Press "Enter" to skip to content

Сенат

После уничтожения царской власти и после замены ее властью консулов право составлять сенат, так называемое lectio senatus, переходит к этим последним. Одновременно с этим, как полагают многие (Момзен, Беккер, Ланге, Мадвиг и др.), в состав сената были введены и плебеи, причем тогда именно и образовалась обычная формула обращения к сенату – “patres conscripti”: patres – это сенаторы из патрициев, conscripti – сенаторы из плебеев.

Это воззрение, однако, в настоящее время, и не без солидных оснований, оспаривается. Так, например, Низе считает более вероятным, что плебеи вошли в сенат не сразу с установлением республики, а лишь в эпоху сословной борьбы.

С другой стороны, Виллемс, посвятивший вопросу о сенате специальную работу[1], опираясь на тот факт, что в первый раз сенатор из плебеев достоверно упоминается только в 400 г., высказал предположение, что плебеи получили доступ в сенат лишь после того, как они были допущены к курульным должностям, то есть de jure с 444 г. (tribuni militum consulari potestate), а de facto несколько позже.

Advertisement

Формула же “patres conscripti”[2] вовсе не указывает на различие между сенаторами из патрициев и сенаторами из плебеев, что она относится еще к эпохе царей и обозначает patres, избранных царем. – Как бы то ни было, но уже в первой половине республики плебеи вошли в состав сената.

Важную реформу в порядке составления сената произвел lex Ovinia, плебисцит 312 г., который постановил “ut censores ex omni ordine optimum quemque jurati in senatum legerent”[3]. В силу этого закона lectio senatus переходит из рук консулов в руки цензоров, а потому сенат составляется теперь не на один год, как было прежде, а на целое lustrum (то есть обыкновенно на пять лет).

С подобным изменением порядка сенат, очевидно, занял более независимую позицию по отношению к консулам. Затем, при составлении сенаторского списка (album senatorium) цензор должен был заносить туда прежде всего тех лиц, которые занимали раньше, в течение предыдущих люстральных периодов, должности магистратов (“optimum quemque ex omni ordine”).

Таким образом, в состав сената попадают в большинстве случаев лица, прошедшие в таком или ином качестве через народное избрание. И лишь за недостатком таковых цензору предоставляется записывать и других лиц.

Advertisement

Благодаря этому список сенаторов располагается по рангу должностей: consulares, censorii, praetorii и т.д., а сенатор, стоящий во главе списка, называется princeps senatus – звание, впрочем, только почетное, без каких-нибудь особенных прав.

Общее число сенаторов почти в течение всего республиканского периода остается прежнее – 300; лишь при Сулле оно было увеличено до 600, а при Цезаре даже до 900.

Сенаторы, как таковые, имеют, во-первых, право принимать участие в прениях (jus sententiae dicendae), а во-вторых, право участвовать в голосовании (jus sententiae ferendae). В составе сената, однако, находятся так называемые senatores pedarii, с которыми связан спорный вопрос.

По определению Геллия, senatores pedarii – это те, qui sententiam in senatu non verbis dicerent, sed in alienam sententiam pedibus irent, то есть те, которые не участвуют в обсуждении вопроса, а должны лишь при голосовании присоединяться к тому или другому чужому мнению. Моммзен думает, что таковыми были лица, не занимавшие до зачисления в сенат никаких должностей.

Advertisement

Виллемс, впрочем, оспаривает это толкование: senatores pedarii, по его мнению, были лица, не занимавшие курульных[4] должностей, в противоположность курульным магистратам, то есть тем, которые sella curuli sederunt; но и senatores pedarii имели все права, присущие сенаторам, то есть как jus sententiae ferendae, так и jus sententiae dicendae.

Напротив, несомненно в составе сената были члены, имевшие только совещательный голос, то есть имевшие только jus sententiae dicendae. Таковы flamen Dialis, а также лица, сложившие с себя магистратуру в течение текущего lustrum: они ipso jure[5] становились пассивными членами сената.

Созывает сенат и председательствует в нем консул или – в отсутствие консула – претор. Заседание открывается сообщением (relatio) созвавшего магистрата. Затем вопрос или просто подвергается голосованию (тогда мы имеем senatusconsultum per disscessionem factum[6]), или же предварительно опрашиваются мнения отдельных сенаторов и происходят дебаты (тогда решение будет senatusconsultum per singulorum sententias exquisitas factum[7]). Голосование совершается посредством отхода согласных в одну сторону, несогласных в другую (discedere, pedibus in sententiam ire[8]).

Что касается компетенции сената, то он и в этом периоде принципиально имеет значение лишь совещательного учреждения при магистратах. Однако фактически он уже довольно рано вышел из этой роли и занял положение самостоятельное и властное. В его руках сосредоточивались функции самые разнообразные, причем в одних областях его влияние сильнее, в других – слабее. Ведению сената подлежат:

Advertisement

а) некоторые вопросы религии и культа: установление общественных празднеств, очистительных жертвоприношений и т.п.;

b) высшие меры общественной безопасности, а в экстренных случаях – предоставление магистратам чрезвычайных полномочий (senatus consultum ultimum: “caveant consules, ne quid respublica detrimenti capiat”[9]) и т.д.;

с) высшее заведование финансами: регулирование государственного бюджета и распределение сумм между отдельными магистратами, контроль над бюджетным исполнением, чеканка монеты и т.д.; в связи с этим –

d) общее управление провинциями как доменами римского народа; наконец,

Advertisement

e) ведение дипломатических сношений, где сенат почти вовсе отодвинул консулов на второй план.

Общий перечень функций показывает, что сенат, не имея законодательной власти (таковая принадлежит только народным собраниям), является уже во многих отношениях органом не только совещательным, но и высшим административным.

При частой смене должностных лиц сенат естественно делался все более и более хранилищем административной традиции и активным руководителем всей внутренней и внешней политики.

Кроме перечисленных функций, сенату принадлежат еще две старые – именно управление государством во время interregnum, то есть в промежуток между окончанием полномочий одного консула и выбором нового, и auctoritas patrum, утверждение законов, вотированных народным собранием.

Advertisement

Но с этими функциями связан опять-таки следующий спорный вопрос. Согласно господствующему мнению, обе эти функции принадлежали не полному собранию сената, а лишь собранию сенаторов-патрициев. Виллемс, однако, отвергает эту двойственность сената. Обе эти функции, впрочем, уже в течение первой половины республики потеряли свое практическое значение.

Interregnum исчезло с того времени, когда вошло в обычай избирать новых магистратов еще до истечения срока старым; в случае же внезапной смерти одного магистрата оставались другие, в руках которых сосредоточивалась тогда вся власть: оставался другой консул, претор, и в interregnum не было никакой надобности. Что же касается auctoritas patrum, то она также с течением времени отпала сама собой.


[1]  Willems P. Le senat de la Republique romaine. 2 тома, 1878–1883.

[2]  Сonscripti – буквально: “прописанные”.

Advertisement

[3]  Ut censores ex omni ordine optimum quemque jurati in senatum legerent – “чтобы присягнувшие цензоры в сенат из всякого сословия каждого наилучшего избирали”.

[4]  Курульные должности – магистратские должности, связанные с некоторыми небольшими привилегиями почетного характера, прежде всего с привилегией во время официальных актов сидеть в специальном почетном “курульном кресле” (sella curulis), откуда и название.

[5]  Ipso jure – в силу самого права.

[6]  Senatusconsultum per discessionem factum (от “discedere” – расходиться в разные стороны) – решение, принятое путем расхождения в разные стороны (кто против – в одну, кто за – в другую).

Advertisement

[7]  Senatusconsultum per singulorum sententias exquisitas factum – решение, принятое после разбора отдельных мнений.

[8]  Pedibus in sententiam ire – голосовать “ногами”, то есть отходить к одной из сторон.

[9]  Caveant consules, ne quid respublica detrimenti capiat – крайнее решение сената: “пусть позаботятся консулы, чтобы республика не претерпела ущерба”.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.