Press "Enter" to skip to content

Author: Василий Латкин

Учёный-юрист, исследователь правовой науки, ординарный профессор Санкт-Петербургского университета.

Судоустройство

При Петре I впервые[1] произошла попытка отделения суда от администрации, хотя это начало и не было последовательно проведено, так как некоторые административные власти, напр., губернаторы, должны были контролировать деятельность судебных органов, и, кроме того, многие чисто административные учреждения имели судебные функции[2]. Но как бы то ни было, Петр создал особые органы, долженствовавшие ведать только суд, чем и положил начало отделению суда от администрации, более или менее завершившемуся при Екатерине II. Впрочем, подобное отделение произошло уже позднее (в 1718 г.), первоначально же судебные органы были поставлены в полную зависимость от административных. Так, указом 24 апр. 1713 г. в губерниях были учреждены ландрихтеры, подчиненные губернаторам и ландратским коллегиям[3]. На основании этого указа судебные функции, в сущности, были возложены на ландратов, и только в случаях “впадения их в какое прегрешение” или возникновения спорного дела о земле губернатор обязывался посылать ландрихтера для разбора дела.

Comments closed

Процесс

Петр I относился крайне отрицательно к старому московскому процессу, главным образом, за свободное состояние сторон и за допущение поверенных, в чем он видел источник волокиты, ябедничества и других преступлений. Вот что писал он в указе 21 февраля 1697 г.: “в судах и в очных ставках от истцов и ответчиков бывает многая неправда и лукавство, и ищут многие истцы исков своих, затевая напрасно, также и ответчики в прямых исках отвечают неправду же, составными вымыслами своими и лукавством, хотя теми составными затейливыми ответами прямых исков напрасно отбыть, забыв страх Божий. А иные истцы и ответчики, для таких же своих коварств и неправды, нанимают за себя в суды и в очные ставки свою братью и боярских людей (т.е. поверенных), ябедников и составщиков же, воров и душевредцев, и за теми их воровскими и ябедническими, и составными вымыслами и лукавством в вершении тех дел правым и маломочным людям чинится многая волокита, и напрасные харчи, и убытки, и разорение, а ябедникам и ворам поживки”. Чтоб уничтожить подобный порядок вещей, указ предписал “суду и очным ставкам не быть, а ведать все дела розыском”.

Comments closed

Доверенность

Последним видом обязательств являлась доверенность. Что касается до заключения названного договора, то далеко не все лица могли пользоваться этим правом. Так, в 1811 г. Сенат уничтожил доверенность на управление деревнями с передачей всех вотчинных прав, данную лицу, не имевшему права владеть крепостными людьми.

Comments closed

Товарищество

Девятым видом обязательств являлось товарищество[1], известное уже в XVII ст. Под влиянием западноевропейских порядков этот вид договора постепенно распространился на практике и получил свою санкцию в законе. Так, еще в 1698 г. голландец Небель предложил Петру I свой проект устройства компаний для успешного развития северных рыбных и звериных промыслов. Хотя Небель не получил никаких привилегий, однако в 1698 г. государь издал указ, которым разрешил “купецким людям торговать так, как торгуют в иных государствах: компаниями”. Точно так же Салтыков, как в своих “Пропозициях”, так и в “Изъявлениях, прибыточных государству”, советовал Петру учредить заводы “во всех губерниях купецкими людьми, собрав из них несколькое число в компании, и от них учинить к тому складку, смотря по пропорции пожитков их”. Мало того, Салтыков даже высказывался за принудительный путь в деле организации компаний. Так, в “Пропозициях” он предлагал “велеть во всех губерниях учредить колонии или компании торговых людей, и тем компаниям с принуждением велеть торговать в иные государства”[2]. И в позднейшее время не раз обращалось внимание правительства на необходимость содействовать развитию “компанейских предприятий”. Так, до нас дошел проект известного Теплова, составленный им, вероятно, в 1764 г. В нем высказывается следующее мнение о компаниях: “учредить компании или общества торговые, дабы общим богатством над привилегиями сильнее было действовать. А таким компаниям надобно кажется сочиненным быть из всякого рода людей, так как то во многих государствах с великою пользою производят”[3].

Comments closed

Поклажа

Восьмым видом обязательств являлась поклажа или отдача и прием на сохранение. Что касается до контрагентов этого договора, то таковыми могли быть все лица, которым не было запрещено вступать в договоры. Кроме того, прибавление к Духовному регламенту запретило монашествующим брать на сохранение в монастырь чужие вещи и деньги (ч. о монахах. Ст. 29 и 30).

Comments closed

Заем

Седьмым видом обязательств являлся заем. Законодательство изучаемого периода разрешало далеко не всем лицам вступать в это обязательство. Не говоря уже о несовершеннолетних и неотделенных детях, которым это было запрещено, существовали еще лица, в отношении которых названный договор считался недействительным, и заключение его влекло за собой определенные кары для контрагентов. Так, указом 1740 г. было подтверждено правило Уложения 1649 г. (ст. 58. Гл. XX) о воспрещении воеводам и приказным людям в местах своего служения брать на ком-либо заемные обязательства. На основании этого указа было запрещено всем чиновникам, служащим в губерниях, вступать в названное обязательство с кем-нибудь из местных жителей. В 1837 г. было признано за лихоимство взятие заемных обязательств со стороны чиновников земского суда и полиции, во время производства следствия, с преступников или с прикосновенных к преступлению лиц. Еще раньше, а именно в 1829 г., было постановлено, что лица, занимающие на государственной службе места казначеев, могут производить денежные ссуды не иначе, как с разрешения их начальства. До сих пор мы говорили о лицах, коим было запрещено ссужать деньги. Перейдем теперь к лицам, коим было запрещено, по крайней мере, без разрешения их властей, брать деньги взаймы. Кроме несовершеннолетних и неотделенных детей, с 1761 г. было запрещено также и крестьянам (государственным, дворцовым, духовных вотчин и крепостным, а с 1771 г. и дворовым людям) обязываться векселями. Впрочем, они могли писать заемные письма, но не иначе, как в определенных местах и с разрешения своих властей и помещиков. Точно так же в 1796 г. состоялось запрещение нижним чинам брать у кого-либо в долг под страхом наказания и под страхом отсылки к гражданскому суду их кредиторов.

Comments closed

Подряд и поставка

Шестым видом обязательств являлись подряд и поставка. Предметом названного договора, согласно с законодательством изучаемого периода (указы 1701, 1738, 1782 гг. и др.), могли быть: 1) постройка, ремонт, переделка и ломка зданий и вообще производство всяких работ, 2) поставка материалов, припасов и вещей и 3) перевозка людей и вещей как сухим путем, так и водой[1].

Comments closed

Личный наем

Пятым видом обязательств являлся личный наем, выражавшийся в форме найма: 1) для домашних услуг и 2) отправления земледельческих, ремесленных и заводских работ, а также торговых и прочих промыслов. Право нанимать себе кого-либо имели вообще все те лица, которым принадлежало право вступления в договоры[1]. Впрочем, законом 1818 г. было признано, что евреи не имеют права нанимать себе в услужение христиан (то же было подтверждено и в 1820 г.). Однако в 1827 г. было разъяснено, что для отправления всевозможного рода кратковременных работ и промыслов евреи сохраняют за собой право нанимать и христиан, причем с 1835 г. рабочие, нанявшиеся к евреям на работы, должны были жить не в одних домах с хозяевами, но отдельно.

Comments closed

Наем имущества

Четвертым видом обязательств является наем имущества[1]. Предметом последнего могло быть как движимое, так и недвижимое имущество, причем контрагенты в отношении него обязательно должны были пользоваться правом распоряжения. Так, законом 1842 г. отдача внаем со стороны крепостных крестьян земель, мельниц и разных угодий без разрешения помещиков, т.е. лиц, пользовавшихся правом распоряжения названным имуществом, была признана недействительной. Срок найма в большинстве случаев (по крайней мере до 1824 г.) определялся добровольным согласием сторон[2]. Впрочем, иногда само законодательство считало нужным определить максимальный срок. Так, межевой инструкцией 1766 г. было постановлено, что однодворцы могут сдавать внаем те из своих земель, на которых они в подушном окладе положены не более, как на год. В 1824 г. Государственный Совет по одному частному делу постановил, что недвижимые имущества можно отдавать внаем на срок не более 12 лет, чем свобода в определении срока найма была уничтожена. Впрочем, в 1835 г. этот срок был увеличен до 30 лет относительно сдачи внаем пустопорожних земель для постройки на них фабрик и заводов, а в 1847 г. для постройки дач в окрестностях обеих столиц.

Comments closed

Мена

Вторым видом обязательств является мена[1], причем акт о мене носил название меновой записи и должен был совершаться крепостным порядком. По мнению Неволина, указ о единонаследии…

Comments closed
error: Content is protected !!