Press "Enter" to skip to content

Уголовное право и уголовный суд

Охраняя общественный порядок, государство запрещает те или другие деяния, признаваемые им в этом отношении вредными, угрожая за совершение их такими или иными наказаниями. Система норм, определяющих, какие именно деяния признаются преступными и каким наказаниям подвергается преступник, составляет область уголовного права.

В случае совершения кем-либо одного из таких запрещенных деяний государство в лице своих органов (судебных и полицейских властей) производит расследование, судит и соответственно приговору осуществляет наказание. Система норм, определяющих весь этот порядок производства, носит название уголовного процесса.

Круг деяний, признаваемых для всего общественного порядка вредными, чрезвычайно обширен: сюда входят не только деяния, затрагивающие общественный интерес прямо и непосредственно (например, измена, бунт, подделка монеты и т.д.), но и такие деяния, которые prima facie наносят вред какому-нибудь отдельному лицу, но в то же время (посредственно) угрожают и интересам всего общества – например, убийство, грабеж, воровство и т.д.

Advertisement

Разумеется, этот круг преступных деяний не есть что-либо всегда – во все времена и у всех народов – одинаковое: деяние, признаваемое преступным в одну эпоху и у одного народа, может быть совершенно дозволенным в другую эпоху и у другого народа.

Примитивные народы уголовного права и уголовного суда в нашем, только что описанном, смысле не знают: неразвившаяся и неокрепнувшая государственная власть преследование преступлений еще не считает в числе своих задач.

Деяния, возмущающие общее чувство всего народа, вызывают неорганизованную расправу, “самосуд” толпы над виновником (“суд Линча”); деяния, направленные против тех или других отдельных лиц, вызывают месть самого потерпевшего или его близких. Государственная власть при этом ни во что не вмешивается.

Расправа и месть при известных условиях (меньшей остроте раздражения) заменяются выкупом по соглашению между преступником, с одной стороны, и потерпевшим или его близкими – с другой; такие соглашения носят название частных композиций.

Advertisement

Обычай частной мести в высокой степени, конечно, способствует накоплению в обществе обостренных отношений; он сеет иногда долговременную, переходящую из поколения в поколение и охватывающую широкие круги лиц (семьи, роды), ссору и вражду между стороною обидчика и стороной потерпевшего.

Происходящие отсюда внутренние смуты могут порою значительно ослаблять силу народа, столь необходимую, особенно в ту отдаленную и беспокойную эпоху, для защиты от внешних врагов. Это обстоятельство и заставляет затем крепнущую постепенно государственную власть взять на себя регламентацию уголовного суда и наказаний.

Но первые шаги государства в этом направлении еще робки и нерешительны. Пример такого переходного состояния представляет и Рим не только в период царей, но еще и в первые времена республики, как об этом свидетельствуют законы XII таблиц.

Преступления, непосредственно затрагивающие интерес всего общества (так называемые delicta publica[1]), уже подлежат в принципе суду государственной власти, то есть царя: неорганизованная расправа народа уже не считается явлением правомерным.

Advertisement

По преданию, одной из старейших римских магистратур являются duoviri perduellionis[2], помощники царя для расследования дел о государственной измене в широком смысле слова. Существование этих должностных лиц в эпоху царей может быть спорным, но едва ли может быть спорным то, что этого рода дела в принципе уже подлежат суду царя.

Царь имеет неограниченное право наказания – coercitio; он не связан при этом ни родом преступления, ни мерой наказания: он может привлечь к ответственности за всякое деяние, которое найдет преступным, и может наложить всякое наказание, какое найдет нужным.

Уголовного права в настоящем смысле еще не существует: нет еще точных определений ни того, что преступно, ни того, что может быть наложено как наказание. Какого-либо уголовного кодекса, хотя бы и несовершенного, еще нет; принцип современного права “nullum crimen, nula poena sine lege”[3] еще не действует; все заключено еще в безграничной coercitio высшего представителя государственной власти, то есть царя.

Царь судит и решает как первая, но в то же время и как высшая, окончательная инстанция; какой-либо апелляции на его решения не допускается. Царь может, конечно, предоставить окончательное решение дела народному собранию, но это для него отнюдь не обязательно.

Advertisement

Преступления против частных лиц, по общему правилу, еще рассматриваются как дело чисто частное самого потерпевшего, как delicta privata. Лишь немногие из них влекут за собой уголовное наказание, налагаемое по инициативе государственной власти, и, таким образом, переводятся в разряд delicta publica.

Таково, например, убийство – parricidium; для дел об убийстве существовали по преданию особые quaestores parricidii, но о них нужно сказать то же самое, что было только что сказано о duoviri perduellionis; наказание за убийство – смертная казнь.

По законам XII таблиц уголовное наказание, и именно в виде смертной казни, влекут еще и некоторые другие преступления. Так, например, за умышленный поджог преступник, как сообщает Гай, “vinctus verberatus igni necari jubetur”, то есть подвергается телесному наказанию и затем сжигается.

Строго – тою же смертной казнью, poena capitalis, – караются, далее, преступления земледельческие: умышленное нарушение межевых знаков (termini motio; здесь примешивается еще сакральный мотив, ибо межи считались под охраной богов; вследствие этого, по римскому преданию, еще Нума установил: “eum, qui terminum exarasset, et ipsum et boves sacros esse”, то есть что и виновник, и быки, при помощи которых было совершено преступление, делаются обреченными каре богов, то есть последствиям “sacer esto”), похищение и истребление посевов (“suspensum Cereri necari jubebant”[4]), а равно их заколдование (“qui fruges excantassit” и “qui alienam segetam pellexerit[5]“.

Advertisement

Наконец, poena capitalis влекло за собой и сочинение пасквилей[6] (“si quis occentavisset sive carmen condidisset, quod infamiam faceret flagitiumve alteri”[7]). В какой мере, однако, эти последние деликты могут быть отнесены еще к эпохе до законов XII таблиц, сказать трудно.

За этими немногими и бессистемными исключениями все остальное сохраняет еще всецело частный характер. Так, например, членовредительство еще по законам XII таблиц предоставляется частной мести по правилу “око за око, зуб за зуб” – “si membrum rupsit, ni cum eo pacit (то есть если не состоится мировая сделка), talio esto”[8] – принцип талиона.

За преступления менее важные частная месть уже, однако, запрещается; потерпевшему предоставляется только право требовать в свою пользу известный штраф. Этот штраф не есть штраф в смысле нашего уголовного права; он не взыскивается государственной властью для себя (не идет в казну), а рассматривается как частный долг потерпевшему, который этот последний может взыскать, но может и не взыскивать.

Он является заменой прежних добровольных соглашений; он уже таксирован государством, но и только: все остальное решается по началам частного, гражданского права, и потому об этих частных обязательствах из деликтов будет идти речь в истории гражданского права.

Advertisement

Таким образом, нормы законов XII таблиц представляют еще архаическую смесь разнородных начал. С одной стороны, в случаях более тяжких преступлений еще царствует личная месть; с другой стороны, государство уже начинает вмешиваться в отношения между сторонами, заменяя мщение частными штрафами.

Государство как будто решается на такое вторжение, но лишь в случаях более легких, не рискуя затрагивать частных отношений там, где оно может натолкнуться на большее личное раздражение потерпевших. Но если таково положение дел в эпоху XII таблиц, то есть в начале республики, то для периода царей мы должны предположить состояние еще более примитивное: еще менее государственной регламентации и еще больше элементов мести.


[1]  Delicta publica – публичные деликты, то есть уголовные преступления, за которые виновный не просто несет ответственность перед потерпевшим, но карается государством. Название это в самом римском праве классической эпохи не применялось (тогда подобные деяния именовались crimina, в противоположность частным правонарушениям – delicta privata, порождающим лишь обязанность выплатить штраф потерпевшему).

[2]  Duoviri perduellionis – буквально: “коллегия двух по делам о государственных преступлениях”.

Advertisement

[3]  Nullum crimen, nula poena sine lege – “нет ни преступления, ни наказания без закона”.

[4]  Suspensum Cereri necari jubebant – “обреченного [богине] Церере приказывают убить”.

[5]  Qui fruges excantassit – “кто заколдует плоды”; qui alienam segetam pellexerit – “кто переманит чужой урожай”.

[6]  Судя по несоразмерной тяжести данного наказания, скорее, речь шла о “магических песнях”, которые, по представлениям первобытных народов, способны нанести реальный вред лицу, против которого они направлены.

Advertisement

[7] Si quis occentavisset sive carmen condidisset, quod infamiam faceret flagitiumve alteri – “если кто распевал бы или сочинил песню, которая позор или бесславие для другого делает”.

[8] Si membrum rupsit, ni cum eo pacit, talio esto – “если повредит член тела и не договорится с потерпевшим, пусть ему будет такое же воздаяние”.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page