Понятие и виды объектов прав

Объектом прав[1] может быть все, что служит средством для удовлетворения человеческих потребностей, поскольку данное средство считается дозволенным и пользование им нуждается в особой охране. Однако не всякое благо, не всякое средство удовлетворения человеческих потребностей может быть объектом всякого права.

В частности, объектами имущественных прав, на которых нам и предстоит остановиться подробнее, могут быть только такие блага, которые поддаются денежной оценке, представляют так назыв. денежный интерес.

Их можно назвать хозяйственными благами. Хозяйственные блага обыкновенно подразделяются на две главные категории: 1) на вещи, т.е. самостоятельные материальные предметы, заключенные в определенные пространственные границы, и 2) действия лиц.

Advertisement

Иногда вместо термина “имущественное благо” употребляют термин “вещь в обширном смысле” с подразделением вещей на телесные вещи (или вещи в тесном смысле) и бестелесные вещи (или действия лиц).

Последняя терминология заимствована у римских юристов, которые также различали res corporales и res incorporales. Однако у них эти термины имели несколько иное значение. Именно они под res corporales и res incorporales понимают не объекты имущественных прав, а составные части имущества. Это явствует как из общего определения res: 1. 23 D. de V. S. 50 16.

Rei appelatione et causae et jura continentur, так и из того, что наряду с res в том же смысле употребляется термин “pecunia”: 1.222 eod. Pecuniae nomine non solum numerata pecunia, sed omnes res, tam soli, quam mobiles, et tam corpora, quam jura continentur, так, наконец, ближайшей характеристики res corporales и incorporales, которую дают Гай и Юстиниан в Институциях: pr. J. de reb. Incorpor. 2, 2. Quaedam praeterea res corporales sunt, quaedam incorporales.

§ 1. Corporales hae sunt, quae sui natura tangi possunt, velut fundus, homo, vestis, aurum, et denique aliae res innumerabiles. § 2. Incorporales autem sunt, quae tangi non possunt, qualia sunt ea, quae in iure consistunt, sicut hereditas, ususfructus, obligationes quoquo modo contractae.

Advertisement

Nec ad rem pertinet quod in hereditate res corporales continentur, nam et fructus, qui ex fundo percipiuntur corporales sunt, et id, quod ex aliqua obligatione nobis debetur, plerumque corporale est, veluti fundus, homo, pecunia. Nam ipsum, ius hereditatis, et ipsum ius utendi, fruendi, et ipsum ius obligationis incorporale est, См. Gaii, Instit. II, § 12-14.

Действительно во всех приведенных фрагментах противопоставляются друг другу вещи (в смысле телесных вещей) и права. Но если вещи могут служить объектами прав, то, конечно, право не может же служить само себе объектом[2])); это, конечно, понимали и римские юристы, которые во второй половине § 2 J. cit. прямо указывают на то, что нужно отличать право от объекта его, объясняя, что только само право наследования, само право узуфрукта, само право требования всегда есть res incorporales, тогда как объектами этих прав могут быть res corporales.

Но если это так, то нельзя рассматривать римское деление res на res corporales и res incorporales, как деление объектов прав. Зато это деление получает вполне определенный смысл, если рассматривать res corporales и incorporales как составные части имущества: нужно только исходить не из строго научного, а из обыденного представления об имуществе.

Действительно, в обиходе именно смотрят на имущество, или, точнее, на активное имущество как на совокупность принадлежащих данному лицу (на праве собственности, что подразумевается) вещей, с одной стороны, и прав на чужие вещи и действия третьих лиц – с другой. Так смотрели на дело и римские юристы. Конечно, ближайший анализ этого обыденного представления об имуществе легко приводит к убеждению в научной несостоятельности его.

Advertisement

Раз вообще принято считать составными частями так назыв. активного имущества не отдельные хозяйственные блага, а принадлежащие лицу имущественные права, то к числу этих прав должно быть отнесено, конечно, и право собственности, которое может быть названо res incorporales с таким же основанием, как и jus gereditatis, ususfructus и т. д.

Но в обиходе право собственности постоянно смешивается со своим объектом, отождествляется с ним; никто не говорит: на эту книгу я имею право собственности, а все говорят: это моя книга.

Такой взгляд настолько укоренился, что логическая несообразность, лежащая в основании его, и теперь еще многими не сознается. Неудивительно, что римские юристы не могли освободиться из-под его влияния: известно, что они вообще не отличались способностью к абстракциям.

Итак, мы видели, что объекты имущественных прав, или хозяйственные блага, обыкновенно подразделяются на две главные категории: на вещи и действия лиц. Такое деление нельзя признать вполне удовлетворительным.

Advertisement

Действия лица неотделимы от данной личности: вне определенной личности немыслимы никакие действия. Если это так, то объектом прав следовало бы признавать не действия, а самую личность, обязанную совершать те или другие действия.

И это тем более, что в случае несовершения тех или иных действий, которые данное лицо обязано совершить, можно воздействовать только на самое лицо, а не непосредственно на действия его. Против этого возражают, что лицо, если только это не раб, может быть признано только субъектом, но не объектом прав. Однако такое возражение неосновательно.

Верно лишь то, что с точки зрения современного права, не допускающего полного порабощения одной личности другою, никакое лицо не признается только объектом, но всегда вместе с тем и субъектом прав.

Другими словами, право пользования или распоряжения одной личности по отношению к другой никогда не может быть исключительным, всепоглощающим; оно всегда в большей или меньшей степени ограничивается встречными правами противной стороны.

Advertisement

Итак, следует различать в качестве объектов прав не вещи и действия, а вещи и лица; возможно также, что объектом права являются одновременно и те, и другие. Так, напр., при праве собственности объектом права является вещь, при договоре личного найма с точки зрения нанимателя – личность нанимающегося в услужение, при договоре купли-продажи с точки зрения покупщика – одновременно личность продавца и покупаемая вещь.


[1] См. Arndts. Pandecten. § 48; Unger. System des osterreichischen Privatrechts. 4 изд. Т. I. С. 353 и сл.; Regelsberger. Pandecten. Т. I. С. 357 и сл.; Гримм. К учению об объектах прав в Вестнике Права за сентябрь и октябрь 1905 г.

[2] Другой, конечно, вопрос, не могут ли одни права служить объектом других прав, напр., не может ли право требования служить объектом закладного права. – Вопрос этот удобнее рассмотреть в связи с изучением залогового права. Там мы увидим, что на него следует дать отрицательный ответ.

Advertisement