Press "Enter" to skip to content

Остановка течения процентов

I. Общие основания. Определение об объявлении несостоятельности останавливает, по отношению к конкурсной массе, течение процентов по требованиям кредиторов.

Это положение находит себе оправдание в том юридическом результате, который, как мы видели, соединяется с объявлением несостоятельности, именно – с кристаллизацией правоотношений, существовавших в этот момент между должником и кредиторами.

Удовлетворения в конкурсном процессе могут достигнуть только те требования, которые были основаны до объявления несостоятельности, а сюда не могут быть отнесены проценты, нарастающие после объявления несостоятельности[1].

Advertisement

Кроме того, правильность приведенного положения подтверждается еще тем соображением, что допущение течения процентов в продолжение всего производства было бы несправедливым обогащением одних кредиторов на счет других.

Действительно, кредиторы, выговорившие себе заранее проценты, получили бы сравнительно большее удовлетворение, нежели верители, не условившиеся относительно процентов.

Принцип равномерности нарушен был бы тем, что в то время как капитал одних давал бы процент, капитал других лежал бы в конкурсной массе без всякой пользы для его собственника.

Здесь дело вовсе не в непредусмотрительности кредиторов, а в характере требований: напр., одно основано на займе, который всегда соединяется с процентами, а другое на купле-продаже. Удовлетворение процентов должно отражаться невыгодно на претензиях беспроцентных, так как оно шло бы в ущерб капиталам.

Advertisement

Это неравенство все более возрастало бы соответственно замедлению конкурсного производства. Таким образом, медленность процесса, несовершенство закона служили бы на пользу одним кредиторам в ущерб другим[2].

Следует принимать во внимание еще и то экономическое соображение, что проценты полагаются за пользование капиталом, между тем в течение всего конкурсного производства, имеющего характер ликвидации, капиталы не могут получить никакого назначения. Наконец, следует признать, что остановка течения процентов способствует значительно упрощению счетов в конкурсном производстве, сокращая пропорционально все требования.

II. Иностранные законодательства. Большинство иностранных законодательств признает рассматриваемое положение[3]. Исключением является прежде всего австрийское право, по которому конкурсное производство не изменяет вовсе прав кредиторов на проценты[4]. Венгерское законодательство, придерживаясь последнего взгляда, стремится, однако, устранить несправедливость, причиняемую кредиторам беспроцентных требований.

По венгерскому праву кредиторы могут предъявить к конкурсу требование об удовлетворении их теми же процентами, которые причитались бы им вне конкурсного процесса; если по обязательству не было условлено процентов, то таковые причитаются кредиторам в размере законных со дня заявления[5].

Advertisement

Положение о прекращении течения процентов современными законодательствами не распространяется на кредиторов, обеспеченных залогом. Залогодержатели, несмотря на открытие конкурсного процесса, сохраняют право на проценты во все время, но при условии, что сумма капитала вместе с процентами не превышает ценности заложенной вещи. Если же залогодержатель отказывается и становится в ряды личных кредиторов, то он подвергается действию положения о прекращении течения процентов.

Течение процентов прекращается в интересе конкурсного процесса, но не как мера облегчения должника. Поэтому кредиторы сохраняют право по окончании конкурсного процесса взыскивать накопившиеся проценты с имущества должника.

Некоторые законодательства, как, напр., английское, предписывают удовлетворять кредиторов в их правах на проценты из сумм, которые останутся по удовлетворении основных требований, заявленных конкурсу[6].

III. Русское право. Обращаясь к русскому законодательству, мы встречаем и в нем признание начала остановки течения процентов со времени объявления несостоятельности. К долгам, “по коим не было производимо процентов в течение последнего года, прилагаются оные со дня просрочки до открытия несостоятельности”[7].

Advertisement

Смысл статьи способен, однако, возбудить сомнения и требует во всяком случае пояснения. Одно несомненно в приведенном законе, это то, что если срок исполнения по обязательству наступил ранее объявления несостоятельности, то кредитор имеет право на проценты за время от просрочки до дня объявления несостоятельности. A contrario следует признать, что с объявлением несостоятельности течение процентов останавливается[8].

Говоря о причислении процентов до объявления несостоятельности, закон, очевидно, не делает различия между договорными и законными в тех случаях, когда таковые полагаются. Однако наше законодательство допускает еще трехпроцентную неустойку с капитала, выраженного в заемном письме, если обязательство в срок не будет исполнено[9].

Если срок исполнения наступил до объявления несостоятельности, кредитор имеет право на причисление к капитальной сумме 3% неустойки и потом причисления 6% со всей суммы, образованной из соединения капитала с неустойкой, конечно, опять-таки до дня объявления несостоятельности. Если же срок исполнения наступает по объявлении несостоятельности, взыскание неустойки уже не может иметь места.

Таким образом, по просроченным требованиям в силу закона причисляются к капитальной сумме проценты со времени просрочки до объявления несостоятельности. По обязательствам, которым срок исполнения еще не наступил, течение процентов останавливается объявлением несостоятельности.

Advertisement

Подобное положение, вытекающее из целей конкурсного производства, не должно относиться к требованиям, удовлетворяемым вне конкурса. Иностранные законодательства действительно не распространяют действия приведенного положения на требования, обеспеченные залогом движимости или недвижимости. Такое ограничение должно быть признано вполне правильным и его силу следует признать в отношении русского права.

В самом деле, все соображения, приводимые в оправдание остановки течения процентов, не могут быть применены к обеспеченным требованиям. В отношении их конкурсный процесс не останавливает развития правоотношений, если кредиторы могут получить удовлетворение вне конкурса.

Далее, избрав, по обоюдному согласию, известную вещь из имущества должника в обеспечение своих прав, кредиторы вправе искать в нем полного удовлетворения. Этим обстоятельством нисколько не нарушаются интересы прочих кредиторов, так как по своим правам они не равны кредиторам, обеспеченным залогом.

Наконец, никакого затруднения для самого процесса возникнуть не может, так как удовлетворение происходит вне конкурса. Установляя, что остановка течения процентов не применима к требованиям, обеспеченным залогом или закладом, необходимо признать, что процентное удовлетворение совершается только в пределах ценности имущества, которое служит обеспечением.

Advertisement

Некоторое сомнение может возбудить тот случай, когда проценты входят в капитальную сумму. Возможно ли разложение капитала? Представим себе, что одно лицо заняло у другого сумму в 1000 рублей с обязательством платежа по истечении года вместе с процентами в размере 8.

Предположим другой случай, что то же лицо заняло 925 рублей с условием уплатить через год 1000 рублей, считая также по 8%. Если на другой день по совершении займа должник будет объявлен несостоятельным, течение процентов остановится и оба кредитора предъявят требования в 1000 рублей.

Между тем в действительности первый кредитор включает в заявляемую сумму также проценты за целый год по объявлении несостоятельности, следовательно здесь, по существу, нарушается начало остановки течения процентов. Совершенно верно, что такое уравнение обоих кредиторов представляется несправедливостью по отношению ко второму.

Но каким образом практически отделить в заявленной сумме проценты от капитала? Подобные соглашения совершаются словесно и не выражаются в документе, заем принимает характер беспроцентного. Как установить, наконец, размер включенного процента, что представляется существенно важным?

Advertisement

Ввиду этих трудностей следует признать, несмотря на явную несправедливость, что вычет процентов из заявленной суммы в приведенном примере не должен иметь места.

IV. Значение остановки течения процентов. Остановка течения процентов может иметь двоякое значение: она может обладать материальной силой, лишающей кредитора совершенно права на получение указанных процентов, или она может обладать силой формальной, лишающей кредитора только возможности осуществления принадлежащего ему права в отношении конкурсной массы.

Если последнее решение представляется весьма целесообразным и соответствующим целям конкурсного процесса, то первое должно быть признано несправедливостью, нарушающей законно приобретаемые права.

Такой формальный характер носит остановка течения процентов по германскому праву, которое не лишает должника права на проценты, но постановляет только, что в конкурсном производстве не может быть заявлено требование об удовлетворении процентов, наросших на капитальную сумму со времени открытия конкурсного производства[10]. Если иные законодательства не сумели выразиться настолько ясно, зато наука и практика высказались в том же смысле[11].

Advertisement

Это положение должно быть признано и в отношении русского права. Ограничение общего порядка течения процентов допускается законом в интересах конкурсного процесса, а потому должно быть толкуемо ограничительно, в пределах необходимости и целесообразности.

Следовательно, если пассив будет настолько значителен, что покроет все долги, остаток его должен идти на покрытие процентов. Точно такое же решение должно быть выставлено относительно позднейшей ответственности должника приобретаемым им впоследствии имуществом.


[1] Thaller, Des faillites en droit comparé, II, стр. 14; Fitting. Das Reichs Konkursrecht, стр. 71–70: Lуоn-Саеn и Renault, Traité de droit commercial. VII, стр. 218; Laurin, Cours élementaire de droit commercial, стр. 602.

[2] Masi, Del fallimento e della bancarotta, I, стр. 315–316; Esnault, Traité des faillites et banqueroutes, стр. 215: Bédarride, Traité des faillites et banqueroutes, I, стр. 128.

Advertisement

[3] Франц. торг. код. § 445; бельг. торг. код. § 451; итал. торг. код. § 700; исп. торг. код. § 884; герм. конк. устав, § 63.

[4] Австр. конк. устав, § 17.

[5] Венг. конк. устав, § 64.

[6] Англ. конк. устав, § 40, п. 5: Baldwin, Law of bancruptcy, стр. 371–372.

Advertisement

[7] Уст. судопр. торгового, ст. 508, подобное же постановление в ст. 510, п. 7, т. XVI, ч. 2.

[8] Реш. Гражд. Кас. Деп. 1875, № 658.

[9] Т. X, ч, 1, ст. 1575.

[10] Герм. конк. устав § 63.

Advertisement

[11] Lyon-Caen и Renault, Traité de droit commercial, VII, стр. 222; Per­cerou-Thaller, Traité général de droit commercial. Faillites, т. I, стр. 787; Laurin, Cours élémentaire de droit commercial, стр. 602; Esnault, Traité des faillites et banqueroutes, стр. 216; Bédarride, Traité des faillites et banquéroutes, I, стр. 129; Rénouard, Traité des faillites et banquéroutes, I, стр. 332.