Press "Enter" to skip to content

Вечевые постановления как источник права

Четвертый источник права составляют постановления веча. Древнейшие из них до нас не дошли; только в летописях находим краткие указания на вечевые постановления относительно условий призвания князей, заключения мирных договоров и проч. Дошли до нас только вечевые грамоты Пскова и Новгорода.

Точное определение времени составления Псковской судной грамоты представляет большие затруднения. В начале грамоты сказано: “Ся грамота выписана из вел. кн. Александровы грамоты, и из князь Константиновы грамоты, и из всех приписков псковских пошлин по благословению отец своих, попов всех 5 соборов и священноиноков, и дияконов, и священников, и всего божия свящества, всем Псковом на вечи, в лето 6905”.

6905 год есть 1397. Но пятый собор в Пскове был учрежден только в 1462 г. Это противоречие можно примирить двумя предположениями. Во-первых, тем, что переписчик XV в., снимавший копию с грамоты после 1462 г., когда в Пскове было уже 5 соборов, счел ошибкой то, что в грамоте говорится о меньшем числе их, и написал: “5 соборов”. Во-вторых, тем, что грамота могла быть составлена действительно после учреждения 5-го собора и в год написания грамоты вкралась ошибка от небрежности переписчика. Он написал ‘эце вместо того, чтобы написать ,зцое. В первом случае год составления грамоты будет 1397, во втором – 1467.

Затем возникает вопрос, кто были эти князья, Александр и Константин, грамоты которых вошли в состав Псковской? В Пскове встречаются два князя Александра: Александр Невский f 1263 и Александр Михайлович Тверской † 1399. Более вероятия приписать грамоту первому. Митрополит Киприан, живший в XIV в., в послании своем к новгородцам называет Александра, упомянутого в Псковской грамоте, великим князем. Это и служит основанием для заключения, что Александр грамоты есть Александр Невский. Мит. Киприан не почтил бы Александра тверского именем великого князя, так как он находился во враждебных отношениях с московскими князьями и был ими гоним и преследуем. Древнейшие основы Псковской грамоты восходят, таким образом, к памятнику первой половины XIII в.

Относительно князя Константина мы имеем еще более смутные сведения. Этот может быть Константин Дмитриевич f 1433, брат вел. кн. московского Василия Дмитриевича.

Текст Псков. суд. грамоты дошел до нас в одном только списке. Он издан Мурзакевичем с facsimile, перепечатан с примечаниями в хрестоматии Буданова. В Акт. Экспед. напечатана небольшая часть грамоты, извлеченная из летописи, хранящейся в московской синодальной библиотеке. По недосмотру она названа новгородской записью о церковном суде (Т. I. № 103).

Псковская грамота содержит богатый материал для изучения гражданского права, уголовного и судопроизводства. Прекрасное исследование о гражданских законах Псковской судной грамоты написано проф. Энгельманом.

Относительно возможных в будущем изменений в грамоте установлен такой порядок: “А которой строке пошлинной грамоты нет, и посадником доложити города Пскова на вече, да тая строка написать. А которая строка в сей грамоте не люба будет господину Пскову, ино та строка вольно будет выписать вон из грамоты” (ст. 108).

Новгородская судная грамота была составлена тоже на вече. Об этом говорится в самом ее начале: “Доложа господы великих князей, великого князя Ивана Васильевича всея Руси и сына его, великаго князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченного на архиепископство великаго Новагорода и Пскова священно-инока Феофила, и покончаша посадники ноугородские, и тысяцкие ноугородские, и бояря, и житьи люди, купци, и черные люди, вся пять концов, весь государь великий Новгород на вече, на Ярославле дворе”. Первая строка приведенной надписи не принадлежит к первоначальному составу грамоты. Эта надпись была сделана после 1471 г. В 1471 г. в Новгороде возникла мысль отложиться от вел. кн. московского и задаться за вел. кн. Литовского. Начатая по этому поводу война с Новгородом кончилась в пользу вел. кн. Ивана Васильевича. В заключенном после этой войны мире находим такое условие: “А что грамота докончальная в Новгороде промеж себя о суде, ино у той грамоты быти имени и печати великих князей”. В первоначальной редакции Новгородской судной грамоты, следовательно, имени великих князей не было. Она была составлена новгородцами только “промеж себя”, без утверждения великих государей. Переписка грамоты на имя великих князей совершилась в 1471 г. или в следующем. Но когда была составлена грамота на вече, этого мы не знаем. Можно думать, что это произошло около полвины XV в. Если бы грамота была очень старая, московский князь едва ли бы обратил на нее внимание и стал требовать переписки ее на свое имя.

Новгородская грамота дошла до нас тоже в одном только списке и, к сожалению, неполном. Она не имеет конца. Дошедшая до нас часть содержит постановления об организации и порядке суда. Список, напечатанный Карамзиным (Т. V. Пр. 404, и в Акт. Арх. Эксп. Т. I. № 92), имеет в своем основании один и тот же оригинал.

error: Content is protected !!