Press "Enter" to skip to content

Недействительность сделок

Недействительность бывает двух родов: 1) безусловная, или непосредственная, недействительность, называемая ничтожностью, и 2) относительная, посредственная действительность, носящая название опровержимости, или оспариваемости.

Разница между ними состоит в следующем. 1) Ничтожная сделка считается юридически не заключенной и не существующей; опровержимая – заключена и имеет силу, пока не будет признана недействительной. 2) Если главная сделка (напр., заем) ничтожна, то и побочная (напр., поручительство) тоже ничтожна; наоборот, при оспариваемости главной сделки побочная может остаться действительной. 3) Все права и обязанности, приобретенные третьими лицами на основании ничтожной сделки, тоже ничтожны; если же они основаны на оспариваемой сделке, то вполне действительны.

Ничтожность может быть первоначальной, если при самом заключении сделки имеется налицо обстоятельство, делающее ее ничтожной, и последующей, если такое обстоятельство возникает позже.

Первоначальная ничтожность наступает, главным образом, в тех случаях, когда заключаемая сделка противозаконна или когда в ней недостает одного из существенных элементов. Поэтому, напр., продажа ребенка в рабство или наем дома без определения платы и срока ничтожны с момента заключения.

Подобная сделка, ничтожная с самого начала, никогда уже не может приобрести силы, хотя бы причина ее ничтожности впоследствии исчезла (quod initio vitiosum fuit, non potest tractu temporis convalescere). Договор найма, напр., без означения платы ничтожен; но если плата будет определена впоследствии, то это будет уже не прежний, а совершенно новый договор, обязательный с момента вторичного заключения.

Последующая ничтожность наступает тогда, когда исчезает одно из условий, необходимых для существования сделки. Но отпадение условия, нужного для заключения, а не для существования сделки, не влечет за собой ничтожности. Поэтому договоры дееспособного лица, признанного впоследствии недееспособным, остаются в силе; но если это лицо утратит правоспособность, то они делаются ничтожными, так как дееспособность нужна только для заключения сделки, а без правоспособности человек вообще не может состоять в юридических отношениях.

Ничтожность бывает абсолютной, или безусловной, когда наступает сама собой (напр., договор о расторжении брака), и относительной, или условной, когда поражает сделку по требованию определенного лица (напр., векселя, выданные малолетним, признаются недействительными по требованию опекуна). В последнем случае незаявление управомоченного лица о ничтожности сделки придает ей полную силу.

Ничтожность может касаться не всей сделки, а только какой-либо части. Если эта часть существенна, если в ней заключается основание сделки, то и вся сделка делается недействительной; если же эта часть не существенна, то только она признается ничтожной, а остальные части сделки сохраняют силу (utile per inutile non vitiatur). Напр., когда в завещании ничтожно назначение наследника, то ничтожно и все завещание вообще; но если при займе ничтожно условие о процентах, то сам заем остается действительным.

Превращение ничтожных сделок (conversio). Заключаемая сделка, страдая отсутствием какого-либо необходимого условия, может в то же время содержать в себе условия другой сделки. Тогда первая сделка будет ничтожной, а вторая – действительной, если только воля сторон была направлена на ее последствия, а это бывает тогда, когда обе сделки однородны и ведут к одинаковой цели. Таковы мена и купля, ссуда и заем, выдел и дарение и пр. Если, напр., А и Б хотели заключить договор купли, но притом А передал Б вещь, а Б взамен денег дал ему несколько серебряных вещей, то здесь купля превратилась в мену.

Опровержимость. В отличие от абсолютно ничтожной сделки опровержимая считается вполне действительной, пока по требованию определенного управомоченного лица не будет лишена судом своей юридической силы. В этом отношении она походит на относительно ничтожную сделку. Но разница между ними состоит, как было уже указано, в их влиянии на побочные сделки и на права третьих лиц.

Подобно ничтожности, оспариваемость может быть первоначальной и последующей, смотря по тому, имеется ли ее причина при заключении сделки или наступает после.

Последующее признание (ratihabitio). Сделка, недействительная сначала, может стать действительной после, вследствие признания ее со стороны подлежащего лица. Подобное приобретение сделкою полной юридической силы происходит в двух случаях. 1) Если сделка нарушает права третьего лица и потому может быть им оспорена, то она становится вполне действительной, когда это лицо признает ее.

Так, напр., А. продает вещь, принадлежащую Б. Такую сделку Б. может оспаривать, так как она нарушает его право собственности. Но если Б. впоследствии одобрит поступок А, то сделка остается в полной силе. 2) То же самое бывает при представительстве без полномочия. Если действия представителя будут признаны тем лицом, от имени которого он действовал, то они приобретают полную силу.

В обоих случаях признание имеет обратную силу, т.е. сделка рассматривается осуществившейся вполне в момент ее заключения (omnis ratihabitio retrotrahitur).

Последующее признание может придать юридическую силу только такой сделке, которая существует, но может быть оспорена или опровергнута. Что же касается абсолютно ничтожных, а также уже уничтоженных по требованию управомоченного лица, то никакое признание не в состоянии обратить их в действительные: они юридически умерли и не в состоянии ожить.

Иногда форму последующего признания имеет простое принятие чужого обязательства. Так, напр., жена признает и обещает уплатить долги своего умершего мужа. В этом случае основанием обязательства является самостоятельное обещание, а потому никакого последующего признания в сущности нет.

Изложенное учение о недействительности сделок выработано теорией на основании римского права и принято некоторыми кодексами (напр., сакс., 103-107; герм., 108-114).

Наше законодательство, подобно французскому, австрийскому и другим, не содержит в себе общих положений о недействительности, а упоминает о ней только в применении к отдельным видам сделок. Ему неизвестно даже различие между терминами “ничтожность” и “опровержимость”: для обозначения обоих этих понятий употребляется то выражение “недействительность”, то “ничтожность”. Вследствие этого в некоторых случаях трудно решить, какой из двух видов недействительности имеет в виду закон.

Безусловная ничтожность сделок по нашему праву наступает в следующих главных случаях: 1) при отсутствии правоспособности или дееспособности совершающего акт лица (напр., малолетнего, Х, 218, умалишенного, Х, 1017, ограниченного в правах, Х, 1019, 1529, п. 4 и пр.); 2) когда сделка клонится к запрещенной законом цели (напр., к расторжению брака, Х, 103, п. 1; 1529, п. 1; ко вреду казны, Х, 1529, п. 5 и др.); 3) когда сделка специально воспрещена законом (напр., соглашения железных дорог с пассажирами об изменении правил об ответственности за убытки, Х, 683; условия о покупке и продаже акций с поставкой их к определенному сроку, Х, 2167, п. 2, и мн. др.); 4) при несоблюдении предписанной законом формы (напр., совершение сделок о недвижимости некрепостным порядком, нот. пол., 66); 5) при несоблюдении установленных сроков (напр., заключение договора личного найма на время свыше определенного в паспорте, Х, 2216; представление завещания к утверждению не в указанный срок, Х, 1063-1065).

Кроме того, недействительны сделки, в которых отсутствует какой-либо из существенных элементов. Хотя закон не упоминает об этом случае, однако само собой очевидно, что исполнение подобной сделки фактически невозможно. Так, напр., если А нанял квартиру в доме Б, забыв указать, какую именно, то такой наем не может иметь законной силы и не допускает осуществления путем суда.

Безусловно ничтожные сделки, как уже было сказано, не создают никаких прав и обязанностей, и суд должен отвергать всякие требования, основанные на них, хотя бы никто из тяжущихся не просил об этом. Так, если, напр., кто-нибудь купил недвижимость по словесному договору и требует введения во владение, то суд обязан отказать ему, несмотря на согласие продавца передать имущество.

Относительная ничтожность, поражающая сделки по требованию управомоченного лица, установлена в законе для немногих случаев: для сделок несовершеннолетних лиц, Х, 219, поверенных после уничтожения доверенности, Х, 2334, займа безденежного или по игре, 2014, п. 1 и 3, и нек. др.

Опровержимыми признаются сделки: 1) заключенные без наличности воли (под влиянием принуждения, ошибки или обмана, при временном затемнении сознания), 2) незаконно нарушающие права третьих лиц (Х, 1529, п. 2, 1547, 2014, п. 2; уст. суд. торг., 553-556 и др.).

Наконец, о частичной недействительности закон упоминает по поводу духовных завещаний, постановляя, что если в завещании допущены распоряжения, законам противные, то они недействительны, причем, однако, все прочие остаются в силе. Сенат вполне правильно разъяснил, что частичная недействительность возможна только в тех случаях, когда противозаконные распоряжения завещателя не связаны неразрывно с остальными; иначе все завещание должно быть признаваемо ничтожным (78/235).

Comments are closed.

error: Content is protected !!