Press "Enter" to skip to content

Новые теории естественного права

Lasson. System der Rechtsphilosophie. 1882. Stahl. Die Philosophic des Rechts, 4 Aufl. 1870. В. I.

Возникшая в XVII веке школа естественного права видела в нем не составную часть права положительного, а наряду с положительным и независимо от него существующее безусловное, не изменяющееся право.

Оценка такого взгляда не может быть произведена тем же приемом, какой мы применили к опровержению римского учения об естественном праве. Раз естественное право противополагается положительному, не представляется необходимым, что в положительном нашлось что-нибудь естественное.

Безусловное отсутствие в положительном праве абсолютных, неизменных начал не может быть поэтому приводимо как аргумент против истинности этого нового учения об естественном праве. Пусть право положительное разнообразно и изменчиво: над ним стоит вечное право природы.

Нельзя также в опровержение этой теории ссылаться на бесконечные разногласия о том, в чем заключаются основные начала естественного права. Нельзя утверждать, что при действительном существовании естественного права не могло бы быть сомнения относительно его верховного принципа. Движение небесных тел определяется неизменным законом; а сколько было разногласий по этому вопросу, покуда человечеству не удалось понять этот закон?

Опровержение учений школы естественного права должно быть построено иначе, опираться на иные основания. Учение об естественном праве есть во всяком случае гипотеза и притом гипотеза, исходящая из предположения о существовании такого деятеля, бытие которого эмпирически доказано быть не может.

Такие гипотезы существуют и в науках естествоведения; такова, например, гипотеза эфира. Но и гипотезы этого рода, хотя и не допускают прямой опытной поверки, не должны, однако, противоречить данным опыта, не должны приводить к выводам, не согласимым с данными непосредственного наблюдения. Только под этим условием такая гипотеза может быть принята, как научная гипотеза.

Поэтому, если окажется, что новое учение об естественном праве приводит неизбежно к отрицанию положительного права, существование которого есть факт несомненный, то учение это должно быть признано несостоятельной гипотезой. Не трудно показать, что к такому выводу и действительно приводит учение об естественном праве, как об особой системе абсолютных норм.

Теории XVII и XVIII веков видят в естественном праве целостную, полную систему юридических норм. На основании начал естественного права могут быть регулированы все разнообразные отношения людей без исключений. Как же, в таком случае, наряду с естественным правом существует еще и положительное право?

Как могло оно возникнуть, когда уже искони существовала все исчерпывающая система естественноправовых норм? Естественное право представляет согласные с природой требования разума, оно содержит в себе абсолютные неизменные начала справедливости.

Всякое постановление положительного права, не согласное с естественным правом, поэтому необходимо противоречит вечным, безусловным началам права и справедливости. Почему же эти противоречащие праву и справедливости постановления положительных законов мы все-таки называем правом?

Если в естественном праве мы имеем абсолютное мерило для различения права и неправа, как можно и все разнообразные постановления положительного права подводить под понятия права?

Первые учителя естественного права стараются, правда, примирить факт существования положительного права с предположением о существовании естественного права, но достигают этого лишь ценою самопротиворечий.

По учению Гуго Гроция и представителей рационалистического направления в школе естественного права (Пуфендорф, Томазий, Лейбниц, Вольф), естественное право врождено человеку, и само положительное право основывается на естественном праве. Одним из велений естественного права они признают обязанность соблюдать заключенные договоры.

И вот, если люди договорятся установить для упорядочения общественной жизни правительственную власть и предоставить ей право издавать законы, законы эти получают для всех обязательную силу. Но могут ли эти договоры и законы противоречить велениям естественного права или, напротив, имеют силу лишь постольку, поскольку согласны с началом естественного права?

Если признать, что положительное право имеет обязательную силу лишь под условием непротиворечия праву естественному, тогда останется необъяснимым несомненный факт существования самых резких различий в содержании постановлений положительного права.

Из нескольких противоречивых постановлений положительного права только одно какое-нибудь может быть согласно с правом естественным: все другие непременно противоречат ему.

Если же допустить, что основанные на договоре постановления положительного права имеют безусловную обязательность независимо от их содержания, хотя бы и противоречащего началам естественного права, то это несогласимо с безусловной обязательностью естественного права.

Естественное право вечно и неизменно, его не могут изменить не только люди, но, по уверению Гуго Гроция, и сам Бог. Как же согласить с этим, что посредством соглашения люди могут заменить веления естественного права другими, хотя бы прямо им противоположными?

Гораздо логичнее рассуждает Руссо, который из врожденности и безусловности естественного права выводит и неотчуждаемость естественных прав свободы. Но зато Руссо[1] приходит в сущности к отрицанию обязательной силы положительного права, т. е. к отрицанию несомненного факта ради дорогой ему гипотезы.

Представители эмпирического направления (Гоббс, Локк[2]), Юм[3] иначе стараются объяснить дело. Они не признают врожденности естественного права. Существует естественное право, но нет врожденного права. Естественному праву мы должны научиться из опыта.

Несовершенство человеческого знания и обусловливает разнообразие и изменчивость существующих систем положительного права. Раз будет достигнуто полное знание естественного права, оно одно и станет определять взаимные отношения людей.

Но если одно только естественное право согласно с природой, значит положительное противно природе? Как же оно может существовать? Разве противное природе возможно? Представителям эмпирического направления тем невозможнее утверждать что-либо подобное, что они не признают дуализма, не противополагают духа материи, подчиняют и духовные явления закону причинной связи.

Если же и душевная наша жизнь подчинена закону причинной связи, и в ней не может быть ничего противоестественного, не может возникнуть и таких юридических норм, которые бы были несогласны с природой. Следовательно, и изменчивые нормы положительного права согласны с природой и в этом смысле естественны, и нельзя им противополагать пресловутого «естественного» права, как бы единственного согласного с природой.

В XIX веке на смену учению школы естественного права является понимание естественного права, как вечной идеи, проявляющейся в историческом развитии положительного права. Таков взгляд Гегеля и его школы. Но такое изменение в понимании естественного права в существе дела равносильно его отрицанию.

Действительно, идея, служащая основанием исторического развития, не может быть правом практически применимым, могущим регулировать человеческие отношения. Такая идея определяет развитие права, а не права людей.

Такое понимание естественного права не ведет к признанию существования рядом двух прав: положительного и естественного. Гегель признает только одно положительное право, но в нем видит проявление абсолютной идеи права.

Извечное предсуществование историческому развитию права абсолютной его идеи не может быть соглашено с историческими фактами. Если бы было такое общее исконное основание всего развития права, в праве должно бы было замечаться общее, сходное на всех стадиях исторического развития.

Между тем, как в действительности сходство и общность могут быть замечены только при сравнении соответствующих стадий развития. Это доказывает, что общее в праве не предшествует его историческому развитию, а есть само продукт истории.


[1] Руссо (Rousseau) Жан Жак (1712-1778) — французский писатель и философ, автор знаменитого труда «Об общественном договоре», где дается обоснование принципа народного суверенитета. Общественный договор интерпретируется Руссо (в отличие от Гоббса и Локка) не как договор между индивидами, но как соглашение между обществом и государством.

Если государство не выполняет условий договора, нарушая права народа, то последний вправе выступить против монарха и установить непосредственное правление народной воли. Эта доктрина стала обоснованием Французской революции и якобинской диктатуры. Подробнее о современных трактовках теории Руссо см.: Медушевский А. Н. Демократия и тирания в новое и новейшее время // Вопросы философии. 1993- № 10.

[2] Локк (Locke) Джон (1632-1704) — английский философ и политический мыслитель. В «Опыте о человеческом разуме» (1690) разработал эмпирическую теорию познания, отвергавшую существование врожденных идей и обосновывавшую исключительно опытное происхождение человеческого знания.

С этих позиций эмпиризма и сенсуализма развивал учение о первичных и вторичных качествах и конструировал теорию образования общих идей — абстракций. Наряду с Гоббсом стал основателем теории общественного договора, однако дал другую ее интерпретацию.

Переход из естественного состояния в гражданское (через заключение общественного договора) связывается им с необходимостью создания объективного и справедливого правосудия. Локк внес определяющий вклад в создание теории гражданского общества и правового государства, обоснование теории разделения властей, парламентаризма и прав человека.

Эти идеи изложены им в работе «Два трактата о правлении», где дана критика патриархальной теории государства и подведены итоги Славной революции в Англии 1688 г. Локк рассматривается как один из основоположников либерализма и конституционной демократии.

[3] Юм (Hume) Дэвид (1711-1776) — знаменитый английский философ, служил по министерству иностранных дел. Эмпиризм Локка Юм преобразовал в скептицизм посредством анализа происхождения и содержания понятия причинности. Происхождение этого понятия усматривалось в привычке (повторение сходных случаев), а его применение он ограничивал умозаключениями по аналогии, взятыми человеком из данных опыта.

На основании этого не видел философских оснований переходить границы опыта и обращаться к бытию Бога и бессмертию души. Основой и источником нравственности признавал чувство симпатии к ближнему. Автор трудов о природе человеческого познания, моральной и политической философии, этике и религии.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!