Press "Enter" to skip to content

Author: Василий Сергеевич

Русский историк права, тайный советник, профессор и ректор Императорского Санкт-Петербургского университета.

Преступления против государства

К преступлениям этого рода в Русской Правде относится только одна статья. В Пространных списках она читается так: “Аже смерд мучить смерда без княжа слова, то 3 гривны продажи, а за муку гривна кун (103); аже огнищанина мучить, то 12 гривен продаже, а за муку гривна” (ср. II ред. 14).

Comments closed

Преступления против церкви

В Русской Правде нет преступлений против церкви. Это объясняется тем, что церковь заимствована нами из Византии, откуда она и принесла церковные постановления уже совершенно готовыми, вносить их в Русскую Правду для составителя не было повода: это было “не русское право”. Некоторые правила, касающиеся церкви, встречаются в специальных памятниках, в церковных уставах.

Comments closed

Преступления против семейства и половой нравственности

В Русской Правде о преступлениях против нравственности не говорится. Семья древнее государства. Надо думать, что преступления против семьи и нравственности были известны с древнейшего времени, еще до Русской Правды.

Comments closed

Преступления против имущества

а) Кража, тайное заведомо противозаконное изъятие чужой вещи из хранилища другого лица с намерением присвоить ее себе, известна нашим древним памятникам под именем татьбы.

Comments closed

Преступления против телесной неприкосновенности, личной свободы и чести

Древнее право чрезвычайно подробно говорит о повреждениях тела, германское еще подробнее нашего; повреждение каждого члена имеет свою особую цену. Вильда думает, что подробности этого рода не составляют признака древности; конечно, нужно было много времени для того, чтобы успела установиться общепризнанная расценка членов человеческого тела.

Comments closed

Преступления против жизни

Древнее право различает убийства ненаказуемые и наказуемые. Среди наказуемых убийств различаются обыкновенные убийства, квалифицированные, т.е. наказуемые сильнее обыкновенных, а, наконец, и такие, которые наказуются слабее обыкновенных.

Comments closed

Крайчие

Чин этот принадлежит, кажется, к новым, московским. Мы не встретили термина “крайчий” ранее начала XVI века. Крайчий служит московскому государю в торжественных случаях, за обеденным столом. Он относится, следовательно, к той же категории слуг, как и дворецкий. Но дворецкий во время стола государя сидит за особым поставцом, крайчий же “стоит у стола великаго государя”.

Comments closed

Дворецкие

Древнейшее упоминание о дворецких встречаем в летописи под 1171 г.:

“И поможе Бог Андреевичи) Мстиславу с братьею, и взяша Киев. Мстислав же Изяславич бежа из Киева на Василев. И постигша и Бастеева чадь, начата стреляти в плечи ему, и много изоимаша дружины около его: Яша Дмитра Хороброго и Олексея дворьского…” (Ипат.).

Comments closed

Окольничие

Древнейшее указание на окольничих относится к концу XIII века. В грамоте 1284 г. упоминается окольничий смоленского князя Федора Ростилавича. Затем в первой половине XIV века, при заключении договора московскими князьями, сыновьями Ивана Даниловича Калиты, Семеном, Иваном и Андреем, присутствовал в числе свидетелей этого акта и окольничий, что и обозначено в конце договора.

Comments closed