Press "Enter" to skip to content

Понятие и виды вещей. Universitas facti et juris

Было уже замечено, что под вещами (или, точнее, телесными вещами) следует понимать самостоятельные материальные предметы, заключенные в определенные пространственные границы. Вещи подразделялись римскими юристами на простые (unitum) и сложные (connexum[1]).

Простыми называются вещи, составляющая органическое целое, как, напр., камни, деревья, животные. Сложными называются вещи, части которых соединены между собою только механическою связью, как напр., здания, корабли, шкапы и т. д. Чем определяется внешнее единство вещи? – Пространственными границами, в которые она заключена. При недвижимостях эти границы проводятся искусственно, что же касается движимостей, то надо отличать твердые тела от жидкостей и газов.

Границами первых служат их внешние очертания, вторые получают значение самостоятельных вещей, когда собраны в сосудах, и т. п. До каких пор сохраняется внутреннее тождество вещей?

Advertisement

Вопрос этот получает практическое значение в том случае, когда произошли перемены в отдельных составных частях ее. Римские юристы разрешают этот вопрос в том смысле, что перемены в отдельных частях вещи по общему правилу не разрушают ее внутреннего тождества.

См. 1. 76 D. de jud. 5, 1. Evenire ut, partibus commutatis eadem res esse existimaretur: Itemque navem, si adeo saepe refecta esset, ut nulla tabula eadem remaneret, quae non nova fuisset, nihilominus eandem navem esse existimari.

Quodsi quis putaret partibus commutatis aliam rem fieri, fore, ut ex eius ratione nos ipsi non iidem essemus, qui abhinc anno fuissemus, propterea quod, ut philosophi dicerent, ex quibus particulis minimis consisteremus, hae quotidie ex nostro corpore decederent, aliaeque extrinsecus in earum locum accederent. Quapropter cuius rei species eadem consisteret, rem quoque eandem existimari.

Однако этот принцип не был проведен вполне последовательно, см., напр., 1. 10 § 7 quibus modis ususfr. 7, 4. Наиболее осторожным будет признать, что вопрос о том, до каких пор сохраняется внутреннее тождество данной вещи, разрешается соответственно взглядам оборота.

Advertisement

Кроме простых и сложных вещей в качестве третей категории вещей упоминаются еще совокупности вещей, объединяемые одним общим именем, как, напр., стадо, библиотека, товарный склад.

См. 1. 30 pr. D. de usurpat. 41, 3. Tria autem genera sunt corporum: unum, quod continetur uno spiritu et graese (unitum), vocatur: ut homo, tignum, lapis et similia; alterum quod ex contingentibus, hoc est pluribus inter se cohaerentibus constat, quod (conexum) vocatur, ut aedificium, navis, armarium; tertium, quod ex distantibus constat, ut corpora plura non soluta, sed uni nomine subjecta, veluti populus legio grex.

У современных писателей такую совокупность вещей называют обыкновенно universitas facti. Спрашивается, составляет ли данная совокупность как таковая объект прав или нет? В литературе по этому вопросу существует спор.

В настоящее время большинство исследователей склоняется в пользу отрицательного ответа на этот вопрос, указывая на то, что universitas facti, как, напр., стадо, не могут быть объектами владения и приобретательной давности и что если в источниках допускается, напр., vindicatio gregis, то это имеет лишь то значение, что истец, предъявляющий виндикацию (т. е. иск о собственности), не обязан перечислить в отдельности животных, выдачи которых он требует, и что ему в иске не отказывается, хотя во время производства дела выяснилось, что некоторые из животных, входящих в состав стада, ему не принадлежат, но за всем тем объектом права собственности являются все-таки отдельные животные, а не стадо как таковое, как это явствует из того, что те животные, которые оказались непринадлежащими истцу, не подлежат выдаче.

Advertisement

Рассмотрев отдельные категории вещей, мы в заключение должны сказать несколько слов об имуществе как таковом[2]. Имущество определяется обыкновенно как совокупность поддающихся денежной оценке правоотношений, имеющих общего носителя.

В противоположность universitas facti как простой совокупности вещей совокупность имущественных отношений, слагающихся из прав и обязанностей, характеризуется, как universitas juris.

В составе имущества различают активное имущество или совокупность принадлежащих данному лицу прав и пассивное имущество или совокупность лежащих на нем обязанностей. В источниках имущество обозначается термином bona; иногда употребляют также выражения: patrimonium, facultates, pecunia, res. Долги обыкновенно не причислялись к имуществу.

Так, 1. 39 D. de V.S. 50, 16 говорит: Bona intelliguntur cuiusque, quae deducto aere alieno supersunt, т. е. имуществом лица считается то, что остается за вычетом долгов. Но это не значит, чтоб римские юристы не оперировали также с понятием имущества как совокупности поддающихся денежной оценке прав и обязанностей.

Advertisement

Так, Ульпиан, говоря о переходе имущества по наследству от одного лица к другому, следующим образом поясняет, в каком смысле следует понимать в данном случае bona: 1.3 pr. D. de bon. рoss. 37,1. Bona autem hic, ut plerumque solemus dicere, ita accipienda sunt: universitatis cuiusque successionem, qua succeditur in jus demortui, suscipiturque eius rei commodum et incommodum, nam sive solvendo sunt bona, sive non sunt, sive damnum habent, sive lucrum, sive in corporibus sunt, sive in actionibus, in hoc loco proprie bona apellabuntur.

Из общего состава имущества лица иногда выделяется большая или меньшая группа имущественных отношений в качестве самостоятельного целого. Такое назначение имеет, напр., приданое (по отношению к остальному имуществу мужа), пекулий, выделенный в пользу подвластного сына (по отношению к остальному имуществу paterfamilias), при известных условиях также наследственная масса (по отношению к собственному имуществу наследника) и т. д.

Такие обособленные имущественные массы носят название отдельного имущества (в противоположность общему имуществу), он также, как и вообще имущество, суть universitates juris, т. е. это не простые совокупности вещей, а совокупности правоотношений. Может ли имущество как таковое служить самостоятельным объектом прав? Вопрос этот тоже очень спорный.

В пользу утвердительного разрешения этого вопроса говорит, на первый взгляд, существование таких институтов, как ususfructus omnium bonorum (пользовладение относительно целого имущества), hypotheca omnium bonorum (залог целого имущества), переход имущества от одного лица к другому в порядке наследования и т. п.

Advertisement

Однако при ближайшем анализе этих явлений оказывается, что на самом деле объектами узуфруктного и закладного права должны быть признаны отдельные блага, входящие в состав данного имущества, а не самое имущество как таковое. Это явствует из того, что самое право узуфрукта или заклада принимает различный характер в зависимости от различия в отдельных объектах.

Что же касается перехода имущества по наследству, то и здесь приобретаются отдельные объекты, входящие в состав имущества; особенность заключается лишь в том, что для приобретения их не только не требуется соблюдения тех форм, которые установлены для перехода отдельных объектов inter vivos (напр., для приобретения права собственности на телесные вещи наследодателя не требуется завладение ими), но и вообще не требуется отдельного приобретения каждого объекта, а все объекты приобретаются uno acti, путем принятия наследства в целом.

То же следует сказать и относительно перехода долгов. Равным образом и после принятия наследства предметом обладания являются на самом деле только отдельные объекты, а не имущество как таковое. Итак, следует признать, что имущество как таковое не является самостоятельным объектом прав.


[1] Goppert uber einheitliche, zusammengesetzte und Gesammtsachen.

Advertisement

[2] См. Birkmeyer. Uber das Vermogen im juristischen Sinne.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.