Press "Enter" to skip to content

Права на чужую вещь

Четвертым видом имущественных прав являются права на чужую вещь, т.е. сервитуты, как личные, так и реальные. Этот вид имущественных прав также был известен законодательству XVIII ст., хотя оно разработало его довольно мало. К личным сервитутам могут быть отнесены следующие: 1) право проезжающих, а также прогоняющих скот останавливаться на лугах, прилегающих к дороге, в силу чего луга не должны были запираться ранее Троицына дня. Как известно, это право получило свою законодательную санкцию еще в Уложении 1649 г. (ст. 4. Гл. VII) и было подтверждено в 1765 г. Тогда же состоялось предписание косить луга в определенное время и по окончании сенокоса снова отпирать их для нужд прогоняемого скота. В 1766 г. (30 марта) был издан другой указ, которым постановлено отпирать луга на расстоянии версты по большим дорогам и полуверсты по проселочным не позже сентября. Это же постановление было распространено и на пашенные земли. Во время закрытия лугов владельцы последних должны были по обе стороны дорог оставлять свободное пространство определенной меры с лишением права косить его. Этим пространством могли пользоваться проезжающие и прогоняемый скот (указы 1744 г. 9 января и 11 сентября, 1754 г., 1766 г.). Вопрос о запирании лугов был затронут в 1767 г. во многих дворянских наказах, причем, не высказываясь в принципе против этого сервитута, наказы просят только о точном установлении срока для закрытия и открытия лугов ввиду переходящего характера праздника Троицы. Так, некоторые просят запирать луга с 1 июня (костромской наказ), некоторые с 20 мая (любимский наказ), некоторые с 15 мая (ржеволодимирский наказ) и т.д. Однако Екатерина II не обратила внимания на эти заявления, и прежнее законодательство осталось в силе. Наконец, межевая инструкция 1766 г. предписала “выключать” из частных владений для проведения дорог определенное количество земли: от 60-ти и до 3-х сажен, причем без всякого вознаграждения собственнику. Эти постановления были значительно развиты в 1817 и 1719 гг. с изданием правил об устройстве дорог, когда последние были разделены на особые “статьи” или группы[1].

Другим личным сервитутом было право проезжающих на судах пользоваться бечевником, т.е. известным пространством берега, а именно: приставать к нему, выгружать на него свои товары, тянуть на нем бечевой суда и т.п., хотя бы берег входил в состав собственности частных лиц (указы 1734, 1741, 1743 гг. и др.). С 1766 г. этот сервитут прекратил свое существование, так как изданной тогда межевой инструкцией было предписано считать пространство берега, занимаемое под бечевник, государственным имуществом и исключать из числа дач. Инструкция предписала “отрезать” для бечевника по берегам судоходных рек полосу земли в 10 сажен “от тех мест, откуда по состоянию обыкновенной воды землемеры усмотрят удобным быть бечевникам”. Но ввиду того, что подобный бечевник во время половодья затоплялся, позднейшее законодательство было вынуждено восстановить рассматриваемый сервитут и признать за проезжающими на судах право пользоваться во время половодья полосой берега, шириной от 1 и до 2 1/2 сажен, “за линией наводнения” (закон 16 ноября 1817 г.)[2].

Реальные сервитуты, как известно, делятся на сельские и городские. К первым относились следующие: 1) право прохода и проезда из одного имения через другое по проложенной через него дороге, если иначе нет возможности попасть на отхожие пашни, сенные покосы, в леса и другие угодья, а также к рекам для водопоя (межевые инструкции 1754 и 1766 гг., закон 20 декабря 1829 г. и др.[3]); 2) право владельца выше лежащего по реке имения на запрет по отношению к владельцу ниже лежащего имения строить плотины и мельницы, если вследствие этого затопляются водой его луга, пашни и сенные покосы (Уложение. Ст. 238. Гл. X); 3) право въезда в чужие леса для рубки строевых и дровяных деревьев, но не на продажу, а на свои нужды, также для производства звериных промыслов и для эксплуатации бортных и других угодий (указ 6 июня 1799 г. предписал относительно казенных въезжих лесов уничтожать право въезда путем размежевания частей леса между частными владельцами, пользующимися названным сервитутом)[4]; 4) право ловли рыбы в реках и озерах, находящихся на землях частных собственников или казенных, в силу чего на основании указа 1778 г. было предписано по берегам таких озер отмеривать по 10 сажен для пристанища ловцам и для просушки их снастей.

К городским сервитутам, кроме тех, о которых говорит Уложение 1649 г. (запрещение строить дом на меже чужого участка (ст. 277), ставить печь у стены своего соседа (ст. 278) и сваливать сор на чужую землю (ст. 279. Гл. X), относились еще следующие: 1) запрещение делать скат кровли на двор соседа (указ 1737 г.) и 2) обязанность строить брандмауэры, отделяющие кровли смежных домов (указ 1809 г.)[5].


[1] Кроме указ. соч. Неволина и Курдиновского, см.: Селифантов. О праве собственности на землю из-под упраздненных дорог (Журн. гражд. и уголовн. права. 1873. Кн. 4).

[2] Курдиновский. Указ. соч. С. 155 и след.

[3] Для осуществления этого права на собственников была возложена обязанность безвозмездно предоставлять для проведения дороги пространство земли шириной в 3 сажени.

[4] Со времени Екатерины II законодательство ограничивает право въезда в чужие леса тем, что на будущее время запрещает давать его кому бы то ни было, а существующее уже старается ограничить во времени.

[5] Остальные городские сервитуты, о которых говорит Свод Законов, установлены в 1834 г.

error: Content is protected !!