Press "Enter" to skip to content

Прекращение возможности для кредиторов самостоятельного осуществления прав

I. Общие основания. Задача конкурсного процесса, как мы видели, заключается в равномерном распределении между всеми кредиторами ценности, которую представляет имущество несостоятельного должника, ввиду вероятной недостаточности этого имущества для полного удовлетворения всех требований.

Но такая цель может быть достигнута в том только случае, если все имущество должника будет разделено между всеми его кредиторами. Это положение в свою очередь предполагает, что ни один кредитор не предупредит другого в удовлетворении принадлежащих ему прав. Устранение случайных преимуществ одних кредиторов составляет главное превосходство конкурсного процесса перед общим исполнительным порядком.

С объявлением несостоятельности происходит мгновенная кристаллизация всех существовавших до этого момента отношений между должником и его кредиторами. Отношения останавливаются на том положении, в каком они находились во время открытия конкурсного процесса.

Advertisement

Закон с момента судебного определения о признании несостоятельности преграждает отдельным кредиторам доступ к имуществу должника и ставит на страже особых органов – попечителей, а потом конкурсное управление.

Ввиду этого все имущество должника, из каких бы частей оно ни состояло, представляет единый, нераздельный объект удовлетворения его кредиторов. Вследствие такого юридического результата и самой цели конкурса кредиторы только в нем могут найти осуществление принадлежащих им прав.

Следовательно со времени объявления несостоятельности кредиторы лишаются возможности отдельно осуществлять свои права посредством взыскания каждым из них в общем исполнительном порядке.

II. Иностранные законодательства. Этот необходимый результат открытия конкурсного производства признан некоторыми законодательствами явно, в других он выводится наукой и практикой путем систематического толкования, наконец в иных странах принцип этот, не выраженный в законодательстве, выводится из самой сущности конкурсного процесса.

Advertisement

Так, германское право установляет правило, в силу которого “во время конкурсного производства не допускается в пользу отдельных конкурсных кредиторов ареста или взыскания ни с имущества, принадлежащего к конкурсной массе, ни с остального имущества несостоятельного должника”[1].

То же начало признано итальянским торговым кодексом[2]. Французское законодательство не содержит прямого указания на этот принцип, но он выводится французскими юристами из положения закона, в силу которого по окончании конкурсного производства каждый кредитор восстановляется в праве искать и взыскивать с несостоятельного должника[3].

III. Признание положения русским правом. Наше законодательство, далекое от всяких общих, принципиальных начал, не высказывает, конечно, подобного положения. Но последнее настолько тесно связано с самим понятием конкурсного производства, что устранение его было бы равносильно разрушению конкурса.

Потому наша судебная практика признает вполне единодушно, что кредиторы не могут получить удовлетворения по своим требованиям помимо конкурса. Притом косвенные намеки мы можем найти и в нашем законодательстве.

Advertisement

“Производство взысканий по исполнительным листам, выданным до публикации о признании должника несостоятельным, не останавливается, но все взысканные и еще до публикации не переданные взыскателям суммы представляются в окружной суд, производящий дело о несостоятельности, и обращаются в конкурсную массу”[4].

Следовательно все действия, начатые отдельными кредиторами, обращаются на пользу всех. Закон, согласно с основной идеей конкурса, устанавливает, что с момента объявления несостоятельности ни один кредитор не может получить преимуществ перед другими, следовательно, если весь процесс взыскания прошел, за исключением передачи денег взыскателю, – процесс должен считаться незаконченным и деньги должны быть переданы в конкурсную массу[5].

Если закон говорит об исполнительных листах, выданных до публикации, то a fortiori то же положение относится к исполнительным листам, которые могли бы быть выданы после публикации.

Если, несмотря на объявление несостоятельности, производство в исполнительном порядке не останавливается, то это объясняется тем, что в противном случае, с остановкой начатого взыскания, издержки по нему оказались бы бесполезно затраченными.

Advertisement

Таким образом, ни судебный пристав, ни суд не могут останавливать процесс взыскания, но от продолжения его может отказаться сам взыскатель, продолжение его может быть остановлено конкурсным управлением.

Останавливая взыскание, начатое отдельным кредитором, в интересе всех кредиторов и обращая результат отдельного взыскания на пользу всех, закон не мог предполагать, чтобы издержки по продолжаемому взысканию легли всей тяжестью на отдельного кредитора.

Следует полагать, что издержки по взысканию, произведенные отдельным кредитором, если вырученные деньги поступили в конкурсную массу, должны быть отнесены к конкурсным издержкам.

В уставе судопроизводства торгового нет соответствующего положения, но оно может быть выведено из тех охранительных мер, которые принимаются по закону в связи с состоявшимся определением о несостоятельности и которые направлены именно к тому, чтобы не дать отдельному кредитору возможности получить что-либо из имущества несостоятельного помимо конкурса.

Advertisement

IV. Положение не распространяется на залогодержателей. Рассматриваемое начало касается только так называемых конкурсных кредиторов, т.е. тех, которые приобрели свои права по сделкам с должником до объявления его несостоятельным.

Кроме того, под конкурсными кредиторами разумеются только личные кредиторы, которые, вступая с должником в сделку, имели в виду его состоятельность, т.е. вообще все его имущество, а не отдельную какую-либо вещь, как особое обеспечение. Следовательно конкурсным кредиторам противополагаются кредиторы, требования которых обеспечены залогом или закладом.

Действительно, большинство законодательств, исходя из самой цели залогового права, сохраняют за залогодержателями полную свободу самостоятельного осуществления их прав посредством взыскания в общем порядке, независимо от конкурсного процесса.

Обеспечивая свое право залогом, кредитор, очевидно, не доверял имуществу должника. Поставить его наравне с личными кредиторами – значило бы сильно ослабить реальный кредит. Такова точка зрения законодательств Франции, Германии и Англии.

Advertisement

Другие законодательства опасаются ущерба, какой могут понести все кредиторы от небрежного обращения залогодержателя с ценностью, служащей ему обеспечением, потому что залогодержатель заинтересован не в том, чтобы продать заложенную вещь как можно дороже, а только в том, чтобы выручить скорее продажей то, что ему лично причитается.

Ввиду этого итальянский торговый кодекс постановляет, что со времени постановления определения об объявлении несостоятельности никто из кредиторов не может приступить к продаже недвижимого имущества, хотя бы он имел на него право преимущества (privilegio) или ипотеку[6].

Постановление это встретило резкие порицания, как грубо нарушающее залоговое право[7]. Однако, в том же направлении пошло швейцарское законодательство в законе 11 апреля 1889 года, по которому осуществление залогового права при объявлении должника несостоятельным производится не иначе, как через конкурс, а залогодержатель сохраняет лишь преимущество в отношении вырученной цены (§ 198).

Отношение русского законодательства к залогодержателям далеко не отличается ясностью и определенностью. Закон признает, однако, что удовлетворение кредиторов, обеспеченных залогом или закладом, производится независимо от конкурсного процесса.

Advertisement

Так в пределах ведомства окружных судов действует правило, в силу которого удовлетворение по обязательствам, обеспеченным залогами или закладами, не останавливается вследствие объявления должника несостоятельным и публикации о том[8].

Положение закона выражено настолько обще, что дает основание предположить возможность отдельного удовлетворения не только в том случае, когда ко времени объявления несостоятельности выданы уже были исполнительные листы, но и впоследствии, в течение всего конкурсного процесса.

Что касается тех местностей, на которые распространяется ведомство коммерческих судов, то здесь действует правило, что заложенное имущество если не будет выкуплено конкурсным управлением, поступает в продажу установленным для залогов порядком[9].

V. Пределы свободы для кредиторов. Лишаясь возможности осуществлять свои права в ином, кроме конкурсного, порядке, кредиторы не лишаются, однако, возможности настаивать на признании их прав в общем порядке. Это имеет место особенно в случае оспаривания предъявленного в конкурсное управление требования.

Advertisement

Такое признание может быть необходимым, напр., в случае требования вознаграждения за действие, совершенное перед объявлением несостоятельности, потому что право на вознаграждение приобретается с момента совершения действия, сам же размер его определяется судом окончательно.

Потеря возможности предъявления иска к должнику или даже к конкурсному управлению, помимо предварительного обращения в конкурсном порядке, обусловливается, по разъяснению нашей практики, не моментом объявления несостоятельности, а моментом публикации. Поэтому иск, предъявленный в промежуток между этими двумя моментами, будет иметь все последствия, напр., в отношении перерыва давности[10].

Кредитор не лишается возможности передачи принадлежащих ему прав по конкурсу. Для той цели, ввиду которой учреждается конкурсное производство, безразлично, кто является обладателем права, потому что личный характер обязательств уступает в конкурсе чисто имущественному[11].

В одном случае подобный переход отражается существенно на интересах конкурсного производства, это именно при передаче права такому лицу, которое, проживая вне пределов государства, обладает вещью, принадлежащей конкурсной массе.

Advertisement

Такой переход права может причинить ущерб всем вообще кредиторам тем, что заграничный обладатель вещи, принадлежащей к конкурсной массе, может на основании законов иностранного государства получить таким образом отдельное от конкурса удовлетворение. Германское право предусмотрело этот случай и возложило на цедента обязанность вознаградить конкурсную массу за понесенный ею от того ущерб[12].

Стесненное положение кредитора, невозможность для него искать особыми путями способа удовлетворения устраняются с окончанием конкурсного процесса. С этого времени кредитор, обладающий требованием, непредъявленным в конкурс или непринятым в конкурсе, или наконец, не получивший полного удовлетворения[13], приобретает возможность осуществления принадлежащих ему прав совершенно самостоятельно, независимо от других кредиторов, в общем исковом и исполнительном порядке.

[1] Герм. конк. устав § 12, ср. также 3 и 11.

Advertisement

[2] Итал. торг. код. § 699, п. 3; бельг. торг. код. § 454.

[3] Франц. торг. код. § 527, п. 2; подкреплено законом 4 апреля 1890, § 5, п. 1.

[4] Уст. гражд. судопр., прил. III к ст. 1400, ст. 12.

[5] Contra, Реш. Гражд. Кас. Деп. 1884, № 62, но иная точка зрения в реш. Гражд. Кас. Деп. 1909, № 58.

Advertisement

[6] Итал. торг. код. § 800.

[7] Thaller. Des faillites en droit comparè, 1887, II, стр. 54.

[8] Устав гражд. судопр., ст. 1400, прил. III, ст. 12.

[9] Спорный вопрос о залоговом праве в конкурсном процессе будет рассмотрен впоследствии.

Advertisement

[10] Реш. Гражд. Кас. Деп. 1883, № 12.

[11] Единственное ограничение по русскому праву – передача прав попечителю или куратору (уст. судопр. торг., ст. 437).

[12] Герм. конк. устав, § 44; за ним повторяет то же правило венг. конк. устав, § 40.

[13] Исключая случай несчастной несостоятельности (устав торгового судопроизводства, ст. 528, п. 2).

Advertisement