Press "Enter" to skip to content

Просрочка обязательств, по которым срок исполнения еще не наступил

I. Общие основания. С момента объявления несостоятельности, обязательства, срок исполнения по которым не наступил еще к этому времени, считаются просроченными.

Следовательно ко времени открытия конкурсного процесса требовать удовлетворения из конкурсной массы могут не только те кредиторы, которые обладают просроченными в действительности требованиями, но также и те, которые имеют требования с ненаступившим еще сроком исполнения.

Просрочка обязательств наступает только для требований, которые принадлежат кредиторам в отношении к несостоятельному должнику, но не для требований, которые принадлежат самому должнику в отношении третьих лиц.

Advertisement

В оправдание такого положения Рэнуар приводит следующие соображения. “Когда должнику предоставляют отсрочку, то единственно по доверию к его кредиту, ввиду возможности потребовать всегда обеспечения, ввиду права осуществления в общем порядке на случай неплатежа.

Объявление несостоятельности производит неожиданную остановку права взыскания в общем порядке; оно сопровождается охранительными мерами исключительно в интересах массы; оно провозглашает, как судебную истину, уничтожение платежной способности и невозможность кредита.

Нет ничего справедливее, как признать просроченными обязательства должника, хотя бы срок исполнения на самом деле еще не наступил”[1]. Те же мотивы приводят Лион-Каан и Рэно. “Кредитор согласился на срок вследствие доверия, какое он имел к должнику, он оказал ему кредит; этот срок не имеет смысла, когда должник обманывает оказываемое ему доверие, когда он объявлен несостоятельным[2].

Не отвергая значения приведенных соображений, мы думаем, что указанное положение объясняется скорее практическими удобствами конкурсного процесса, который был бы очень затруднен, если бы сроки по предъявляемым требованиям наступали в разное время, иногда выходящее за пределы окончания всей ликвидационной операции, если бы приходилось откладывать причитающиеся суммы впредь до наступления срока по каждому требованию.

Advertisement

II. Постановления законодательств. Во всяком случае положение это находит выражение во всех законодательствах, но подробности его применения разрешаются неодинаково. Так, французское законодательство постановляет только, что судебным определением об объявлении несостоятельности все долги несостоятельного должника признаются просроченными[3].

Однако такое постановление представляется недостаточным и даже несправедливым. В самом деле лицо, получающее удовлетворение ранее условленного срока, получает сверх должного, потому что его капитал приносит ему доходы за то время, в продолжение которого он должен бы служить другому.

Поэтому гражданское право признает необходимость учета при достаточном удовлетворении. Рассматриваемое постановление представляется особенно несправедливым в отношении других кредиторов, обладающих обязательствами, по которым срок исполнения уже наступил ко времени объявления несостоятельности.

Поэтому гораздо более правильной представляется система тех законодательств, которые, допуская просрочку обязательств, по коим срок исполнения еще не наступил, в то же время установляют необходимость учета.

Advertisement

Так, германское право постановляет, что претензия, по которой срок еще не наступил, уменьшается до такой суммы, которая с причислением на оную законных процентов за время, считая со дня открытия конкурсного производства по день срока, равняется полной сумме претензии[4].

Наше законодательство также определяет, что в конкурсе удовлетворению подлежат не только просроченные уже долги, но и те долги, которым ко дню открытия над должником конкурса срок еще не наступил[5]. Притом наше законодательство требует учета.

“Долги на несостоятельном, коим сроки еще не настали, по открытии несостоятельности, подлежат взысканию наравне с просроченными, с различием только в исчислении долга”. Последние слова представляются, правда, не вполне ясными, но единственный смысл, какой они только могут иметь, – это требование учета[6].

III. Положение не распространяется на залогодержателей. Возникает вопрос, распространяется ли рассматриваемое положение на все вообще требования кредиторов или только на не обеспеченные залогом или закладом? Вопрос этот представляется спорным на Западе.

Advertisement

Французская судебная практика и некоторые ученые[7] дают утвердительный ответ, основываясь на том, что закон не делает исключений для обязательств обеспеченных; поэтому кредиторы, обладающие подобными требованиями, могут немедленно по объявлении несостоятельности приступить ко взысканию, хотя в действительности сроки исполнения еще не наступили.

Напротив, большая часть французской научной юриспруденции высказывается против такого распространения, как противоречащего основной цели закона, который имел в виду только выгоды конкурсного процесса и нарушение кредита, оказанного несостоятельному его верителями[8].

Статья 412 устава судопроизводства торгового не установляет никакого различия между обязательствами обеспеченными и необеспеченными. Таким образом, мы находимся в том же положении, как и французы ввиду § 444 торгового кодекса.

Пользуясь соображениями последней категории ученых, можно прийти к заключению, что сокращение срока исполнения по обязательствам установлено в интересах упрощения конкурсного производства, поэтому требования, обеспеченные залогом, удовлетворяемые вне конкурса, не подлежат действию ст. 412 уст. суд. торгового.

Advertisement

В отношении кредиторов, обеспеченных залогом, нет никаких оснований, чтобы передвигать срок исполнения по обязательствам ранее условленного, к моменту объявления несостоятельности.

Против этого взгляда можно привести два соображения. Во-первых, закон не делает никакого различия между требованиями, обеспеченными залогом и необеспеченными, по отношению к просрочке.

Во-вторых, интерес конкурсного процесса сильно страдает от того, что значительная ценность, связанная залогом, остается долгое время недоступной для всех кредиторов; последнее соображение парализуется, однако, возможностью для конкурсного управления выкупить залог.

IV. Последствия просрочки для дpугих лиц. Такое неожиданное ускорение срока исполнения по обязательствам, вызванное объявлением несостоятельности, может отразиться на лицах, связанных юридически с несостоятельным должником вследствие поручительства, солидарности, вексельных отношений.

Advertisement

1. Если обязательство, представляемое кредитором в конкурс несостоятельного должника, было обеспечено поручительством на срок, то с объявлением несостоятельности срок исполнения наступает, платеж не производится, а следовательно кредитор имеет право немедленно обратиться к поручителю[9].

Нельзя, конечно, отвергать, что подобная неожиданность может иметь весьма неприятные последствия для частного хозяйства поручителя, нарушая его расчеты. Но таков логический вывод из постановления закона[10], который определяет:

1) что срочный поручитель отвечает точно так же, как и сам должник, коль скоро последний в срок не заплатил, и что

2) долги на несостоятельном, которым сроки еще не настали, по открытии несостоятельности, подлежат взысканию наравне с просроченными.

Advertisement

Такой результат оказывается даже необходимым в интересах самого поручителя. В самом деле, поручитель, уплативший долг по обязательству, участвует в конкурсной массе как обыкновенный кредитор[11].

Если объявление несостоятельности должника, передвигающее срок его обязательства, оставляет в неприкосновенности срок обязательства поручителя, то положение последнего может сделаться довольно невыгодным.

До условленного срока время платежа для него еще не настало, а после этого срока может уже пройти время, установленное законом для предъявления претензий в конкурс. Поручитель, уплативший в срок за должника, сам не получит ничего взамен.

Те, кто скажут, что поручитель, ввиду возможности подобного исхода дел, должен был сам поспешить с исполнением, не ожидая срока, забывают, что срок обязательства, с их точки зрения, для поручителя еще не наступил, а потому конкурсное управление, как всякий кредитор, вправе уклониться от досрочного исполнения.

Advertisement

Несомненно, что конкурсному управлению выгодно отклонить досрочный платеж, получить его впоследствии, по наступлении срока, а поручителя устранить из числа конкурсных кредиторов.

Возможен и обратный случай несостоятельности поручителя. Кредитор не имеет, конечно, права требовать досрочного исполнения от главного должника, но он не может предъявлять претензий и к поручителю до наступления срока, потому что обязательство поручителя обусловлено неисполнительностью должника.

Значит, он может требовать исполнения от должника в условленный срок, а в случае неплатежа, обратиться в конкурс над имуществом попечителя, если только не прошел срок для предъявления претензий[12].

2. В случае солидарной связи между несостоятельным должником и другими лицами следует также признать, что объявление несостоятельности создает для последних немедленную ответственность по обязательствам, условленный срок которых еще не наступил. Такое отношение имеет место, напр., при совместном поручительстве[13].

Advertisement

3. По иностранным законодательствам несостоятельность акцептанта создает право для векселедержателя требовать обеспечения платежа от остальных обязанных по векселю лиц, т.е. от надписателей и векселедателя в переводном векселе[14].

В оправдание этого приводят то соображение, что каждый надписатель ручается не только за платеж в срок, но и за платежную способность акцептанта за все время до срока, которая при несостоятельности оказалась несуществующей.

По русскому праву подобное требование невозможно, потому что непринятие векселя дает векселедержателю право требовать досрочного удовлетворения, но несостоятельность акцептанта не дает ни права на обеспечение, ни права на досрочное удовлетворение.

V. Условные обязательства. Несколько иначе должен быть решен вопрос о положении обязательств, поставленных в зависимость от условия. При срочном обязательстве кредитор имеет несомненное право в момент установления его, вопрос только в том, когда это право осуществится.

Advertisement

Такой уверенности не существует в условном обязательстве, осуществление которого зависит от постороннего обстоятельства. Поэтому невозможно признать за обладателем условного требования те же права, какие признаются за срочным требованием.

Французское законодательство, подобно итальянскому и испанскому, даже не упоминает о судьбе условных обязательств при конкурсе. Наука и практика же решают вопрос в том смысле, что никаких изменений в правах условного кредитора не происходит, что он не имеет права на немедленное удовлетворение, а получает его только по наступлении условия[15].

Германское право различает случаи резолютивного и суспензивного условия. Требования, поставленные в зависимость от резолютивного условия, дают право удовлетворения наравне с безусловными требованиями, напротив, требования, поставленные в зависимость от суспензивного условия, дают лишь право требовать обеспечения[16].

Наше законодательство не говорит ни слова о судьбе условного требования в случае объявления должника несостоятельным. По поводу суспензивного условия Тур высказывает следующее мнение[17].

Advertisement

“Действующие законы наши не содержат никакого указания на обеспечение долгов, обусловленных суспензивным условием, из чего можно было бы вывести заключение, что такие долги, которые, конечно, встречаются и у нас, вовсе не подлежат обеспечению в конкурсе.

Такой вывод, однако же, заключает в себе ничем не оправдываемое нарушение прав кредитора в том случае, если кредитор в общем порядке имеет право требовать обеспечения долга, ибо открытие над должником конкурса, без сомнения, не должно лишать кредитора принадлежащего ему права требовать обеспечения долга”.

Так как в законодательстве нашем не содержится постановлений относительно порядка удовлетворения условных требований, то необходимо признать, что такие претензии, хотя и заявляются конкурсному управлению, но удовлетворение могут получить только по наступлении условия.

Они, за молчанием закона, ни в каком случае не должны быть сравниваемы с обязательствами срочными в отношении применения ст. 412 устава судопроизводства торгового.

Advertisement

Следовательно надо полагать, что причитающаяся на суспензивное условное требование сумма может быть отложена в депозит, или, если наступление события маловероятно, может быть распределена между всеми кредиторами под условием обеспечения каждым из них возврата на случай наступления события.

Сумма, причитающаяся на отменительное условное требование, может быть выдана кредитору немедленно и не под условием обеспечения им возврата на случай наступления события, прекращающего его право требования, потому что такое обеспечение должно быть установлено законом.


[1] Rénouard, Traité des faillites, I, стр. 320.

[2] Lyon-Caen и Renault, Traite de droit commercial, VII, стр. 207. Te же соображения выставляет Победоносцев, Курс гражданского права, т. III, 1896, стр. 12.

Advertisement

[3] Франц. торг. код., § 444.

[4] Герм. конк. устав, § 65. Пример: претензии на сумму 1000, срок исполнения наступает через 4 месяца по объявлении несостоятельности, законные проценты 6; конкурсное требование – х : 1000 = 100:102, откуда х = 1000 х 100 / 102 = 908 р. 39 к.

[5] Уст. судопр. торг., ст. 412; зак. судопр. гражд., т. XVI, ч. 2, ст. 510, п. 8.

[6] Того же взгляда Туp, Германский конкурсный устав, III, стр. 315. Относительно учетного процента закон не говорит, но высота его будет определяться договорным соглашением, если обязательство процентное, в противном случае законной нормой – 6%.

Advertisement

[7] Aubrу и Rau, Cours de droit civil français т. IV, стр. 89; Esnault, Traité des faillites, стр. 209;. Laurin, Cours élémentaire de droit commercial, стр. 597–599.

[8] Rénouard, Traité des faillites, I, стр. 322–323; Воistel, Précis de droit commercial, стр. 696; Lyon-Caen и Renault, Traité de droit commercial, VII, стр. 212.

[9] T. X, ч. I, cт. 1560; закон требует предъявления в течение месяца ко взысканию, как условие ответственности поручителя; объявление несостоятельности должника совершенно заменяет необходимость взыскания.

[10] Против такого вывода высказываются Lуоn-Caen и Renault, Précis de droit commercial, II, стр. 678; Perсerou-Thаller, Traité géneral de droit commercial, faillites, т. 1, стр. 87.

Advertisement

[11] T. X, ч. I, ст. 1561.

[12] Французский гражданский кодекс дает следующее разрешение настоящего вопроса: «если поручитель по договорному или судебному обязательству сделался впоследствии несостоятельным, должник обязан дать новое поручительство» (§ 2020). Но такое разрешение представляется совершенно не юридическим. Какое последствие может иметь отказ должника заменить поручителя? Никакого.

[13] Солидарность товарищей здесь не приложима, потому что каждый товарищ отвечает за обязательства не товарища, но товарищества.

[14] Франц. торг. код. § 163; герм. векс. устав, § 29; швейц. обяз. право, § 748; англ. векс. устав, § 51, п. 5; исп. торг. код. § 481, п. 2; бельг. торг. код. § 450.

Advertisement

[15] Thaller, De la faillite en droit comparé, II, стр. 8; Lуоn-Саеn и Re­nault, Traité de droit commercial, VII, стр. 208; Laurin, Cours élémentaire de droit commercial, стр. 596. Впрочем, этот вопрос представляется также спорным, contra–Вédarridе, Traité des faillites, I, стр. 124.

[16] Герм. конк. устав § 66 и 67; ср., впрочем, § 154, п. 2; венгерский конк. устав § 68 вводит дополнение, требуя от кредитора по обязательству с резолютивным условием обеспечения на случай наступления условия.

[17] Объяснительная записка к проекту устава о несостоятельности, стр. 348.

Advertisement