Press "Enter" to skip to content

Народное собрание

Если отношение царя к народу мы могли представлять себе в виде патриархального отношения домовладыки к своей семье, то с установлением республики народ освобождается от патриархальной опеки, делается самостоятельным властителем своих судеб, делается суверенным. Государство – это Populus Romanus Quirites[1].

Народ является подлинным носителем государственного верховенства, государственного “величества” (majestas); и если есть в Риме в это время какое-либо “величество”, то это есть Его Величество Римский Народ. Оскорбление народа, нарушение его прерогатив квалифицируется как “оскорбление величества”, как crimen laesae majestatis.

Народ является также носителем и всех частных прав, присущих государству: он имеет собственное имущество (например, ager publicus считается имуществом populi Romani), он является иногда наследником (например, по отношению к Пергаму) и даже опекуном (по отношению к Египту)[2].

Advertisement

Общая идея этого народного верховенства находит себе реальное выражение в народных собраниях: народ осуществляет свое верховенство только тогда, когда он действует в известных формах, когда он выступает надлежащим образом организованным. Ввиду этого от народных собраний в техническом смысле, от так называемых comitia, надо отличать простые собрания-митинги, так называемые contiones.

Даже если эти contiones были созваны каким-либо магистратом для такого или иного сообщения народу, для предварительного обсуждения какого-либо законопроекта и т.д., мнения и решения собравшейся массы не будут иметь никакого юридического значения.

На таких contiones магистрат юридически ни о чем народ не спрашивает и никакого решения от него не ждет (“contionem habere, hoc est verba facere ad populum sine ulla rogatione”[3]), напротив, предметом комиций является всегда такое или иное решение народа, такой или иной ответ на предложение (rogatio) магистрата.

Период республики знает уже три вида комиций.

Advertisement

1. Первый вид – это старые досервиановские народные собрания по куриям – comitia curiata. Они еще сохраняются, но постепенно теряют свое значение: все важнейшие вопросы решаются в других народных собраниях; за ними остаются лишь некоторые функции чисто формального характера. Таковы:

а) lex de imperio[4]. Магистрат, избранный в другом народном собрании, должен был получить еще от comitia curiata lex de imperio. Это не значит, что без этого он не имел бы никакой власти; lex de imperio необходим лишь для того, чтобы доставить ему право сноситься с богами, то есть право ауспиций. Эта функция в глазах Цицерона была уже почти единственной функцией comitia curiata.

b) Некоторые частные акты, совершение которых должно было произойти в народном собрании: усыновление (arrogatio) и завещание (testamentum).

Не ясен, однако, состав куриатных комиций в период республики. Есть ученые (например, Герцог и др.), которые думают, что эти комиции и в период республики состоят только из патрициев, что плебеи и теперь остались вне организации по куриям. Другие полагают, что плебеи, напротив, участвуют в comitia curiata, и ссылаются при этом на следующие данные.

Advertisement

а) Во главе каждой курии стоял особый curio, а во главе всех курионов – curio maximus. По сообщению некоторых источников, в 209 г. до Р. Х. на должность curio maximus был избран плебей, что было бы немыслимо, если бы плебеи не входили в состав курий.

b) Во второй половине республики мы встречаем случаи усыновления патрициев плебеями, что опять-таки было бы невозможно, если бы последние в куриатных собраниях не участвовали.

с) Наконец, есть сообщение о том, что первое время (до lex Publilia Voleronis) народные трибуны избирались в собраниях плебеев по куриям. На основании этих данных некоторые ученые (например, Солто, Ленель) приходят даже к заключению, что плебеи были включены в курии и принимали участие в comitia curiata всегда, даже еще в период царей.

Но тогда вся дальнейшая известная нам борьба между патрициями и плебеями была бы совершенно непонятна: естественный рост плебейства дал бы ему более легкий перевес над патрициями в рамках comitia curiata, чем в рамках comitia centuriata. Если приведенные данные несомнительны, то, очевидно, появление плебеев в comitia curiata есть событие республики, но когда и при каких условиях оно произошло – неизвестно.

Advertisement

Как бы то ни было, но роль comitia curiata в действительной жизни Рима неуклонно падает; население утрачивает к ним всякий интерес, так что нередко все собрание состоит только из 30 ликторов, которые по обязанности представляют 30 курий.

2. Главною формой народных собраний являются в этом периоде собрания по центуриям – comitia centuriata. Здесь происходят выборы важнейших магистратов, здесь решаются важнейшие вопросы законодательства и политики, вследствие чего эти собрания называются comitiatus maximus[5]. Но в составе их произошли весьма существенные изменения.

Как было указано выше, comitia centuriata были первоначально собранием войска; организация политическая покоилась на организации военной и совпадала с ней. В период республики эта связь порывается: технические условия военного дела заставили перейти к иной организации войска, вследствие чего comitia centuriata приобрели характер формы народных собраний исключительно политической.

Вместе с тем экономическое развитие республики вызвало к жизни появление таких групп среди римского населения, которые далее нельзя было игнорировать и которые в старой, Сервиановской организации не находили себе места, соответствующего их действительному общественному значению. Отсюда естественная необходимость известных реформ.

Advertisement

Первая из этих реформ состояла в следующем. По первоначальному, Сервиановскому, устройству в трибы, а затем и в классы заносились только землевладельцы (“adsidui”, а потому и “tribules”); лица же, не владеющие недвижимостью (proletarii), как capite censi, все вместе были собраны в одну последнюю, внеклассную центурию.

К половине республики таких неземлевладельцев в Риме появилось уже множество, и они перестали представлять из себя величину социально незначительную. Ввиду этого Аппий Клавдий Цек, цензор 312 г., стал записывать и этих неземлевладельцев, aerarii, в трибы и классы (сообразно их движимому имуществу).

Благодаря этому, трибы утратили свой прежний характер землевладельческих округов, а самые центуриатные собрания сильно демократизировались (“humilibus per omnes tribus divisis et forum et campum corrupit”[6]). Это обстоятельство вызвало сильную реакцию, и с 304 г. aerarii стали заноситься только в 4 городские трибы.

О другой реформе мы имеем, к сожалению, весьма скудные сведения. В общих чертах, однако, сущность ее сводится к следующим основным пунктам:

Advertisement

1) Был повышен имущественный ценз классов в связи с увеличившимися богатствами и уменьшившейся ценностью денег: для первого класса – 100 тысяч новых ассов, для второго – 75 тысяч, для третьего – 50, для четвертого – 25 и для пятого – 12,5 тысяч ассов.

2) Уничтожена была привилегия всадников подавать голоса первыми; центурия, начинающая подачу голосов (так называемая centuria praerogativa), отныне всякий раз избиралась из центурий первого класса по жребию.

3) Приведено было в связь число центурий с числом триб, но каким именно образом – неизвестно.

С расширением римской территории наряду со старыми городскими и сельскими трибами образовались новые, и к 241 г. до Р. Х. общее количество триб доросло до 35, но затем более не увеличивалось, несмотря на новые и крупные территориальные приобретения: вновь присоединяемые территории включались уже в состав тех или других из существующих триб.

Advertisement

Причиной этого является, по-видимому, то обстоятельство, что с этого момента число 35 лежит уже в основании новой организации центуриатных комиций. С другой стороны, Цицерон сообщает, что число центурий первого класса было понижено с 80 на 70.

Ввиду этого полагают (Моммзен и др.), что и все остальные классы имеют теперь одинаковое количество центурий, а, следовательно, и голосов, то есть по 70 – от каждой трибы по 2 центурии: одна centuria juniorum, другая – seniorum.

Вследствие этого общее число центурий, образующих comitia centuriata, возросло до 375: 350 центурий от 5 классов + 18 центурий всадников + 2 центурии военных мастеров, 2 центурии музыкантов и 1 дополнительная центурия для пролетариев (с имуществом ниже 12,5 тысяч ассов).

Также неизвестно и время этой реформы. Несомненно только, что она приходится на время между первой и второй пунической войной; Моммзен приписывает ее цензорам Л. Эмилию и Г. Фламинию и относит ее к 220 г. до Р. Х.

Advertisement

3. Третьей формой народных собраний являются собрания по трибам, которые во второй половине республики начинают играть весьма заметную роль. Рост их значения соответствует общему росту демократической идеи: в собраниях по трибам имущественная состоятельность граждан уже не играет никакой роли.

Следует, однако, различать два вида трибутных собраний: собрания специально-плебейские – concilia plebis tributa и собрания патрицианско-плебейские, то есть всего народа – comitia tributa. Постановления первых называются plebiscita, постановления вторых – populiscita. Взаимное историческое соотношение этих двух видов трибутных собраний в высокой степени неясно ввиду следующего обстоятельства.

Закон 286 г. до Р. Х. – lex Hortensia – постановил, что всякие решения трибутных плебейских собраний должны иметь полную обязательную силу для всего народа (“ut quod tributim plebs jussisset omnem populum teneret”[7]) и что, следовательно, plebiscitum должно равняться lex.

Однако рядом с этим мы имеем сообщения о других, более ранних законах, которые поставляли, по-видимому, то же самое; это lex Valeria Horatia 449 г. и lex Publilia Philonis 339 г. Считая невероятным, чтобы все эти три закона повторяли, действительно, одно и то же, современные историки предполагают некоторое различие в их содержании, но какое именно – в этом расходятся.

Advertisement

Наиболее вероятным кажется мнение Моммзена: только последний закон, lex Hortensia, признал общеобязательную силу за плебисцитами; два же первые закона относились не к plebiscita, а к populiscita, то есть к постановлениям всенародных собраний по трибам, причем первый имел в виду выборы в них, а второй – общие законодательные решения.

Если эта гипотеза верна, то мы имеем тогда дату возникновения обоих видов собраний по трибам: concilia plebis tributa приобретают юридический характер для избрания плебейских трибунов с lex Publilia Voleronis 471 г., а для законодательной функции вообще с lex Hortensia; comitia tributa узаконены lex Valeria Horatia и lex Publilia Philonis.

Таковы три исторически сложившиеся вида римских народных собраний. Строго проведенного принципиального разграничения компетенций между ними не существовало: многое определялось случайными историческими прецедентами.

Так, прежде всего, что касается выборов, то они распределялись следующим образом: высшие магистраты – консулы, преторы, цензоры – избираются в comitia centuriata; квесторы и курульные эдилы в comitia tributa; плебейские магистраты (трибуны и плебейские эдилы) в concilia plebis tributa.

Advertisement

В области уголовной юрисдикции наиболее важные преступления, влекущие за собой смертную казнь (capite anquirere), подлежат суду comitia centuriata; менее важные, влекущие только штраф (pecunia anquirere), – суду comitia tributa.

Что касается законопроектов, то они вносятся в те или другие собрания, смотря по тому, кто их вносит: каждый магистрат предлагает свои проекты тем комициям, в которых он избирается; следовательно, консулы и преторы в comitia centuriata, плебейские трибуны в concilia plebis tributa и т.д.

Порядок делопроизводства в общем таков. Инициатива в созыве народного собрания принадлежит только магистратам. День и предмет собрания должны быть объявлены заранее, причем, в интересах предварительного ознакомления народа, законопроект или имена подлежащих избранию кандидатов должны быть также заблаговременно выставлены на форум.

Начинается народное собрание с ауспиций, затем вновь объявляется подлежащий решению вопрос и непосредственно (без речей и дебатов) приступают к голосованию.

Advertisement

Подача голосов первоначально была устная и открытая, но во второй половине республики несколькими legis tabellariae (lex Gabinia 139 г. для выборов, lex Papiria 131 г. для законодательства и мн. др.) устанавливается голосование закрытое и письменное (посредством табличек с надписью UR – uti rogas, согласие и А – antiquo, несогласие[8]).

Каждый участвующий имел один голос; голоса сосчитывались сначала внутри каждой курии, центурии или трибы, и таким образом получался голос этой единицы; большинство голосов этих единиц давало решение всего народного собрания. Понятно, что при таком порядке голосования большинство голосов центурий или триб могло не всегда согласоваться с действительным большинством отдельных голосов.


[1]  Populus Romanus Quirites – pимский народ квиритов.

[2]  Выражение: “римский народ – наследник Пергама и опекун Египта” отражает способы юридического оформления фактического владычества Рима в Египте и в богатейшем Пергамском царстве, находившемся в северо-западной части Малой Азии.

Advertisement

Включение Пергамского царства в состав римского государства была осуществлено после того, как пергамский царь Аттал III в 133 г. до н.э., осознав неизбежность оккупации, завещал свое царство римскому народу, таким образом узаконив фактическое господство в стране римского предпринимательского и ростовщического капитала.

Пергамское царство было превращено в римскую провинцию Азия. Египет становится фактически римским протекторатом с 168 г. до н.э., когда впервые египетский царь был вынужден просить Рим о помощи против внешней агрессии.

В дальнейшем Рим не раз вмешивается во внутренние дела Египта, выступая в роли опекуна и верховного арбитра во внутридинастических спорах о престолонаследии египетской правящей династии Птолемеев.

Особое положение в римском государстве Египет сохранил и после устранения императором Октавианом Августом от власти последней представительницы этой династии – царицы Клеопатры в 30 г. до н.э. Страна была объявлена римской провинцией с особым статусом, позволявшим сохранить своеобразие ее системы внутреннего управления.

Advertisement

[3]  Contionem habere, hoc est verba facere ad populum sine ulla rogatione. – “Иметь сходку означает держать речь к народу без внесения какого-либо законопроекта”.

[4]  Lex de imperio – закон о наделении властью.

[5]  Comitiatus maximus – Великое народное собрание.

[6]  Humilibus per omnes tribus divisis et forum et campum corrupit – “простонародьем, распределенным по всем трибам, он и форум, и Марсово поле [места собраний] испортил”.

Advertisement

[7]  Ut quod tributim plebs jussisset omnem populum teneret – “чтобы того, что плебс по трибам определит, весь народ держался”.

[8]  Uti rogas – как ты предлагаешь; antiquo – оставляю по-прежнему, то есть отвергаю нововведение.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.