Press "Enter" to skip to content

Преступления против телесной неприкосновенности, личной свободы и чести

Древнее право чрезвычайно подробно говорит о повреждениях тела, германское еще подробнее нашего; повреждение каждого члена имеет свою особую цену. Вильда думает, что подробности этого рода не составляют признака древности; конечно, нужно было много времени для того, чтобы успела установиться общепризнанная расценка членов человеческого тела.

Разного рода повреждения могут быть подведены под следующие три категории: I. Раны, наносимые оружием, кровавые раны. II. Удары палкой, рукой, синие раны. III. Отнятие члена, руки, ноги, глаза. Существование этих трех категорий заметно как в нашем праве, так и в германском (Wilda. 729).

Русская Правда III ред. в ст. 31-й, говорит: “Аже придет кровав муж или синь”, т.е. с кровавой раной или со знаками побоев. Договор Новгорода с немцами 1189 г. упоминает “тяжбу без крови”, т.е. дело о синих ранах. Двинская судная грамота различает кровавую рану и синюю рану.

Advertisement

Оценка этих повреждений в разных народных правах, а иногда в одном и том же, очень различна. Порядок возникновения народных обычаев достаточно разъясняет эти различия.

Несмотря на эти различия, встречаем, в силу действия одинаковых причин, и весьма крупные сходства.

Отнятие члена по всех правам считается самым тяжким преступлением. Так и у нас. За потерю руки, ноги, глаза Русская Правда назначает полвиры, да пострадавшему за увечье 10 грив. (III ред. 29).

Так же полвиры назначают за эти повреждения и норвежские законы; но в них находим и дальнейший вывод из этого общего правила: за отнятие двух ног платится полная вира. Отнятие пальца и выбитие зуба наказывались легче: за палец гривна, за зуб 12 гр. продажи, а пострадавшему – гривна[1].

Advertisement

Побои иногда приравниваются к ранам; а иногда ведут за собой двойное против ран наказание. Это объясняют тем, что по древнему взгляду позорнее быть биту, чем получить рану. По датскому праву за удар взыскивается вдвое против раны. У лонгобардов пощечина оплачивается вдвое дороже, чем рана.

То же и у нас. За удар мечом, но не смертельный (надо предполагать здесь кровавую рану), Русская Правда назначает 3 гр. продажи (III ред. 34); а за удар мечом не обнаженным, или его рукоятью, или палкой, или каким-нибудь сосудом полагается 12 гр. Продажи[2].

Преступления против личной свободы

В германских правах предусматриваются разные виды лишения свободы: человек может быть связан, заперт в его собственном доме и пр. Из наших источников о преступлениях этого рода упоминают договорные грамоты Новгорода и Смоленска с немцами: “А оже мужа свяжут без вины, 12 гривен за сором старых кун”. О похищении женщин речь будет ниже.

Преступления против чести

Оскорбление чести может быть сделано действием и словом. Германские памятники в этом отношении гораздо богаче русских, в них перечисляется множество таких действий, о которых не упоминают наши.

Advertisement

И нам, и германцам известны следующие оскорбления действием:

“Кто вынез мечь, а не тнеть”, гривна кун. Русская Правда I ред. ст. 12, III ред. ст. 26. Оскорбление состоит здесь в угрозе, обнаружившейся в обнажении меча.

Толкание кого-либо от себя или к себе: “Аже попьхнеть муж мужа либо к собе ли от собе, то 3 гривны продажи”. Русская Правда, III ред. ст. 41. “Оже упьхньть 3 гривны старые”. Догов. 1189 г.

Сорвание платья. Указание на проступки этого рода находим в договоре Новгорода с немцами 1189 г. Там предусматривается случай сорвания повойника с головы чужой жены и изодрание мятели (плаща). Первое оскорбление карается шестью старыми гривнами, второе – тремя.

Advertisement

Наконец, рванье волос с головы и лица. За усы и бороду Русская Правда назначает 12 гривен (I ред. 7, III ред. 109). По германскому праву борода ценится, иногда, в половину против волос на голове. Один из Смоленских договоров с немцами (Русск. Ливон. Ак., Anhang № 11) различает бороду обыкновенного человека от боярина и куноемца. Первая оплачивается 3 гривнами (=12 гривнам Русской Правды), вторая пятью.

Кроме этих оскорблений германское право знает еще бросание в воду, обливание водой, заграждение пути, вход без разрешения в чужой дом и множество видов оскорбления женской чести через прикосновение к руке, плечу, груди и проч.

Оскорбление словом встречается не во всех германских правах, у датчан этого проступка нет. Неизвестно оно и Русской Правде. Первое указание на него находим в церковных Уставах Владимира и Ярослава. Владимиров устав не определяет наказания; Ярославов говорит только о неприличной брани чужих жен и определяет за это плату оскорбленной и епископу в одинаковом размере.

Оскорбившему жену великого боярина, кроме платы по 5 грив, золота, угрожает еще княжеская казнь. Наказуемость брани и равенство платы епископу с частным вознаграждением не возбуждает сомнений; нельзя того же сказать о самом размере платы и добавочной княжеской казни, мера их слишком велика.

Advertisement

Из светских памятников об оскорблении словом говорит Двинская грамота: “А кто кого излает боярина… и наместницы судят ему по его отечеству бесчестие”, т.е. он получает вознаграждение, смотря по его отеческой чести.


[1] Русская Правда III ред. 30, 93. Наша практика, однако, не была однообразна. Мстиславов договор, как и Русская Правда, назначает полвиры за око, руку и ногу. Но, судя по выражению: “за око 5 гр. серебра” и т.д., надо думать, что эта плата идет пострадавшему, а не князю.

По Русской же Правде полвиры идут князю, а пострадавший получает только половину против князя. Мстиславов договор ничего не говорит о плате князю. За зуб он назначает 3 гр. серебра и тоже пострадавшему; Русская Правда назначает потерявшему зуб 1 гривну, а князю 12, которые равны 3-м Мстиславова договора (по ст. 1 этого договора на 1 гривну серебра идет 4 гривны кунами).

Это служит новым подтверждением высказанной уже мысли, что в Пространных редакциях Русской Правды размер княжеских вир и продаж соответствует частным вознаграждениям более древних памятников.

Advertisement

[2] III ред. 25, 27. – Но практика Русской Правды не была постоянна. Статья 31-я III ред. назначает одинаковый штраф в 3 гр. за кровавую и синюю рану; а ст. 36 назначает 3 гр. за удар по лицу и за удар жердью. Так же колебалась и смоленская практика.

Рижская редакция Мстиславова договора за кровавую рану назначает полторы гривны серебра (3), за удар батогом вдвое менее; готландская – приравнивает синюю рану кровавой и за каждую назначает полторы гривны серебра.

Удар в ухо или по лицу в обеих редакциях наказывается вдвое легче кровавой раны. Двинская грамота совпадает с рижской редакцией, оценивая кровавую рану дороже синей.

Отметим здесь любопытную особенность договора Новгорода с немцами конца XII в. За удар, нанесенный мужчине оружием или колом, договор назначает 6 гривен старых “за рану”. Побои же, нанесенные лицам женского пола, оцениваются в 40 гривен. Таким образом, телесная неприкосновенность женщин была ограждена без малого в семь раз выше, чем неприкосновенность мужчин.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.