Press "Enter" to skip to content

Определение права собственности и его содержание

В области юридических отношений право собственности является необходимостью и в гражданском праве занимает первое место. Были и есть писатели, утверждающие, что в некоторых обществах юридический быт устанавливается без права собственности. Но это несправедливо: право собственности, иногда сокрыто, существует в грубых формах, но тем не менее оно всегда и везде существует. И эта необходимость существования права собственности не исключает собой творчества, признаваемого за юридическим бытом: господство человека над вещью, необходимое для удовлетворения его потребностей, – господство, принимаемое на первый раз правом собственности, служит лишь одной из исходных точек для того творчества, которое мы приписываем юридическому быту, подобно тому, как личность составляет понятие, из которого исходят и к которому возвращаются все юридические определения.

Но как определить право собственности? В каком объеме допустить его? Какие составные части придать ему? Какие установить между этими частями взаимные отношения? Все это обширное поприще предоставляется творчеству юридического быта. И действительно, закон и обычай в различных гражданских обществах устанавливают право собственности различно. Но в каждом обществе право собственности пользуется особым уважением: его называют священным, неприкосновенным и т. п. Даже такие гражданские общества, которые не слишком дорожат правами своих членов, все-таки провозглашают неприкосновенность права собственности. Это происходит оттого, что господство человека над вещью необходимо для удовлетворения его потребностей, а желание удовлетворять им до того свойственно человеку, что он в высшей степени дорожит служащими к тому средствами.

Существование потребностей, необходимость их удовлетворения сознаются одинаково во всех обществах, и вот почему право собственности везде признается особенно важным, считается неприкосновенным. Но, кроме того, право собственности и потому заслуживает внимательного изучения, что может заменить другие имущественные права, тогда как само право собственности вполне заменить другими имущественными правами невозможно.

С первого взгляда, право собственности представляется нам господством лица над вещью. Но не всякое господство лица над вещью есть право собственности. Прежде всего господство может быть случайным: фактически оно существует, но не признается законным, не признается правом собственности. Итак, нужно дополнить понятие о праве собственности, сказать, что оно есть господство законное. Но и всякое вещное право представляет законное господство лица над вещью. Например, я предоставляю А какую-либо вещь мою в пользование: тем самым А приобретает господство над вещью, господство законное, но которое все-таки будет не правом собственности, а только правом пользования. Если сравним оба эти права, то окажется, что право собственности шире, полнее права пользования. И тот же результат получим от сравнения права собственности со всяким другим вещным правом.

Но если таков результат сравнения права собственности с другими вещными правами, то близка мысль, что по самому существу своему право собственности выигрывает перед другими вещными правами, и эта наибольшая полнота его должна быть внесена в само понятие о праве собственности. И в самом деле, нередко, даже обыкновенно, определяют право собственности как безусловное, неограниченное, полное господство лица над вещью. Но такое определение расходится с действительностью: если рассматривать право собственности, как оно существует в действительности, то оказывается, что оно существует и без такой безусловности, неограниченности и полноты; оказывается, что нигде нет неограниченного права собственности. Неограниченное юридическое господство лица над вещью даже неудобомыслимо: право есть понятие о мире, ограничении свободы, так что понятие об ограничении лежит в самом понятии о праве; право собственности есть только вид права, следовательно и на нем должен отразиться, и действительно отражается, характер ограниченности.

Одно то, что многие виды осуществления права собственности были бы в то же время нарушением права собственности других лиц, уже представляет нам право собственности ограниченным. Но, кроме того, каждый юридический быт знает много ограничений, не зависящих от нарушения чужого права, так что и без этих ограничений ничье право не было нарушено. Это сознают все. И даже те юристы, которые признают право собственности полным, неограниченным и безусловным господством лица над вещью, не могут упустить из виду его ограничений и потому называют право собственности полным господством лица над вещью, в тех пределах, в которых установлено это право в юридическом быту. Но очевидно, что такое определение противоречит себе: оно считает право собственности полным и неограниченным господством лица над вещью, а между тем говорит, что это – неограниченное господство в известных пределах. Возвращаясь к нашему сравнению права собственности с другими вещными правами, мы видим, что характеристика права собственности заключается не в полном господстве лица над вещью, а в том, что господство собственника над вещью полнее всякого другого господства. И право собственности можно определить так: оно есть полнейшее, сравнительно с другими правами, господство лица над вещью, признаваемое юридическими определениями. Но это определение только относительно: из него не видно еще содержания права собственности, тогда как именно содержание и дает определение предмету. Следует поэтому обратить внимание на все существенные определения юридического быта, относящиеся к праву собственности, и тогда следует сказать, что право собственности есть законное господство лица над вещью, в силу которого лицо может ею владеть, пользоваться и распоряжаться.

В нашем законодательстве понятие о праве собственности установилось только в новейшее время, законодательной деятельностью императрицы Екатерины II. Понятие о праве собственности обыкновенно развивается из владения. Первоначальное понятие о юридическом господстве над вещью связывается с господством фактическим: без фактического господства не признается господство юридическое; когда же есть фактическое господство, то допускается и юридическое. Это объясняется тем, что в малоразвитом юридическом быту гражданам недоступны отвлеченные понятия; для них нужна материальная основа, осязательный остов, а когда его нет, то и отвлеченные понятия не имеют хода. Так и наш древний юридический быт ухватился за фактическую сторону права собственности, представляющуюся во владении, и смешивал владение с правом собственности. Поэтому-то и доныне слово «владеть» значит у нас иногда то же, что «быть собственником», и доныне владение смешивается с собственностью, и доныне вечное и потомственное владение означает право собственности[1].

Конечно, право собственности постоянно существует в юридическом быту, потому что юридический быт неудобомыслим без господства над вещью, а который-либо вид господства оказывается господством полнейшим. Но в законодательстве право собственности определяется так: «Кто, быв первым приобретателем имущества, по законному укреплению его в частную принадлежность, получил власть, в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжать оным вечно и потомственно, доколе не передаст сей власти другому, или кому власть сия от первого приобретателя дошла непосредственно или через последующие законные передачи и укрепления: тот имеет на сие имущество право собственности»[2]. Но заметим, что понятий, выражаемых в этом определении, нужно держаться с некоторой осторожностью. Так, право собственности, по определению законодательства, характеризуется независимостью и исключительностью собственника во владении, пользовании и распоряжении вещью. Но мы на каждом шагу встречаемся с ограничениями собственника относительно пользования собственностью – существует целая система определений о праве участия в чужом имуществе; собственник ограничивается нередко относительно распоряжения вещью, но тем не менее право собственности признается за ним. Равным образом вечность и потомственность, по определению законодательства, характеризуют право собственности, но оно может быть и временным.

Каждое право может быть разбито на составные части, определяющие его содержание. Содержание права собственности обыкновенно определяется так: вследствие своего права господства над вещью лицо может поставить себя в фактическое отношение к вещи, владеть ею; лицо может подчинить вещь, составляющую его собственность, своим потребностям, удовлетворять им, пользоваться вещью без прямого разрушения самой вещи; наконец, лицо может прекратить само право собственности на вещь, или таким образом, что и никакое другое лицо не будет господствовать над ней, уничтожить вещь, или таким, что господство перейдет к другому лицу, – словом, как говорится, лицо может распоряжаться вещью. К владению, пользованию и распоряжению, в самом деле, могут быть сведены все возможные действия собственника относительно вещи, так что само право собственности можно определить совокупностью права владения, права пользования и права распоряжения. Но иногда допускают еще четвертое право в смысле составной части права собственности – право охранения собственности. Собственник действительно может отыскивать свою вещь, в чьих бы руках она ни находилась; но право судебной защиты не составляет какого-либо oсобенного права, составной части права собственности: право судебной защиты сопутствует всякому праву, входит в состав самого понятия о праве – право без права судебной защиты – не право.

Обратимся к рассмотрению составных частей права собственности в отдельности.


[1] Ст. 420, прим. ( объяснение к сокращениям в сносках дано в ч. 1 издания).

[2] Ук. ист.

error: Content is protected !!