обязан в том же присутствии объявить его несостоятельным. Необходимость такого вызова устраняется сама собой, когда просьба кредитора основывается на том обстоятельстве, что должник скрывается[32].

2. При неторговой несостоятельности задача суда в отношении просьбы кредитора представляется более сложной. Суд обязан удостовериться: а) в наличности одного из установленных законом признаков несостоятельности, как основания для возбуждения дела, b) в действительности требования, представленного кредитором, с) в соотношении между пассивом и активом.

На основании первых двух обстоятельств, совершенно достаточных для объявления торговой несостоятельности, суд не вправе открыть конкурсное производство по неторговой несостоятельности, без удостоверения, что долги превышают стоимость имущества[33].

Advertisement

Ввиду последнего условия суд, получив прошение кредиторов, вызывает должника в первый присутственный день, отбирает от него подписку в том, что он не отлучится из города без разрешения суда, и в то же время распоряжается составлением описи и оценки всему движимому и недвижимому имуществу должника, а одному из членов поручает составление общего счета имущества и долгов должника. Вместе с тем назначается день на явку в суд должника и всех наличных кредиторов для представления объяснений[34].

Если по рассмотрении означенного счета и выслушивании объяснений явившихся лиц найдено будет, что имущество должника недостаточно для полного удовлетворения всех предъявленных и не подлежащих сомнению долгов, то суд решает о признании должника несостоятельным, в противном случае суд отказывает признать должника несостоятельным.

Закон допускает упрощение этого порядка в двух случаях. а) Когда должник, по предъявлении взыскания, скроется из места своего пребывания, суд, по просьбе одного или нескольких кредиторов об объявлении должника несостоятельным, не вызывая должника, разъясняет дело только по указаниям и сведениям, представленным кредиторами и, основываясь на них только, постановляет немедленно определение об объявлении несостоятельности[35].

b) Такое же упрощение допускается, когда представленная в окружной суд сумма окажется недостаточной для полного удовлетворения всех предъявленных ко взысканию претензий[36].

Advertisement

[1] Герм. конк. устав, § 2; того же взгляда французская практика, Percerou-Thal­ler, Traité générale de droit commercial, Faillites, т. I, стр. 300; англ. конк. устав, § 6.

[2] Уст. судопр. торг., ст. 407, п. 4.

[3] Уст. судопр. торг., ст. 405, п. 2.

[4] Там же, п. 3.

Advertisement

[5] Реш. 4 Деп. Прав. Сен. 1884, № 2718; 1894, № 1219.

[6] Англ. конк. устав, § 6, п. 2; Герм. конк. устав, § 2; Швейц. закон 11 апреля 1889, § 41, 158.

[7] Percerou-Thaller, Traité générale de droit commercial, Faillites, т. I, стр. 274 и 300; Bédarride, Traité des faillites et des banqueroutes, I, стр. 278; Lyon-Caen et Renailt, Traité de droit commercial, т. VII, стр. 611.

[8] Шершеневич, Учебник русского гражданского права 9 изд. 1911, стр. 361–362.

Advertisement

[9] Ст. 1560, т. Х, ч. 1.

[10] Ст. 1558, п. 1, т. Х, ч. 1.

[11] Англ. конк. устав § 6, п. 1, а.

[12] Амер. Закон 1 июля 1898, § 59, п. 1.

Advertisement

[13] Герм. конк. устав, § 107.

[14] Hellmann, Lehrbuch des deutschen Konkursrechts, 1907, стр. 423–424.

[15] Уст. торг. судопроизводства, ст. 386.

[16] Маттель(Ж. Гр. и Уг. Права, 1884, № 8, стр. 119).

Advertisement

[17] Исаченко, Русское гражданское судопроизводство, т. II, стр. 393.

[18] Такой вывод поддерживает Маттель, Ж. Гр. и Уг. Пр. 1884, стр. 121.

[19] Реш. Гражд. Кас. Деп. 1892, № 87.

[20] Далее возникает вопрос, что же такое представляет собой неоплатность по торговым долгам на сумму, меньшую 1500 рублей? Есть ли это особый институт (Ржондковский, Фактическая несостоятельность, Юрид. Вестник 1886, № 10, стр. 323) или она может подлежать общему порядку?

Advertisement

Предварительно приведем аналогичный случай из нашего же законодательства. Иски, не превышающие 150 рублей, исключаются из ведомства коммерческих судов, хотя бы они были основаны на торговых сделках, и подлежат рассмотрению общих судов, в частности мировых. Закон не отрицает торгового характера таких сделок – он только устраняет торговую подсудность.

Закон, постановляя, чтобы торговая несостоятельность имела место при требованиях не менее 1500 рублей, прибавляет, что в противном случае неоплатность долгов не принадлежит к торговой несостоятельности (прим. к ст. 386). Но если это не есть торговая несостоятельность, следовательно – общая, т.е. неторговая.

Следовательно торговое конкурсное производство открывается при предъявлении требований на сумму свыше 1500 рублей; неторговое конкурсное производство открывается по неторговым оборотам, а также по торговым оборотам, но при требованиях на сумму, не достигающую 1500 рублей.

Может быть, такой вывод допускает возражения, но он кажется все же лучше, чем создание особой фактической несостоятельности, которой юридическая природа совершенно не определена.

Advertisement

К сожалению, и Сенат вводит понятие о какой-то фактической несостоятельности в противоположность юридической, как будто может быть не юридическая несостоятельность (реш. Гражд. Кас. Деп. 1883, № 21).

[21] Герман. конк. устав, § 4; такое же правило установлено венг. конк. уставом, § 71.

[22] Lyon-Caen et Renault, Traité de droit commercial, VIII, § 1235; Percerou-Thaller, Traité de droit commercial, Faillites, т. I, стр. 299.

[23] Уст. гражд. судопроизводства, ст. 261 и 517.

Advertisement

[24] Итал. торг. код., § 687.

[25] Masi, Del fallimento e della bancarotta, I, стр. 198–199.

[26] Реш. Гражд. Кас. Деп., 1896, № 104.

[27] Практика судебная признала совершенно справедливо это требование, тем более, что в законе никаких исключений из общего порядка в отношении конкурсных дел не сделано. Реш. 4 Деп. Правит. Сен. 1884, № 1784.

Advertisement

[28] Современные законодательства устраняют необходимость присяги со стороны кредитора. Это условие сохранилось в английском конкурсном уставе § 7, п. 1 – A creditor’s petition schall be verified by affidavit of the creditor, or of some person on his behalf having knowledge of the fact.

[29] Уст. торг. судопроизводства, ст. 409.

[30] Уст. гражд. судопроизводства, ст. 352 и ст. 22 прил. III к ст. 1400.

[31] Герм. конк. устав, § 105, англ. конк. устав, § 7 п. 1 и 5. Подобного постановления не содержится ни во французском, ни в итальянском праве.

Advertisement

[32] Реш. 4 Деп. Прав. Сената, 1881, № 41; 1884, № 1864.

[33] Ст. 25 прил. III к ст. 1400 устава гражд. судопроизводства.

[34] Ст. 22–24 прил. III к ст. 1400 устава гражд. судопроизводства.

[35] Ст. 27 прил. III к ст. 1400 устава гражд. судопроизводства.

Advertisement

[36] Ст. 26 прил. III к ст. 1400 уст. гражд. судопроизводства.