Press "Enter" to skip to content

О законнорожденности

Союз между родителями и детьми, как и союз супружеский, в существе своем трудно поддается регулированию права, так как отношения, возникающие из этого союза, являются более естественно-нравственными, чем юридическими, вследствие чего и законодательство не может дать в этом случае точных предписаний. Поэтому при определении этих отношений, поскольку они не касаются имущества, оно ограничивается только общими чертами.

Тем не менее, где существует союз родителей и детей, там существуют и постановления относительно сего союза – постановления, представляющие весьма большое разнообразие в своем историческом развитии, начиная с грубого подчинения детей безотчетной власти родителей, доходящего до права на жизнь и смерть детей, и кончая мягкими отношениями между первыми и вторыми, основанными больше на попечении, чем на власти.

Регулируя юридическими нормами отношения между родителями и детьми, право делает различие между детьми, происходящими от законного брака и вне брака. Так как закон оказывает свое покровительство только такому половому союзу, который заключен при условиях, предписанных им, т. е. законному браку, то в силу этого такое же покровительство распространяется и на потомство только от этого союза. Потомство же, происшедшее от простых нелегальных союзов или случайных связей, не пользуется таким покровительством закона, и нормы его имеют неодинаковый характер при определении положения законного или незаконного потомства.

Advertisement

Отсюда во всех законодательствах различие между детьми законнорожденными, законными и брачными (legitimi, legitimes, legittimi, legitimates, eheliche) и незаконными (по прежней терминологии – незаконнорожденными, внебрачными), (spurii, vulgo concepti, naturales, naturels, naturali, naturals, aussereheliche).

Строго говоря, для установления законнорожденности известного дитяти требовалось бы доказать не только, что оно родилось от женщины, состоящей в законном браке во время его зачатия, но также, что муж ее, а никто другой, есть виновник зачатия. Но закон, имея в виду трудность последнего доказательства, а также желая, по возможности, покровительствовать браку, признает (презумирует), что супруг матери есть отец ребенка, а равно закон признает законнорожденными не только детей, зачатых и родившихся в браке, но и только зачатых в браке, хотя бы и родившихся после прекращения его, и даже, при известных условиях – зачатых до брака, но родившихся в браке.

При этом законодатель определяет на основании данных физиологии кратчайший и самый продолжительный срок беременности и период зачатия, признает время от последнего дня кратчайшего срока до последнего дня самого продолжительного, считая от дня рождения ребенка. Наш закон определяет эти сроки в 180 и 306 дней (Зак. гр., ст. 119, 125 и 131; Пр., те же сроки, ст. 261). В других законодательствах взяты приблизительно такие же сроки (фр. 180-310 дн., ст. 312; ит. – то же, ст. 160; Общегерм. ул., ст. 180-302, § 1592; австр.180-300 д., § 138; сакс. 182-302 д., § 1771 и прусск. 210-302 д., II, 2, § 2; швейц. 180-300 д., ст. 252, 255).

Таким образом, зачатие в браке сообщает рождению законнорожденность и дает дитяти отчество мужа матери. Поэтому оспаривать законнорожденность дитяти, родившегося при существовании законного брака, может только супруг матери, и то не иначе, как доказав, что он, вследствие “разлуки с женой” (по прежней редакции “по отсутствию” – Зак. Суд. гражд., ст. 463), т. е. несомненной, непрерывной раздельной жизни не мог все время, к которому должно отнести зачатие этого дитяти, иметь с ней супружеского сожития (Уст. гр. суд., ст. 1348). Но и при этом условии он теряет право иска, если он раньше признал ребенка своим, расписавшись в записи о рождении его в метрической книге (Уст. гр. суд., ст. 1349). (Проект, кроме “разлуки”, говорит о лишении вообще возможности иметь супружеское сожитие с женой, ст. 273).

Advertisement

Другие законодательства в этом случае предоставляют мужу больший простор, давая ему право оспаривать законнорожденность дитяти, родившегося в браке, не только в случае отсутствия мужа в течение периода зачатия, но и по другим основаниям. Так, по Французскому (ст. 312) и по Итальянскому (ст. 165) уложениям такое право имеет муж:

1) в случае прелюбодеяния жены, если при этом рождение дитяти было скрыто от мужа (напротив, по Общегерманскому уложению (§ 1592), Австрийскому (§ 158) и Саксонскому (§ 1773) факт прелюбодеяния не имеет значения), а также:

2) если муж не мог сожительствовать с женой (во весь период зачатия ребенка) вследствие какой-нибудь случайной причины: операции, поранения, исключающих возможность сожительства; эту причину признают основательной и комментаторы Общегерманского уложения (Endemann. Lehrbuch des burgerlichen Rechts. II B. С. 837, прим. 17) и Прусского (Dernburg. Вышеуказ. соч. С. 130), но не вследствие естественной неспособности к сожительству, потому что такую неспособность трудно доказать; впрочем, итальянский закон допускает возможность спора и при явной, очевидной неспособности (ст. 164, то же усматривают и в русском праве, Dernburg 1, с.), и,

в-третьих, в случае рождения дитяти спустя 300 дней после постановления суда о раздельной жизни супругов (Фр., ст. 313, Итал., ст. 163).

Advertisement

Если дитя рождается ранее самого кратчайшего срока беременности (по нашему закону – 180 дней), то зачатие его считается внебрачным, но, тем не менее, ребенок признается законным, если муж не отрицает его законнорожденности (интересы брака и семейного мира требуют этого). Это правило общепризнанное (Зак. гр., ст. 119, 125, Фр., ст. 314; Итал., ст. 161; Сакс., § 1776; Австр., § 156; Пр. II, 2. §; Общегерм., § 1591; Швейц., ст. 255, 257). Отсутствие такого отрицания, исключающего возможность спора против законнорожденности, усматривается в том случае, если муж знал о добрачной беременности жены (Сакс. ул., § 1777; Австр., § 156), присутствовал при рождении дитяти и подписался в акте о рождении (Фр., ст. 314; Итал., ст. 161).

По Франц. (ст. 314) и Итал. (ст. 161) кодексам не может быть также оспариваема законнорожденность дитяти, родившегося нежизнеспособным, потому что такой спор бесполезен. В новом Швейцарском уложении существует постановление, неизвестное другим кодексам: “Если ребенок был зачат до брака, то подлежащая власть кантона, в котором находится родина мужа, может возбудить иск о непризнании ребенка законным даже в случае признания его мужем, если будет доказано, что последний, безусловно, не мог быть его отцом” (ст. 256).

По нашему закону, кроме подписи мужа в метрической книге доказательством, что отец не отрицал законности рождения дитяти, в рассматриваемом случае признаются показания или письма отца, или удостоверение, что он обращался с ним как со своим сыном или дочерью и посему заботился о его содержании и воспитании и что оно всегда беспрекословно пользовалось фамильным именем отца (Уст. гр. суд., ст. 1349; Зак. гр., ст. 119, 125)[1].

Для начатия дела о незаконности ребенка, родившегося при существовании законного брака, определяется срок годовой, со времени рождения его, если во время рождения муж находился в пределах государства, и двухлетний, если в то время он находился за границей; если же он не знал о рождении младенца, то срок считается с того момента, как он получит достоверное известие о рождении последнего (Уст. гр. суд., ст. 1350, 1351). Право отца переходит на наследников его по закону в том случае, если муж умер до рождения младенца, или до истечения предоставленного ему для начатия спора срока и если он не объявлял раньше, что признает этого младенца законным, или если ему не было известно о существовании ребенка (Уст. гр. суд., ст. 1352).

Advertisement

Наследники теряют право иска, если не предъявят его в течение трех месяцев со дня смерти мужа матери этого ребенка или если муж умер до рождения дитяти, в течение трех месяцев с момента рождения этого ребенка (Уст., ст. 1353).

Дитя, родившееся после самого продолжительного срока беременности (по нашему закону 306 д.), считается незаконным. Однако некоторые законодательства находят возможным допустить и здесь исключение. Так, по Общегерманскому уложению, если будет твердо установлено, что ребенок зачат раньше, чем за 302 дня (самый продолжительный срок беременности по Общегерманскому уложению), то в интересах законности его и это более отдаленное время относится к периоду зачатия (§ 1592), основываясь на справедливой оценке чести и поведения жены и на всем нравственном образе жизни ее (Endemann. Вышеуказ. соч. С. 837). Подобного взгляда держится и Австрийское уложение, допускающее возможность опровержения силы законных сроков беременности через экспертов (§ 157).

Право оспаривать законнорожденность дитяти, относительно законнорожденности которого не имеет места легальная презумпция, т. е. родившегося позже 306 дней со времени прекращения брака, принадлежит всем, чьи личные или имущественные права нарушаются вследствие признания известного лица законнорожденным (Фр. ул., ст. 315, 317; Итал., ст. 169). Но спор о законнорожденности должен быть заявлен не позже, как в течение установленного законом срока – у нас 6 месяцев после рождения дитяти (Зак. гр., ст. 131).

С другой стороны, право доказывать законнорожденность обставлено, по возможности, льготными условиями. Так, оно не погашается никакой давностью (Уст. гр. суд., ст. 1347). Для доказательства законнорожденности требуется доказать действительность и законность брака, от которого рожден доказывающий, а также происхождение от этого брака (Зак. гр., ст. 120). Как доказывается действительность брака, об этом была речь выше (см. Зак. гр., ст. 34-36).

Advertisement

Доказательством же рождения от законного брака признаются метрические свидетельства, а при отсутствии или при сомнительности их – исповедные росписи, родословные, городовые, обывательские книги, формулярные списки, ревизские сказки, а в дополнение сих актов принимаются свидетельские показания, и в том числе священника, который совершал крещение, и бывших при этом членов причта и восприемников (Уст. гр. суд., ст. 1356). Но не только наличность документальных доказательств, но и фактическое, никем не оспариваемое пользование правами сына или дочери известного лица, равно и признание этим лицом истца своим дитятею прямо (в письмах, перед другими) или косвенно (заботясь о содержании или воспитании), может служить доказательством законнорожденности (Зак. гр., ст. 125).


[1] Но мать дитяти, родившегося в браке, не имеет права оспаривать его законнорожденность (Зак. суд. гр., ст. 464).