Press "Enter" to skip to content

Усыновление по русскому закону

К нам юридическая идея усыновления перешла в первый раз из греко-римского права и сохранилась в церковной юрисдикции. Дела об усыновлении подлежали церковному ведомству. Гражданских форм усыновления не было; но из памятников видно, что усыновленный входил в семейство и приобретал наследственные права.

Гражданские формы усыновления возникли у нас и появились в законе при Александре I. Формы эти были различны, и усыновление совершалось с большей или меньшей легкостью и простотой – по различию сословий.

У дворян потомственных и у принадлежащих к потомственному дворянству лиц духовного звания православного исповедания усыновление дозволялось только неимеющим потомков или сродников мужского пола той же фамилии, для возобновления фамилии; таким образом, усыновлению придавалось политическое значение.

Могли быть усыновляемы только ближайшие законнорожденные родственники – не только один, но несколько, не только сирота, но и имеющий кровных родителей. В последнем случае требовалось их согласие. Для усыновления было необходимо Высочайшее разрешение, а для лиц духовного звания, сверх того, разрешение епархиальных архиереев (Зак. Гр. 145–147, 150).

Усыновление личными дворянами, не принадлежащими к потомственному дворянству, православными священнослужителями и церковными причетниками и почетными гражданами совершалось по постановлениям губернских правлений, а купцами – по постановлениям казенных палат, с утверждения в обоих случаях Сената. У крестьян и мещан усыновление производилось припиской к семейству, для последних с утверждения казенной палаты.

Подобно форме, действие усыновления также различалось по сословиям. Усыновленным потомственными дворянами передавались при жизни усыновителя фамилия его и герб или присоединялись к его фамилии и гербу, но не присваивалось никаких прав наследования: усыновленные наследовали не иначе как по общим законам, стало быть, после кровных своих родственников.

У лиц прочих состояний усыновленные вступали во все права законных детей усыновителей, следовательно, приобретали чрез усыновление и право на наследство после усыновителя даже в соучастии с законными по крови детьми его и несли все обязанности детей по отношению к родителям (ср. Касс. реш. 1872 г., № 755; 1883 г. № 114; Сборн. Сен. реш. т. I, № 567). Усыновленные не приобретали лишь прав состояния и звания усыновителей: они сохраняли те, кои имели до усыновления.

Законом 12 марта 1891 года установлены общие однообразные формы для усыновления и с точностью определены его условия и последствия. На основании сего закона усыновление во всех сословиях, за исключением мещан и крестьян, совершается окружными судами, а где они не введены, судебными местами первой степени, по месту постоянного жительства усыновителей или усыновляемых, по прошениям, в коих должны быть изложены все необходимые для постановления определения сведения и удостоверения.

Дела об усыновлении решаются по выслушании заключения прокурора, где же судебные уставы не введены еще в действие – по просмотре постановлений подлежащих судебных мест губернскими или областными прокурорами; решения судов подлежат обжалованию в общем порядке.

Лицам, права которых нарушаются неправильным усыновлением, предоставлено возражать во время производства дела или начать спор общим исковым порядком в двухгодичный срок со дня вступления определения суда в законную силу. Спор сей должен быть заявлен при жизни усыновителя: после его смерти он не дозволяется (Уст. Гражд. Суд., 14608-146012. Зак. Суд. Гражд., 467-470).

Для мещан и крестьян сохранена прежняя форма усыновления – приписка к семейству, которая у крестьян производится с ведома мирских сообществ, а у мещан – с утверждения казенной палаты.

Новые правила определили не одну только форму, в коей совершается усыновление, но установили также условия и последствия усыновления, одинаковые для всех сословий, не исключая и бывших податных.

Условия эти состоят в том, что усыновителями не могут быть лица, имеющие родных и узаконенных детей и по сану своему обреченные на безбрачие; они должны быть не моложе 30 лет и быть старше усыновляемых по крайней мере восемнадцатью годами и иметь общую гражданскую правоспособность.

Супругам предоставляется усыновлять каждому одно и то же лицо, а в случае усыновления одним необходимо согласие другого. Не дозволяется усыновление христианами нехристиан и наоборот, и раскольниками и сектантами православных.

Когда усыновитель принадлежит к духовному званию, требуется разрешение епархиального архиерея; для нижних военных чинов нужно разрешение начальства. Для усыновления требуется согласие родителей, опекунов или попечителей усыновляемого и его самого, если он достиг четырнадцатилетнего возраста.

Что касается действия усыновления, то усыновленному может быть передана фамилия усыновителя, если он не пользуется большим, чем усыновитель, правом состояния. У потомственных дворян фамилия передается не иначе, как с Высочайшего соизволения, на основании общих правил о передаче фамилий в этом сословии.

Усыновленным лицами женского пола, не вступившими в брак, фамилия передается при жизни родителей передатчицы, с согласия последних. Усыновленные сохраняют прежние права состояния, так что те из них, кои принадлежали к высшему званию, чем усыновитель, – остаются в том же звании и после усыновления, а имевшие низшие по состоянию права не переходят в то сословие, к которому принадлежит усыновитель.

Исключение, и то неполное, сделано лишь по отношению к усыновленным дворянами и потомственными почетными гражданами; они получают через усыновление личное почетное гражданство, когда до усыновления имели меньшие права состояния.

Затем в отношении гражданских прав, прав в сфере семейственной и имущественной, усыновленным даны все права законных детей усыновителя; вследствие сего им предоставлено право наследования после усыновителей, но лишь в их благоприобретенном, а не родовом имуществе.

Порядок наследования в последнем не изменяется усыновлением, и в сем отношении положение детей усыновленных отличается от положения детей законных и узаконенных.

Есть и еще отличие, а именно: после усыновителя, оставившего только дочерей, благоприобретенное имение его указано лишь между ними и усыновленным поровну; усыновленные не имеют права ни на пенсию усыновителя, ни на единовременное пособие за его службу. После родственников усыновителя усыновленные не наследуют, когда не имеют на это права по законному с ними родству.

Нисходящие усыновленного при наследовании заступают его место по праву представления. Приобретая наследственные права после усыновителя, усыновленный не лишается права наследовать после родителей своих и их родственников.

Пользуясь правами родных детей усыновителя, усыновленные должны нести и все те обязанности, кои по отношению к родителям несут их родные дети, а в отношении наследования усыновителей после бездетно умерших усыновленных в их благоприобретенном имуществе соблюдаются общие правила о наследовании родителей после детей, причем имущество, уступленное в виде дара усыновленному его родителями или усыновителями, возвращается первым или последнему, смотря по тому, от кого было получено. Усыновленных купцами дозволяется вносить в купеческие свидетельства наравне с родными детьми усыновителя (Зак. Гражд., ст. 145 и сл. по прод. 1891 г.).

Особые правила об усыновлении действуют в казачьих войсках (Зак. Гражд., ст. 161 и прим. по Прод. 1890 г.).

По Уставу о воинской повинности, усыновление приемышей в крестьянском сословии доказывается приговорами сельских сходов, в коих должно быть удостоверено, что приемыши взяты были в семейство усыновителей ранее 10-летнего возраста. В 1892 году признано для сего достаточным и удостоверение полиции относительно лиц, принявших христианство (Уст. о воин. повин., ст. 45, прим. 3 по Прод. 1893 г.).

В предупреждение обхода законов о черте постоянной оседлости евреев им дозволено усыновлять только такие лица, кои сами имеют право на жительство в месте пребывания усыновителя. (Зак. Гражд., ст. 145, прим. по Прод. 1894 г.)

За изданием нового закона 1891 года остается ли в силе запрещение лицам привилегированных сословий усыновлять своих незаконнорожденных детей? Сенат отвечает утвердительно. Но либеральные органы нашей печати спрашивают: почему же не дозволить такое усыновление для всех беспрепятственно?

Можно ответить: потому, что таким дозволением отменено было бы священное значение законного брака, как союза, освященного церковью, и все дикие, произвольные и случайные союзы мужчины с женщиной были бы поставлены в один ряд с законным браком, следовательно, закон подорвал бы значение целой семьи, как постоянного союза для воспитания в семейном духе целых поколений.

В 1863 году установлены для потомственных дворян особые правила о передаче фамилий, гербов и титулов. Дворянин (только мужчина), не имеющий сыновей или кровных однофамильцев, может передать свою фамилию, с гербом и титулом, одному из родственников или мужу (дворянину же) родственницы, носившей ту же фамилию до замужества (с ее согласия).

Передача эта, хотя совершается при жизни, но осуществляется лишь по смерти передатчика и может относиться лишь к одному лицу, по вступлении его в совершеннолетие, а не ко всему его семейству; по смерти же его переданная фамилия сообщается жене его и из нисходящего потомства старшему в роде.

На принятие фамилии требуется письменное согласие самого приемыша и его родителей. Передача уничтожается, если у передатчика родятся, после передачи, законные сыновья. Передачей фамилии не сообщаются наследственные права.

О передаче подается просьба на Высочайшее имя через Канцелярию Прошений, затем дело рассматривается в департаменте Герольдии Сената и через Государственный Совет восходит на Высочайшее утверждение (см. Зак. Гр. 148. Т. IX, ст. 324, прил.).

Иностранцы, не русские подданные, имеют право усыновлять подкидышей и непомнящих родства, с тем, чтобы неизвестные младенцы (кроме Остзейск. губ.) были воспитываемы в православной вере (Гр. 163).

См. еще особые правила об усыновлении питомцев Спб. и Моск. Воспит. Домов в т. Х ч. 1, Зак. Гр., ст. 156, прим., прил.


По римскому праву и по греко-римским законам, вошедшим в Кормчую, из усыновления возникает отношение, подобное родству. По церковным законам, оно служит препятствием к браку до 7-й степени. Это препятствие ныне не принадлежит к числу безусловных, но требует разрешения архиерея (Нев. I, 194, 204).

Общие правила усыновления, в законах прибалтийских губерний, взяты из римского права. Усыновление совершается с утверждения суда, коему подведом усыновляемый, или сиротского суда, буде он несовершеннолетен.

Усыновляемый приобретает все права кровных детей, но в потомственном дворянстве сообщение прав не дворянину зависит от согласия дворянского общества и от Высочайшего соизволения. От усыновленных отличаются приемыши, взятые на попечение: отношение их свободное и не соединяется с передачей прав (Остз. Гр. Зак. 175–196).

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!