Философия права Общая теория права Теория государства и права Философия

Философия права

Masaryk. Versuch einer konkreten Logik 1887. § 249; Wundt. Logik. II § 619, Harms. Begriff, Formen und Grundlegung der Rechtsphilosophie. 1889; Bergbohm. Jurisprudenz und Rechtsphilosophie. Т. 1.1892.

У древних философия сливалась с наукою вообще; она была для них наукой, объединяющей отдельные познания, изучающей то, что всем им обще. Так, у Аристотеля[1] философия обнимает собою и математику, и физику, и этику, и поэтику.

Но так называемая им первая философия, которой древние его комментаторы придали название метафизики (потому что она следовала за физикой), имела своим предметом изучение основ или принципов всего сущего.

Advertisement

Этому названию метафизики, указывающему лишь на порядок отдельных учений Аристотеля, придали позднее значение знания сверхчувственного. В Англии и до сих пор философия, как у Аристотеля, обозначает науку вообще.

Но на континенте, и особенно в Германии, под философией разумеют особое знание, знание сверхчувственное-, или в смысле сверхчувственности познаваемого предмета, или в смысле сверхчувственности самого источника знания.

В первом случае под философией разумеют познание сверхчувственного, напр., явлений духа, первопричин мировых явлений, абсолютного, в противоположность познанию относительных явлений материальной природы. Во втором случае философия может иметь своим предметом то же, что и эмпирические науки, но только под условием познания помимо чувственного опыта.

При таком понимании, установившемся со времен Хр. Вольфа, о каждом предмете может быть две науки: эмпирическая, черпающая свое знание из чувственного опыта, и философская — из сверхчувственного познания. Так, напр., наряду с эмпирическим естествознанием образовалась философия природы, наряду с опытной психологией — философская или рациональная и т. д.

Advertisement

Так как право есть явление не материальной, внешней природы, а продукт духовной деятельности человека, оно издавна относилось к предметам философского исследования. Выяснение идеи права, определение его источника и тому подобные общие вопросы рассматривались в так называемой практической или этической философии.

Но отдельной философии права не было ни в древности, вообще не знавшей дробного разветвления человеческого знания, ни в средние века, когда и этика почти всецело поглощалась богословием. Не ранее XVII века образуется особая философская наука о праве.

С того времени она пережила в своем развитии две существенно различные стадии. Первоначально философское учение о праве отличалось от науки положительного права не только методом, но и самым предметом, каким служило для него не положительное, изменчивое право, а неизменное, вечно естественное, существующее якобы наряду с положительным правом и служащее его основой.

Только после того, как явившаяся в конце прошлого столетия историческая школа доказала несостоятельность предположения о существовании, кроме положительного, еще какого-то естественного права, философское изучение права ставит себе задачей объяснение того же положительного права.

Advertisement

Сообразно с этим, в XVII и XVIII столетиях философское учение о праве было известно под именем естественного права (jus naturale)[2]; в настоящем столетии — под именем философии права.

Основание науке естественного права положил голландский юрист Гуго Гроций (1583-1645)[3] своим трактатом De jure belli ас pacis libri tres. 1625. Существо его учения заключается в признании наряду с изменчивым положительным правом, создаваемым волею Бога или людей (jus voluntarium), неизменного естественного права, вытекающего из природы людей, как разумных существ, и в частности из врожденного им влечения к общению (appetitus societatis).

Право по природе, так определяет Гроций, есть то, что согласно с природою общества разумных существ. Это естественное право абсолютно не обусловлено ни временем, ни местом. Оно никем не может быть изменено. Оно существовало и было бы тем же самым, если бы даже Бога вообще не существовало.

Учение, выставленное Гуго Гроцием, нашло себе весьма скоро дальнейшую разработку. Уже в XVII веке является несколько новых теорий естественного права. Такова прежде всего теория Томаса Гоббса (1588-1679, Th. Hobbes. Elementa philosophica de cive. 1642)[4], отринувшего общительный принцип Гроция и признавшего основным свойством человеческой природы страх, откуда выводится у него основной естественный закон: pax quaerenda est. Самуил Пуфендорф (1632-1694)[5] применил к построению теории естественного права философское учение картезианцев.

Advertisement

Основой велений естественного права и у него, как у Гроция, служит общительный принцип. Так как он придал изложению естественного права внешним образом более обработанную систему и связал свою теорию с общим философским учением Декарта[6], его учение получило большую популярность в юридических школах того времени. Его книга De officiis hominis et civis. 1673, переведенная на многие языки, сделалась ходячим учебником естественного права.

Теории XVII в. еще не отличают нравственности от права, по крайней мере от права естественного. Поэтому в них противоположение естественного и положительного права не является еще в своем чистом виде. Оно смешивается с неясно сознаваемым различием права и нравственности.

Но уже в самом начале XVIII столетия Хр. Томазий (1655-1728)[7] первый определенным образом не только различает, но и противополагает право и нравственность, придав таким образом теории естественного права более определенный и строгий характер.

Противополагаемое нравственности естественное право является с этого времени только правом. В середине XVIII века Хр. Вольф (1679-1754) и его последователи Дан. Неттельбладт (1719-1791) и Дж. Бурламаки (1649-1748) придали, подобно тому, как в предшествующем столетии это сделал Пуфендорф, теории естественного права школьную систематическую обработку на этот раз в духе философского учения Лейбница (1646-1716)[8].

Advertisement

Теории XVII и XVIII века одинаково держались в развитии положений естественного права дедуктивного метода. Но основные положения, из которых они исходили при этом, не были априорными, не были врожденными понятиями. Основа этих теорий была эмпирическая.

Вполне априорный характер теории естественного права старался дать Кант (1714-1804)[9] в своих «Metaphysische Anfangsgriinde der Rechtslehre». Он выводит все положения естественного права из априорного, по его мнению, безусловного веления нашего разума: действуй так, чтобы твоя свобода совмещалась с свободою всех и каждого.

С начала XVIII в. учения естественного права проникают и к нам. Особенно посчастливилось при этом Пуфендорфу. Уже в 1726 г. Был напечатан перевод его книги, сделанный по приказанию Петра I*.

По ней читали свои лекции профессор нравоучительной философии в Академии Наук X. Ф. Гросс (1725-1731) и первый профессор московского юридического факультета Дильтей. Да еще и в 90-х годах прошлого столетия ею руководствовался московский профессор Скиадан.

Advertisement

Можно указать и попытку самостоятельного изложения теории естественного права В. Золотницкого «Сокращение естественного права, выбранное из разных авторов для пользы российского общества. СПб. 1764 г.».

Автор основой всего естественного права признает правило: «познавай себя», приводящее нас к сознанию зависимости нашей от Бога, от ближних и необходимости заботиться о собственном самосохранении.

Впрочем, увлечение учениями естественного права не было тогда всеобщим. Напротив, среди русских ученых юристов уже в 60-х годах XVIII в. весьма определенно сказалось стремление к историческому изучению и пониманию прав.

Такого направления держались А. Я. Поленов (1738-1816)[10] и в особенности С. Т. Десницкий[11], первый русский профессор права, очень резко отозвавшийся в своем «Слове о прямом и ближайшем способе к изучению юриспруденции. 1768 г.» про теории естественного права:

Advertisement

«Пуфендорфов труд подлинно был излишний, ибо писать о вымышленных состояниях рода человеческого, не показывая, каким образом собственность, владение, наследство и пр. у народов происходят и ограничиваются, есть такое дело, которое не соответствует своему намерению и концу».

Учение Вольфа распространялось у нас только чрез профессоров-иностранцев. Так, в московском юридическом факультете вольфианцами были Шаден, Баузе, Шнейдер. Учение Канта нашло себе представителя в лице петербургского профессора Куницына (1788-1840)[12], автора известной книги «Естественное право. 2 тома, 1818 и 1820 гг.», вызвавшей в свое время цензурные гонения.

Учение Канта представляет собою как бы кульминационный пункт развития теории естественного права в первой его фазе. Он доводит до полного развития противоположение естественного и положительного права.

Но почти одновременно с философиею Канта в Германии возникла историческая школа правоведения, нашедшая себе главных представителей в лице Густава Гуго (1768-1844)[13], Фр. К. Савиньи (1779-1860)[14] и Георга Фр. Пухты (1798-1846)[15]. Историческая школа выступила решительной противницей существования естественного права, как особой системы норм наряду с правом положительным[16].

Advertisement

Она доказала, что все право есть исторический продукт народной жизни; что оно не творится произволом законодателя, но не представляется также совокупностью вечных безусловных, неизменяемых начал. Право есть, по учению исторической школы, закономерно развивающийся элемент исторической жизни народов.

Удар, нанесенный теории естественного права учением исторической школы, был и сам по себе весьма тяжел, а тут подоспела еще в самой философской литературе реакция против крайней отвлеченности рационалистических систем. Начиная с Шеллинга (1775-1854), в философии резко сказывается стремление от анализа малосодержательных абстракций обратиться к познанию живой, конкретной действительности.

В противоположность абстрактным системам рационализма, отрицательно относившимся к конкретной действительности, в том числе и к положительному праву, как к искажению вечных начал права естественного, Шеллинг вырабатывает свою систему положительной философии, долженствовавшую выяснить нам сокровенный смысл всего действительного сущего.

В этом Шеллингу последовали все новейшие представители немецкой философии. Мы упоминаем здесь о трех из них, как наиболее повлиявших на современное развитие философии права. Это — Гегель (1770-1830. Hegel. Grundlinien der Philosophic des Rechts. 1821), Краузе (1781-1835. Krause. System der Rechtsphilosophie. 1874) и Гербарт (1776-1841. Herbart. Analytische Beleuchtung der Naturrechts und der Moral. 1836)[17].

Advertisement

Все они уже не отстаивают существования естественного права наряду с положительным. Они ставят себе иную задачу: понять положительное право в его исторических формах, выяснить его основы. Если философия права и сохраняет иногда, по старой памяти, название «естественного права», она уже не дает систему велений пресловутого естественного права, а философски объясняет положительное право.

Гегелианцы (Michelet, Gans, L. Stein, Lasson, Lassal, Max Stirner)[18], исходя из отождествления законов бытия с законами мышления, стараются объяснить все историческое развитие разнообразных систем положительного права, как диалектическое развитие одной общей идеи, идеи свободы.

Последователи Краузе, составляющие так называемую органическую школу правоведения (Roder, Ahrens[19] и многие итальянские писатели, напр. Pepere, Lioy и др.), думают найти в гармоническом развитии личности конечный идеал, к осуществлению которого стремится в своем историческом развитии право положительное.

Наконец, гербартианцы (Thilo, Geyer, Ziller) хотят свести все пестрое разнообразие исторических форм права к двум идеям-, права (устранения спора) и справедливости (возмездия) как к последним, безусловным основаниям всех наших суждений о правом и справедливом.

Advertisement

Из этих философских учений среди русских юристов наибольшее влияние имело учение Гегеля. Самым верным его последователем является Б. Н. Чичерин («История политических учений», т. IV. 1879. «Собственность и государство». 1882-1883. «Основания логики и метафизики». 1894)[20].

Хотя философия права в новейшей ее форме обратилась к выяснению положительного права, она все-таки не сливается с наукой положительного права. Она сохраняет свой особый метод. Она не обращается к наблюдению, не идет в своих исследованиях путем индуктивным.

Она покоится на предположении, что выяснение вечных оснований положительного права может быть дано не эмпирическим знанием, а только знанием сверхчувственным, получаемым познающим умом непосредственно, помимо чувственного опыта.

Особенность метода, полагают, обеспечивает философии права возможность получить не только относительное познание права, но и безотносительное, абсолютное, объяснить не только явления правовой жизни, но самую сокровенную сущность права.

Advertisement

Понимание философии права, как особой науки, предполагает, во-первых, возможность познания помимо чувственного опыта и, во-вторых, необходимость, или по крайней мере желательность полного отделения сверхчувственных элементов знания от знания эмпирического.

Мы не станем входить в оценку первого предположения. Этот вопрос относится к теории познания — области, не имеющей прямого отношения к науке права и представляющей еще слишком широкое поле для разногласий. Заметим только, что в последнее время возможность сверхчувственного познания находит себе все менее и менее сторонников.

Но как бы то ни решался этот вопрос в теории познания, все-таки едва ли возможно отстаивать надобность существования особой философии права, как сверхчувственного познания о праве.

Если сверхъестественное познание абсолютной истины возможно, зачем отделять это познание от эмпирического изучения изменчивого и относительного? Ведь в таком случае относительное должно быть изучаемо только как частное проявление абсолютного.

Advertisement

И сверхчувственное познание абсолютного, и эмпирическое познание относительного только выигрывает от взаимного сближения. Представление об абсолютном, поясненное знакомством с частными и относительными формами его проявления, сделается более конкретным, более живым.

Знание относительного, освещенного пониманием лежащих на основе его абсолютных начал, станет более осмысленным и глубоким. Поэтому, если существует несколько путей познания, нет основания их разъединять. Они все должны быть соединены в научном изучении предмета.

К тому же в настоящее время все решительнее отвергается возможность отстаивать существование философии как особого сверхчувственного знания о том же, о чем учат нас и науки эмпирические.

Если философия еще сохраняет притязание на признание ее особой самостоятельной наукой, то уже не в качестве сверхчувственного познания сущностей, а или как теория познания, или как обобщенное знание, имеющее, однако, тот же источник, что и отдельные специальные науки.

Advertisement

Понимая философию как теорию познания, некоторые и в философии права видят науку об юридическом мышлении**. Однако, так как формы и условия человеческого мышления всегда одни и те же, на какой бы предмет ни было обращено мышление, то едва ли мышление о предмете каждой отдельной науки может составить само по себе предмет еще новой самостоятельной науки.

Теория познания по необходимости едина, так как она должна выяснить основы и условия всего человеческого знания. Об особой философии права можно говорить, только понимая философию, как более обобщенное знание, в силу того, что обобщение знания допускает, конечно, различные степени.


[1] Философия делится Аристотелем на теоретическую (умозрительную), цель которой — знание ради знания, практическую, цель которой — знание ради деятельности, и поэтическую — знание ради творчества. Теоретическая философия разделяется на физическую, математическую и «первую».

Предмет «первой философии» в дошедшем до нас своде метафизических трактатов включает общую метафизику, которая, в отличие от частных наук, изучает сущее и его атрибуты, а также высшие принципы или причины бытия.

Advertisement

[2] Доктрина естественного права на протяжении многих столетий с древности до нового времени служила общей теоретической основой всякой концепции социального устройства.

В самом общем виде естественное право может быть определено как правовая система, призванная стать общей для всего человечества, нормы которой происходят скорее из природы, нежели из общественных правил или позитивного права (фиксируемого государством).

На всем протяжении истории данной концепции, начиная с греческих мыслителей, шли споры о природе естественного права и характере его отношений с позитивным правом. Эти споры имели определяющее значение не только в области философии права, но и для определения таких фундаментальных понятий, как общество, общественный договор, государство.

На разных этапах истории существо естественного права интерпретировалось различным образом: его основы усматривались в законах природы (в Античности); божественной воле (Средневековье); неизменных принципах Разума (Новое время и Просвещение) и нормах этики (теории «возрождения естественного права» Новейшего времени).

Advertisement

В данном случае имеется в виду та рационалистическая трактовка естественного права и общественного договора, которая была определяющей в Новое время и особенно в период Просвещения и связывала вечность и неизменность постулатов естественного права с законами Разума, которые, как полагали философы-просветители, могут быть открыты и положены в основу общественного переустройства.

Эта трактовка естественного права приводила к радикальным политическим выводам о возможности пересмотра общественного договора между обществом и властью, необходимости правового (конституционного) закрепления идеи народного суверенитета, прав человека и разделения властей.

Рецепция рационалистической трактовки теории естественного права в России учитывала исторический опыт ее реализации в ходе Французской революции и послужила основой формирования концепции «возрождения естественного права» — учения, подчеркивавшего нравственную составляющую правового выбора.

Видными представителями этого направления в русской философии права являлись В. С. Соловьев, С. Н. Трубецкой, П. И. Новгородцев, Л. И. Петражицкий и др. Н. М. Коркунов подвергал традиционную доктрину естественного права критике с позиций позитивизма, однако некоторые его идеи (напр., о необходимости общественного идеала для поступательного развития права) вписываются в неокантианскую трактовку доктрины возрождения естественного права как совокупности этических норм.

Advertisement

Подробнее: Медушевский А Н. Французская революция и политическая философия русского конституционализма // Вопросы философии. 1989. № 10.

[3] Гроций (Grotius, de Groot) Гуго (1583-1645) – крупнейший юрист и политический деятель. Основной труд — «О праве войны и мира» (1625), в котором заложены основы международного права. В учении Гроция прослеживается переход от средневекового теологического представления схоластиков о морали к рационалистическим представлениям теории естественного права Нового времени (начиная с XVII в.).

Несмотря на обилие сносок на Священное писание, его основным методом является логическая дедукция. В центре внимания находится не природа вообще, а природа отдельного человека. Данный подход характеризуется рационализмом, абстрактностью и антиисторичностью.

Предметом философского изучения права признается не действующее позитивное право, а противопоставляемое ему идеальное (и потому естественное) право, интерпретируемое как абсолютные, неизменные, вечные нормы, подобные законам природы.

Advertisement

[4] Гоббс (Hobbes) Томас (1588-1679) – английский философ, предложивший новую рационалистическую трактовку теории естественного права и общественного договора. Согласно Гоббсу, люди соглашаются на заключение такого договора потому, что ими в условиях естественного состояния (не предусматривающего четких правовых правил) движет страх за собственное существование.

Однако заключение общественного договора ведет к отказу индивидов практически от всех прав (за исключением права на жизнь), которые автоматически переходят к главе государства.

В данной теории, наиболее полно изложенной в основном труде Гоббса — «Левиафан», дается апология сильного государства, суверенитет власти в котором неограничен, а разделение властей исключено. Этот вывод, сделанный в результате переосмысления опыта английской революции, служил обоснованием абсолютизма, а позднее различных форм диктатуры.

[5] Пуфендорф (Pufendorf) Самуил (1631-1694) — немецкий философ права, испытавший влияние Гроция и Гоббса, профессор в Гейдельберге и Берлине, видный представитель теории естественного права, сыгравший существенную роль в его отделении от богословия.

Advertisement

Его концепция естественного права и общественного договора базировалась на эмпирическом изучении природы человека и договорных отношений и взаимных обязанностей между индивидами.

В трудах по теории права, немецкому и римскому праву обосновывал абсолютистскую систему государственного устройства. Пользовался популярностью в России XVIII в. Подробнее: Staatsdenker im 17. und 18. Jahrhundert. Reichspublizistik. Politik. Naturrecht. Frankfurt am Main, 1987.

[6] Декарт (Descartes, Cartesius) Рене (1596-1650) — французский философ, математик и естествоиспытатель, с 1629 г. в Нидерландах. В основе философии — тезис о дуализме души и тела, «мыслящей» и «протяженной» субстанции. Материю отождествлял с протяжением (или пространством), движение сводил к перемещению тел.

Общая причина движения — божественная воля. Человек — связь безжизненного телесного механизма с душой, обладающей мышлением и волей. Безусловное основание всего знания — непосредственная достоверность сознания («мыслю, следовательно, существую»), В учении о познании — сторонник рационализма и учения о врожденных идеях.

Advertisement

[7] Томазий (Thomasius) Христиан (1655-1728) – немецкий юрист, развивал идеи Гроция и Пуфендорфа, один из основателей бранденбургско-прусского университета и ключевая фигура раннего немецкого Просвещения. Основанием его эклектической философской системы признается психологизированный эмпиризм, основанный на оригинальной антропологической теории. Его идеи оказали существенное влияние на развитие и гуманистическую трактовку теории естественного права и идеологию просвещенного абсолютизма, а также педагогические доктрины. Интерпретировал право с позиций рационализма, боролся с процессами против ведьм, содействовал основанию университета в Галле, являлся его профессором и ректором. См.: Staatsdenker im 17. und 18. Jahrhundert. Reichspublizistik. Politik. Naturrecht. Frankfurt am Main, 1987.

[8] Лейбниц (Leibniz) Готфрид Вильгельм (1646-1716) – немецкий философ, математик, языковед, с 1767 г. – на службе у ганноверских герцогов. Согласно его учению, мир состоит из бесчисленных психических деятельных субстанций — монад, находящихся между собой в состоянии предустановленной гармонии («Монадология», 1714), а существующий мир создан Богом как «наилучший из всех возможных миров» («Теодицея», 1710).

В духе рационализма развил учение о прирожденной способности ума к познанию высших категорий бытия и истин логики и математики («Новые опыты о человеческом разуме», 1704). Лейбниц был основателем и президентом (с 1700 г.) Берлинского научного общества (позднее Академии наук). По предложению Петра Великого разрабатывал проекты развития образования и государственного управления в России.

[9] Кант (Kant) Иммануил (1721-1804) — великий немецкий философ, создатель критической теории познания. Констатировав непознаваемость «вещей в себе», он считал возможным установление достоверного знания путем анализа характера их воздействия на человеческое сознание. В то же время, в области нравственности он постулировал обязательность следования моральному закону.

Advertisement

В отличие от гипотетического императива (предполагающего выполнение определенных условий), считал он, в области нравственности действует категорический императив — безусловное следование нравственному закону. Следование нравственному закону вытекает из природы человека, его осознание индивидом основывается на теории врожденных идей.

Поэтому нарушение нравственных законов предполагает жесткие санкции со стороны общества и права. Исходя из этого, он переосмыслил с рационалистических позиций теорию естественного права и общественного договора, предложив ряд важных идей по реформированию международного, уголовного и государственного права. Подробнее см.: Винделъбанд В. История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками. Т. 2 (От Канта до Ницше). М., 2000.

[10] Поленов Алексей Яковлевич (1738-1816) — известный российский ученый-юрист, происходил из костромских дворян. Окончив гимназию при Академии наук, он поступил в 1754 г. в учрежденный при Академии университет, где изучал юриспруденцию.

Уже в это время он был определен Сенатом для перевода Лифляндских законов. Получив за эти работы чин переводчика, Поленов был направлен за границу для прохождения стажировки — «усовершенствования в избранном им предмете».

Advertisement

Изучал в Страсбургском университете философию, античную историю, всеобщую историю и историю Римско-Германской империи, юриспруденцию и языки — латинский, греческий, французский и немецкий. Поленов вообще стремился к фундаментальному философскому, правовому и историческому образованию.

Участник конкурса, объявленного в 1767 г. Вольным экономическим обществом, по инициативе императрицы Екатерины II, по теме о поземельной собственности крестьян. Представленная им записка, по сути, создавала основу идеологии крестьянских реформ на длительный период.

Поленов предложил оригинальную модель решения аграрного вопроса — одну из наиболее цельных и значительных в истории страны, — идущую вразрез со сложившимися стереотипами служилого государства: он выступил за предоставление крестьянам земли в наследственную аренду с установлением гарантии ее целевого использования.

Иначе говоря, крестьяне получали земли на началах условного наследственного владения. В дальнейшем Поленов подвергся преследованиям и не мог продолжать научные исследования в данной области. Его идея получила практическую реализацию лишь столетие спустя, в ходе Крестьянской реформы 1861 г.

Advertisement

[11] Десницкий Семен Ефимович (ок 1740-1789) — русский просветитель, философ права, профессор Московского университета (с 1767), академик (1783). Окончив Московский университет в 1760 г., проходил стажировку в Англии (Глазго) в 1761-1767 гг., где изучал юриспруденцию, естественные и гуманитарные науки и получил степень доктора гражданского и церковного права.

В 1768-1773 гг. — экстраординарный профессор кафедры римского права Московского университета, в 1773-1787 гг. — ординарный профессор кафедры российского законоведения того же университета. Испытал влияние Дж. Локка, Д. Юма и А. Смита, а также британских политических доктрин и институтов.

В период работы Екатерининской Уложенной комиссии подал записку с предложениями реформ государственного строя — «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи» (1768), изданную только в 1905 г. Положил начало исторической школе права в России.

Выступал с критикой крепостного права и деспотизма. Подробнее см.: Соч. Десницкого // Избранные произведения русских мыслителей 2-й половины XVIII в. М., 1952. Т. 1. См. также: Коркунов Н. М. С. Е. Десницкий: Первый русский профессор права. СПб, 1894.

Advertisement

[12] Куницын Александр Петрович (1783-1840) — российский философ права, профессор, действительный статский советник. Происходил из семьи священника. Окончив Петербургский педагогический институт (1807), слушал лекции в университетах Гейдельберга и Гёттингена (1808-1811).

С 1811 г. — адъюнкт-профессор кафедры нравственных наук и правоведения Царскосельского лицея, с 1817 г. — профессор права Петербургского университета, где преподавал философию, право, политическую экономию, логику и психологию.

В 1826-1836 гг. участвовал в издании Полного собрания законов Российской империи, в 1838 г. стал председателем комитета по надзору за их печатанием, был назначен директором Департамента духовных дел иностранных вероисповеданий.

Обосновывал теории естественного права и общественного договора, выступал с критикой сословных отношений и крепостного права, за равенство гражданских прав и ограничение власти правом. Главный труд — «Право естественное» (СПб, 1818).

Advertisement

[13] Гуго (Hugo) Август (1764-1844) — немецкий юрист, профессор в Гёттингене, основатель исторической школы права. Автор трудов по теории естественного права, римскому праву и его истории, а также энциклопедии права.

[14] Савиньи (von Savigny) Фридрих Карл (1779-1861) — знаменитый немецкий юрист и прусский деятель, профессор римского права в Берлине, в 1842-1848 гг. министр юстиции, по своим взглядам — консерватор. Противник кодификации. Основал историческую школу права, согласно которой право — продукт «народного духа», выражение «общенародного убеждения».

Оно развивается органически, в результате медленного исторического процесса, а не создается индивидами путем рационального конструирования. Источники права поэтому — не закон и законодатель, а непосредственный выразитель народного правосознания — обычай, на место которого, по мере усложнения общественной жизни, вступает наука.

Основной метод исследования, исходя из этого, — изучение истории права, в которой проявляется деятельность «народного духа». Автор трудов по истории римского права, граледанскому праву и проблемам кодификации.

Advertisement

[15] Пухта (Puchta) Георг Фридрих (1798-1846) — знаменитый немецкий юрист, профессор римского права в Берлине, один из основателей исторической школы. Автор трудов по римскому и обычному праву, пандектистике.

[16] Историческая школа права — направление в германской теории права, выступившее с развернутой критикой теории естественного права, представленной учениями эпохи Французской революции. Недостаток этой теории усматривался в ее абстрактном характере и рационализме, а также отрицании исторических форм развития права.

Основные представители исторической школы — А. Гуго, Г. Ф. Пухта и особенно Ф. К. Савиньи — противопоставили этим идеям концепцию права, основанную на его понимании как продукта национальной истории. Поэтому основное внимание в их трудах обращалось на историю римского права, его рецепции в Европе, а также нормы обычного права, отражающие «народный дух».

Полемика двух школ — естественного права и исторической — имела не только академическое, но и политическое значение, раскалывала юридическую общественность по вопросу о необходимости единого кодекса гражданского права.

Advertisement

Принципиальное значение в контексте современной ему российской ситуации имело обращение к проблемам возможности радикального реформирования национального права с помощью заимствований извне.

Эта проблема впервые получила ясное теоретическое выражение в известном споре сторонников теории естественного права (Тибо) и исторической школы права (Савиньи) по вопросу создания общегерманского Гражданского уложения и возможности заимствования при этом Кодекса Наполеона.

Данный спор, разделявший европейскую юридическую мысль на протяжении всего XIX в., оказался актуален в предреволюционной России. Г. Ф. Шершеневич однозначно встает в этом споре на точку зрения Тибо, подчеркивая, что реализация его идеи (немедленного введения гражданского кодекса) вела к обеспечению правового единства, модернизации права, а вместе с ним и социальных отношений.

Напротив, позиция его оппонентов (представителей исторической школы) рассматривалась как консервативная и неубедительная, а причинами, по которым она восторжествовала, объявлялись не логическая состоятельность, но господство реакции (видевшей в требовании кодификации призыв к революции), отсутствие единой законодательной власти и сила сепаратистских тенденций.

Advertisement

Устранение этих причин позволило принять Гражданское уложение Германской империи 1896 г. Этот анализ раскрывает позицию Шершеневича и других русских цивилистов в отношении готовившегося в то время проекта российского Гражданского уложения.

Важный практический вывод этих исследований заключался в необходимости использовать кодификацию гражданского права как инструмент модернизации социальных отношений — их унификации (ликвидации сословного деления), рационализации (установления правового равенства всех членов общества и преодоления правового дуализма), преобразований (путем разделения власти и собственности) и либерализации (разделения сферы частного и публичного права, создания институтов независимого судебного контроля над властными структурами).

Подробнее см.: Новгородцев П. И. Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба. Опыт характеристики основ школы Савиньи в их последовательном развитии. М., 1896.

[17] Гербарт (Herbart) Иоганн Фридрих (1776-1841) — немецкий психолог и философ, профессор Кёнигсбергского (1809-1833) и Гёттингенского (1833-1841) университетов. Сводил душевные явления к различным отношениям простых представлений.

Advertisement

Выступал против рассмотрения душевных способностей как отдельных духовных сущностей, считая их лишь родовыми понятиями психических явлений, пытался применить к психологии математические методы. Основал школу «гербартианского» направления (Лотце, Циммерман, Лацарус, Штейталь). Автор трудов по психологии, педагогике и философии.

[18] Младогегельянцы пошли разными путями. Штейн (Stein) Лоренц фон (1815-1890) — известный юрист, экономист, профессор в Вене. Являясь по своим философским взглядам гегельянцем, он существенное внимание уделял социальным противоречиям и их выражению в праве.

В этой связи им написан ряд трудов о становлении социального вопроса и в частности книга о социальном движении во Франции с 1789 г. Социальные конфликты, по его мнению, должны разрешаться с помощью реформ, целенаправленно осуществляемых государством.

Поэтому основное внимание в его трудах обращено на отношения между обществом и государством и проблемы рационализации управления. Он признавался основателем науки государственного управления и учения о социальном государстве, в котором видел главный инструмент материального и духовного развития граждан на основе свободы и социальной справедливости.

Advertisement

Штирнер (Stirner) Макс — псевдоним Иоганна Каспара Шмидта (1806-1856) — одного из основателей и теоретиков анархизма. В своей книге «Единственный и его собственность» (1845) обосновывал взгляд субъективизма, волюнтаризма и индивидуализма.

Единственной ценностью является самосознание личности, которая выступает в качестве абсолютной ценности бытия. С этих позиций отстаивал право индивида на неограниченную свободу и отрицал все возможные ее ограничения, исходящие от государства, принудительной общественной организации и права.

[19] Арене (Ahrens) Генрих (1808-1874) — немецкий юрист и философ, в 1848 г. депутат Франкфуртского парламента, с 1859 г. профессор в Лейпциге, представитель органического учения о праве и государстве, автор популярной «Энциклопедии права» (русский перевод 1863 г.).

[20] Чичерин Борис Николаевич (1828-1904) — крупнейший представитель российского либерализма, его теоретик и идеолог, один из основателей государственной школы, профессор и видный общественный деятель. Автор фундаментальных трудов по философии, праву, социологии, истории и политике, заложивших основу современной политической науки в России.

Advertisement

Чичерин являлся одним из энциклопедических ученых своего времени. Он прекрасно владел всеми философскими теориями — от учений античных мыслителей и теорий естественного права Нового времени до современных ему новейших теорий психологической науки, социологии и общественной мысли.

Эпоха Чичерина — время эволюционистских доктрин. В юриспруденции — он подчеркивал вклад исторической школы права (Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты, Эйхгорна). В истории — его внимание привлекали теории Б. Нибура, С. М. Соловьева. В естественных науках — учение Ч. Дарвина, теория которого признавалась Чичериным общепризнанной и давшей «плоды поистине изумительные».

Чичерин являлся важнейшим теоретиком государственной школы, видевшей в государстве основную движущую силу русского исторического процесса. Он был учеником Т. Н. Грановского, западником, а по мнению некоторых — также романтиком. Существенное влияние на его взгляды оказал К. Д. Кавелин, читавший курс истории русского права.

Принадлежа к одному течению русского либерализма, эти два мыслителя в дальнейшем разошлись как в своих философских взглядах, так и в представлениях о перспективах либеральных реформ, а во многом и в оценке текущих политических событий. Исходя из гегелевской концепции гражданского общества и государства, Чичерин изучал их взаимные отношения, видя в государстве объединяющую силу.

Advertisement

Аналогично этому он интерпретировал соотношение публичного и частного права. В центре его внимания находились вопросы самодержавной власти, правового положения сословий и их роли в политической системе, законодательные прерогативы и законность исполнительных актов, равно как взаимодействие между правами и обязанностями индивидов.

В фундаментальном труде «Собственность и государство» (1882-1883) Чичерин излагает теорию вопроса и исследует российский сословный строй с позиций отношения собственности и государства.

Связывая собственность и либеральный политический порядок (гарантии прав индивида), он выводит отсюда личные свободы, права, защиту труда, прочность частной жизни, которые составляют неотъемлемую принадлежность лица как «разумно-свободного существа».

С этих позиций Чичерин одним из первых в России дал развернутую критику социалистической и коммунистической идеологии. Чичерин — уникальный для России представитель классического либерализма, разделявший все его основные постулаты во имя торжества основного принципа — индивидуальной свободы.

Advertisement

Он понимал, однако, что реализация либеральной программы в стране, где существует крепостное право, возможна лишь путем реформ, последовательно осуществляемых государственной властью. С этим связано принятие гегелевской концепции отношений общества и государства, обоснование роли просвещенной бюрократии.

Рациональный философский подход к государству заставляет увидеть в нем союз, осуществляющий общественные цели. Это не просто юридический союз, но институт обеспечения «общих интересов» и «общей пользы» — понятий, прямо противопоставляемых частным (экономическим, классовым, групповым, индивидуальным) интересам.

Даже партии в государстве имеют серьезное политическое значение постольку, поскольку отстаивают общие, а не частные интересы. Данный взгляд получил обоснование в главном политологическом труде Чичерина — «Курс государственной науки», который включал следующие три части: «Общее учение о государстве» (1894), «Социология» (1896) и «Политика» (1898), — обосновывая идею взаимосвязи права, политики и % общества.

Труды Чичерина о путях развития российской государственности — «О народном представительстве» (1866) и «Конституционный вопрос в России» (1878) — заложили теоретические основания борьбы русского либерального движения за переход от самодержавия к конституционной монархии. Подробнее см.: Б.Н.Чичерин // Общественная мысль России XVIII — начала XX века. М, 2005.

Advertisement

* Пуффендорф С. О должности человека и гражданина по закону естественному. Кн. I-II. СПб., 1726.

** Wallaschek. Studien zur Rechtsphilosophie. 1899. S. 107. Die Zuriickfuhrung des in der Rechtsordnung formulierten Inhalts auf allgemeine Denkformen ist die Aufgabe der Rechtsphilosophie; sie ist die Wissenschaft vom juristichen Denken.

error: Content is protected !!