Press "Enter" to skip to content

Возникновение империи и существо императорской власти

С момента действительного вступления царя Петра I в дела государственного управления начинается новая эпоха в истории России. Московское государство вступает на путь коренных преобразований, подготовленных в ближайшие предшествовавшие царствования, и вдвигается в семью европейских держав. Что касается стремления Петра В. преобразовать русское управление по западноевропейскому образцу, то, за исключением церковной области, не имеется почти ни одной реформы, которой в том или другом виде не было положено начало его отцом, царем Алексеем.

Сама личность Петра, с ее усиленным, тяготением к Европе, сложилась под влиянием множества иностранцев, проживавших в Москве и имевших там свой целый квартал – Немецкая слобода. Первые же следы все возраставшего воздействия Европы на Московскую Россию относятся еще в конце XV в. ко времени женитьбы Иоанна III на долго жившей в Риме Софии Палеолог.

При Петре с 1721 г. прекращает свое существование Московское царство, превратившееся с этого времени в Российскую империю; с Петра начался “петербургский” период русской истории. Однако форма правления и существо власти от этого нисколько не изменилось: она по-прежнему пребывала неограниченной, сосредоточиваясь в руках монарха, но зато получила теоретическое освещение и ясное выражение в законе. Теоретическая формулировка русского абсолютизма точно так же произошла под влиянием тогдашней европейской государственно-правовой философии, между прочим – теории Гобза и Пуффендорфа.

В связи с теоретическими рассуждениями, развитыми подвижником Петра, европейски образованным архиепископом Феофаном Прокоповичем, в специальном сочинении “Правда воли монаршей”, императором было указано в законе, что: “Его Величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах отчета дать не должен; но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомыслию управлять”. Фактически старое московское самодержавие в новой оболочке приняло еще более резко выраженный характер. Помимо земских соборов Московская Россия признавала за населением право петиций – “челобитий”, которые ложились даже в основу законодательных актов. Отказав народу в доверии, Петр уничтожил и это право; о восстановлении же земских соборов не могло быть и речи.

С Петра I воля и повеление – “указ” монарха делаются единственным источником положительного права с внутренней и внешней стороны; вместе с тем сильно развивается бюрократия, на руки которой, в лице ее высших представителей, ближайшие преемники Петра В. фактически сдают все управление государством и даже законодательство. Так, в царствование императрицы Екатерины I и Петра II от имени верховной власти всем заведовал Верховный тайный совет. Этот совет после смерти Петра II пытался даже юридически ограничить полноту императорского самодержавия, предложив корону племяннице Петра I Анне, герцогине Курляндской, под условием подписания ограничительного, главным образом в пользу совета, обязательства.

Герцогиня Анна сперва подписала, а затем разорвала этот документ. При этой императрице (1730 – 1740), юридически оставшейся неограниченной, делами государства полновластно управлял ее любимец Бирон и высший совет – Кабинет министров. При императрице Елизавете (1741-1761), свергнувшей младенца Иоанна VI, владычествовал учрежденный Петром I, но заслоненный потом Верховным советом и Кабинетом Сенат. Лишь Екатерина II (1762-1796), сделавшая в 1767 г. попытку привлечь представителей населения к совещательному участию в законодательстве, положила конец фактической узурпации прав верховной власти со стороны отдельных сановников и бюрократических учреждений.

Сын императрицы Екатерины, Павел I (1796-1801), энергично пользовался самодержавной властью. Император Александр I (1801-1825) даровал конституционное устройство вновь присоединенным к империи областям: Финляндии и Польше. Им же был задуман план общих преобразований в том же направлении, но не приведен в исполнение. При императорах Николае I (1825-1855), Александре II (1855-1881) и Александре III (1881-1894) никаких изменений в положении самодержавия не произошло, и честь обновления русского государственного строя всецело выпала на долю императора Николая II.

Незыблемый порядок преемства власти в империи установился не скоро. Петр В., устранив от наследования своего сына, утвердил завещательный порядок (1722 г.), но преемника себе не назначил. Произвольно была возведена на престол супруга Преобразователя Екатерина I; она назначила наследниками – Петра II и эвентуально – Анну Голштинскую. Однако по смерти Петра II произвольно корона была предложена Анне Курляндской, завещание которой в пользу Иоанна Брауншвейгского было нарушено переворотом великой княжны Елизаветы, дочери Петра I. В свою очередь Екатерина II свергла назначенного завещанием Елизаветы Петровны Петра III. Наконец, лишь император Павел создал устойчивый, до сих пор действующий закон о порядке преемства императорской власти (1797 г.).

В императорский период русское государство значительно расширило старую московскую территорию. По Ништадтскому мирному договору (1721 г.) Россия приобрела Ингерманландию, Лифляндию, Эстляндию, часть Финляндии. После разделов Польши к России были присоединены: Белоруссия, Литовский край, в 1795 г. Курляндия; при императоре Александре I в состав России вступили остальные части Финляндии и большая часть земель герцогства Варшавского (Царство Польское); в царствование Александра I присоединилась к империи также Грузия, Имеретия; завоевание же всего Кавказа последовало при Николае I и Александре II.

При последнем императоре Россия приобрела Приамурский, Уссурийский край и остров Сахалин, а в Средней Азии – Туркестан, Кокан, Закаспийскую область, в Европе – закончила начатое Александром I приобретение Бессарабии. При императоре Александре II Хивинское и Бухарское ханства попали в сферу влияния России; при Александре III добровольно присоединился Мерв. По Портсмутскому договору империя потеряла южную часть Сахалина.

Comments are closed.

error: Content is protected !!