Press "Enter" to skip to content

О недействительности и оспоримости юридических сделок

Недействительной[1] или ничтожной – negotium nullum – называется юридическая сделка, которая не приводит к тому объективному правовому результату, который при нормальных условиях связан с сделкой данного типа.

Так, недействительный договор не порождает права иска для контрагентов, недействительное завещание не сообщает указанному в нем наследнику права наследования и т. д.

Оспоримой называется сделка, которая сама по себе хотя и приводит к связанному со сделками ее типа правовому результату, но при которой этот результат по требованию той или другой стороны или третьего заинтересованного лица может быть опять уничтожен.

Раз такое требование не предъявляется, раз заинтересованное лицо не возбуждает спора против сделки или отказывается от своего права оспорить ее, сделка сохраняет полную силу.

Так, оспоримый договор (напр., купля-продажа, в которую продавец был вовлечен обманным образом, действия покупщика) сам по себе порождает право требовать исполнения договора для каждой из сторон. Но продавец может противопоставить иску покупщика exceptio doli, и в таком случае последнему будет отказано в иске.

Если оспоримая сделка уже исполнена, то к приобретателю переходят все те права, которые вообще могут быть приобретены в данном случае; напр., если продавец по оспоримой купле-продаже передал проданный объект покупщику раньше, чем узнал об обмане, то последний приобретает право собственности на этот объект, если только продавец сам был собственником вещи.

Вследствие этого потерпевший, по общему правилу, сохраняет только личный иск о расторжении договора или возмещении убытков против своего непосредственного контрагента, но не имеет права иска против третьих лиц.

Напр., если покупщик в приведенном примере переуступил полученную от продавца вещь другому лицу, продавец может только искать убытки с покупщика, но не может требовать возврата вещи; от третьего приобретателя, так как он, продавец, уже перестал быть собственником вещи с момента передачи ее покупщику.

Впрочем, из этого правила допускаются исключения; так, напр., если кто-нибудь передал другому вещь на основании вынужденной сделки, то, хотя право собственности на вещь переходит к приобретателю, а от него к третьим лицам, но, тем не менее, передавший вещь посредством actio quod metus causa может потребовать возврата вещи не только от своего непосредственного контрагента, принудившего его передать ему вещь, но, при известных условиях, и от третьих лиц, к которым эта вещь могла перейти.

Но и в том, и в другом случае, раз заинтересованное лицо не пожелает возбудить спора против сделки, она остается в полной силе.

Абсолютная и относительная недействительность. Среди недействительных сделок необходимо различать абсолютно и относительно недействительные сделки.

Абсолютно недействительная сделка есть такая, ничтожность которой может быть доказана всяким заинтересованным в долге лицом; даже больше, раз суд усмотрит основание, по которому сделка должна быть признана абсолютно недействительной, он и помимо ходатайства заинтересованных лиц должен признать ее ничтожной и отказать истцу в иске.

Так, напр., сделки, совершенные недееспособным лицом или без соблюдения законных форм, абсолютно недействительны. Относительно недействительная сделка есть такая, вопрос о ничтожности которой может быть возбужден только определенными лицами.

Раз эти лица не возбуждают этого вопроса, то ни суд, ни кто другой не может заставить его, и сделка остается в силе. Сюда относятся, напр., случаи недействительности, являющиеся результатом существенного заблуждения.

Раз я, напр., по ошибке, заключил не тот договор, который хотел заключить, или не с тем лицом, которое я имел в виду, и т. д., то только я и могу поднять вопрос о признании заключенной мною сделки недействительной; если мне по тем или другим причинам не хочется этого сделать, ни противная сторона, ни третьи заинтересованные лица, ни суд не могут возбуждать этого вопроса.

Относительно недействительные сделки имеют некоторое сходство с оспоримыми сделками в том смысле, что тут и там вопрос о действительности или оспоримости может быть возбужден только определенными лицами, от которых вместе с тем зависит, пользоваться или не пользоваться этим правом. Но, вместе с тем, между ними и другими существует и коренное различие.

А именно, сделка, признанная по ходатайству заинтересованного лица недействительной, не порождает уже никаких прав, и потому, если отчуждатель до заключения сделки имеют вещное право на уступленную им вещь, он, по общему правилу, сохраняет это право и может поэтому требовать возврата вещи от третьих лиц, к которым она перешла.

Напротив, оспоримая сделка сама по себе приводит всегда к тому правовому результату, который при заключении ее имелся в виду; заинтересованное лицо может только ходатайствовать об обеспечении сделки, о расторжении ее, да и то такое право принадлежит заинтересованному лицу, по общему правилу, только по отношению к непосредственному контрагенту, а не по отношению к третьим лицам.

Итак, по юридическим последствиям своим относительно недействительные сделки вполне приравниваются к абсолютно недействительным и резко отличаются от оспоримых .

Частичная недействительность и оспоримость. Сделка может быть недействительна или оспорима в одной какой-нибудь части. В таком случае она, по общему правилу, сохраняет силу в остальных своих частях: utile non debet per inutile vitiari. (Ср. 1. 1 § 5 D.V.O. 45,1.)

Исцеление недействительности и оспоримости. По общему правилу, абсолютно недействительная с самого начала сделка никоим образом не может уже стать впоследствии действительной. (Ср. 1. 29 D. de R. J. 50,17. Quod initio vitiosum est non potest tractu temporis convalescere.)

Из этого правила существует, однако, ряд исключений, когда negotium convalescitur. Так, напр., дарения между мужем и женой считаются недействительными; но если супруг-даритель умрет, не взявши назад своего дара, то на основании постановления императоров Севера и Каракаллы дарение вступает в силу, и, следовательно, наследники супруга-дарителя могут требовать возврата дара.

Что касается относительно недействительных и оспоримых сделок, то она сохраняют полную силу, раз заинтересованное лицо признает сделку или откажется от своего права поднять вопрос о недействительности или оспоримости ее.

Превращение недействительной сделки в другую, действительную, conversio negotii. Бывают случаи, когда сделка, недействительная сама по себе, содержит в себе все условия, необходимые для действительности сделки иного рода. Может ли сделка в таком случае быть сохранена в силе во втором своем виде?

На этот вопрос in dubio следует дать утвердительный ответ, раз объективный результат, имевшийся в виду лицом, в общем может быть достигнут и вторым путем. Так, напр., вексель, выданный на простой бумаге, должен быть признан недействительным; но он может сохранить силу в качестве простой долговой расписки.

Или, напр., акцептиляция (формальное отречение от стипуляционного долга), будучи недействительной как таковая, может сохранить силу в качестве неформального pactum de non petendo.

(Ср. 1. 8, pr. D. de accept. 46,4 (Ulpianus). An inulitis acceptilatio utile habeat pactum (sc. de non petendo), quaeritur? et nisi in hoc quoque contra sensum est, habet pactum. 1.19 pr. eod. (Ulpianus), si accepto latum fuerit ei, qui non verbis, sed re obligatus est, non liberatur quidem, sed exceptione doli mali vel pacti conventi se tueri potest.)

В иных случаях такое превращение допускается только, если заинтересованное лицо прямо заявило, что раз сделка в первоначальном своем виде не может быть сохранена в силе, оно желает сохранения ее в ином виде. Так, например, завещание, подписанное только пятью свидетелями, по римскому праву недействительно, так как требуется участие семи свидетелей.

Но оно может быть сохранено в силе в качестве кодицилла, т. е. завещательного распоряжения, не содержащего в себе назначения наследника, а только отказы, так как для действительности кодицилла требуется участие только пяти свидетелей.

Но для того, чтобы такое завещание могло быть сохранено в качестве кодицилла, требуется, чтобы завещатель включил в него соответствующую оговорку, так называемую clausula codicillaris.


[1] Ср. Regelsberger. Pandecten. Т. I. § 174-176.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!