Press "Enter" to skip to content

Законы XII таблиц

Начало республиканского периода ознаменовалось событием, для всего дальнейшего римского праворазвития чрезвычайно важным, – именно составлением и изданием кодекса, известного под названием законов XII таблиц (Leges XII tabularum). Согласно показаниям римских писателей, история возникновения этого важного памятника такова.

Одной из причин для недовольства плебеев против патрициев в первые времена республики была неясность действующего обычного права. Применение права находилось в то время исключительно в руках патрицианских магистратов, и эта неясность права открывала возможность для всяких злоупотреблений со стороны этих последних.

Поэтому первою потребностью плебеев было установить действующее право в форме ясных писаных законов. С этой целью еще в 462 г. до Р. Х. плебейский трибун Терентилий Арса внес проект о назначении комиссии для составления кодекса.

Advertisement

Однако патриции в течение восьми лет противились этой мысли, и лишь благодаря настойчивому поведению плебеев, все время выбиравших тех же трибунов, должны были согласиться.

Предварительно решено было послать особое посольство из трех человек в Грецию для ознакомления с греческим правом вообще и с законодательством Солона в особенности. По возвращении этих послов в 451 г. была избрана комиссия из 10 человек для начертания законов – Decemviri legibus scribundis, причем на этот год им была отдана вся власть; все магистраты, в том числе и плебейские трибуны, на этот год избраны не были.

К концу года децемвиры изготовили значительную часть законодательства, именно 10 первых таблиц, которые и были по предложению децемвиров приняты народным собранием. Для окончания работы на следующий год были выбраны новые децемвиры; они изготовили еще две таблицы, но по окончании года не захотели сложить с себя полномочий.

Это обстоятельство, а также факт грубого нарушения права и справедливости со стороны виднейшего из децемвиров, Аппия Клавдия (знаменитый процесс Виргинии), вызвали народное возмущение и падение децемвиров. Прежний строй был целиком восстановлен, а составленные вторыми децемвирами две таблицы были приняты народным собранием по предложению первых после революции консулов.

Advertisement

Вся эта традиционная история возникновения законов XII таблиц была подвергнута в последнее время полному сомнению. Один из виднейших представителей современного скептического настроения, итальянский ученый Э. Пайс (Ettore Pais) в своей “Истории Рима”, сравнивая предание о возникновении XII таблиц с преданием об обнародовании legis actiones Кн. Флавием, находит в обоих много подозрительно сходного (и там, и здесь играет роль Аппий Клавдий и т.д.) и приходит к заключению, что компиляция, известная под названием законов XII таблиц, есть не что иное, как частный юридический сборник, составленный в начале III в. до Р. Х. некоторым Кн. Флавием.

Еще дальше пошел в этом направлении французский ученый Ламбер[1]. По его мнению, XII таблиц как особый законодательный памятник так же малодостоверны, как Jus Papirianum или как две доски заповедей Моисеевых. Самая римская традиция о создании XII таблиц децемвирами возникла в Риме не ранее начала II в. до Р. Х. и полна противоречий.

В действительности, говорит Ламбер, то, что называется законами XII таблиц, есть не законодательный кодекс, а простое собрание старинных юридических обычаев, появившееся еще позже, чем думал Пайс, – именно в начале II в. до Р. Х., и составленное известным юристом того времени – Секстом Элием Петом.

Эти попытки опровергнуть даже самое существование законов XII таблиц встретили, однако, весьма серьезный и вполне убедительный отпор со стороны всех наиболее видных преставителей современной науки.

Advertisement

Так, например, Жирар[2] среди многих других соображений усматривает невозможность позднего появления XII таблиц уже ввиду самого характера содержащихся в них положений: положения эти предполагают общество мелких земледельцев, архаический процесс, небольшую территорию (venditio trans Tiberim[3] было бы бессмыслицей не только в начале II в. до Р. Х., но и значительно ранее) и т.д.

Затем, с гипотезой Пайса или Ламбера совершенно не вязались бы многочисленные довольно ранние законы, отменяющие или дополняющие правила XII таблиц (например, lex Aquilia, lex Furia de legatis и т.д.).

Возможно, что те или другие детали в изложенной выше истории возникновения законов XII таблиц переданы нам не совсем верно, но отрицать на этом основании самое существование их как прямого законодательного памятника, и притом приблизительно указанного времени, невозможно.

Подлинные XII таблиц до нас не сохранились; по преданию, они погибли во время галльского нашествия[4]. Но законы XII таблиц пустили прочные корни в народной памяти; они циркулировали в списках и еще во время Цицерона заучивались детьми наизусть.

Advertisement

Благодаря этому, хотя и не дошел до нас полный текст этого памятника, тем не менее сохранились отдельные положения из него, переданные нам позднейшими римскими писателями отчасти в буквальных выражениях, отчасти в свободном пересказе. И можно думать, что все существенное содержание кодекса нам известно.

Современные ученые неоднократно пытались собрать воедино все эти отдельные переданные нам положения законов XII таблиц и расположить их в таком порядке, в каком они находились на каждой из первоначальных таблиц.

При этих попытках реконструкции руководились следующим соображением. В дошедшем до нас Юстиниановском своде сохранились выдержки из комментария к XII таблицам, написанного Гаем и состоявшего из шести книг.

Предположив, что Гай следовал порядку таблиц и каждую одну книгу своего комментария посвящал двум таблицам подлинного законодательства, на основании содержания известных нам отрывков Гая пришли к следующему распределению: на таблицах I и II находились положения о гражданском процессе, на III – производство против несостоятельного должника, на IV – положения об отцовской власти, на V и VI – опека, наследование и собственность, на VII и VIII – обязательственные отношения, на IX и X – jus publicum и sacrum и на XI и XII – различные дополнительные статьи[5].

Advertisement

Все эти построения, однако, лишены достаточной научной прочности, и прежде всего они противоречат общему обычаю древних при начертании законов или других актов на досках писать сплошь до конца доски и затем переходить на другую без всяких соображений относительно содержания.

Как видно уже из приведенного перечня общего содержания, законы XII таблиц касались почти исключительно гражданского права и процесса; из других областей (права государственного или уголовного) есть только несколько совершенно разрозненных постановлений вроде “de capite civis nisi per maximum comitiatum ne ferunto” (положение o provocatio), “privilegia ne inroganto” (запрещение привилегий) и некоторые другие.

Обо всех важнейших постановлениях гражданского права будет идти речь ниже – в истории гражданского права; постановления, касающиеся гражданского процесса, в значительной части уже изложены в учении о legis actiones.

Что же послужило источником законов XII таблиц, материалом при их составлении? Нередко высказывается мнение, что на законы XII таблиц оказало большое влияние греческое право. Это мнение как бы подтверждается преданием о посылке депутации в Грецию и об участии в составлении некоего грека Гермодора Эфесского.

Advertisement

Однако ближайший анализ известных нам положений XII таблиц приводит к заключению, что если вообще заимствования из Греции (через посредство греческих колоний в Южной Италии) были, то они, во всяком случае, отразились лишь на сравнительно немногих и несущественных положениях.

Огромное же большинство содержащихся в этих законах норм представляет из себя не что иное, как исконные римские обычаи. Децемвиры, по всей вероятности, только формулируют и кодифицируют их, лишь изредка внося что-либо новое в интересах большей ясности и определенности и в соответствии с выяснившимися потребностями времени.

Законы XII таблиц имели громадное значение для дальнейшего развития римского права. Явившись, с одной стороны, синтезом всей предшествовавшей эпохи обычного права, они, с другой стороны, послужили основой для дальнейшего движения вперед. По общему сознанию римлян, они явились “fons omnis publici privatique juris” (Ливий)[6]; даже значительно позже римские юристы неоднократно комментировали их.


[1]  Lambert. La question de l’autenticité de XII tables // Nouvelle révue historique de droit francais et étranger. 1902.

Advertisement

[2]  Nouvelle révue historique… 1902. Ср.: Erman H. Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte. 1902.

[3]  Venditio trans Tiberim – продажа (в рабство) за р. Тибр.

[4]  Галльское нашествие – захват Рима в 387 г. галлами. Нашествие галлов оказалось недолгим, но было связано с многочисленными разрушениями, и в том числе с гибелью оригинального текста “Законов XII таблиц”.

[5]  Свод положений XII таблиц по этой системе см. у П. Жирара (Textex) и К. Брунса (Fontes).

Advertisement

[6]  Fons omnis publici privatique juris – “источник всего публичного и частного права”, – по выражению римского историка Тита Ливия (59 г. до н.э. – 17 г. н.э.).

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.