Press "Enter" to skip to content

Понятие и виды права в объективном и субъективном смысле

Совместная[1] жизнь людей в обществе приводит к выработке известной суммы обязательных правил или норм, которыми регулируются взаимные отношения отдельных членов данного общественного союза между собою и отношения их к целому. Совокупность этих норм составляет право в объективном смысле.

Ближе право в объективном смысле может быть определено следующим образом: объективное право есть совокупность норм, признаваемых обязательными со стороны органов государственной власти в силу того, что они возникли в признанной этими органами форме образования обязательных норм (важнейшими такими формами являются законодательная деятельность, обычное право и судебная практика).

Регулированные объективным правом конкретные отношения людей друг к другу и к благам внешнего мира называются юридическими отношениями. Им противополагаются отношения юридически безразличные, правом не регулируемые. Те и другие могут быть подведены под более общее понятие жизненных, или бытовых, отношений, разновидности которых они представляют. Что же такое жизненное, или бытовое, отношение?

Advertisement

Это более или менее сложное специальное отношение сосуществования между данным субъектом (или данными субъектами) и данным объектом (или данными объектами, каковыми могут быть или вещи, или лица, или одновременно и те, и другие).

Каждое такое отношение дает субъекту возможность в тех или иных пределах пользоваться или распоряжаться объектом; поскольку объектом является другое лицо или поскольку данная вещь служит объектом для нескольких субъектов, мы имеем дело не с одним только отношением пользования, а с несколькими встречными отношениями такого рода.

Вместе с тем в таких случаях каждый субъект по отношению к другим заинтересованным лицам предъявляет требование не мешать ему спокойно пользоваться или распоряжаться объектом в тех или иных пределах.

Другими словами, поскольку в данном бытовом отношении замешаны два лица (или больше), мы должны различать, во-первых, два (или больше, смотря по числу заинтересованных субъектов) встречных коренных отношения, проявляющихся в известных актах пользования и распоряжения, совершаемых над объектом, и, во-вторых, соответственное число встречных вспомогательных отношений, выражавшихся в известных взаимных требованиях друг к другу заинтересованных лиц.

Advertisement

Так, напр., отношение владельца к вещи, которую у него никто не оспаривает, есть простое коренное отношение, которое дает владельцу возможность так или иначе пользоваться или распоряжаться вещью.

Но, допустим, что вещь находится в совладении двух лиц: тогда мы имеем не простое коренное отношение, а, во-первых, два встречных коренных отношения, ибо каждый из владельцев желает и считает себя в праве совершать известные акты пользования и распоряжения над общей вещью; во-вторых, этим встречным коренным отношениям корреспондируют два встречных вспомогательных отношения, ибо каждый совладелец требует от другого, чтобы тот ему не мешал в известных пределах (напр., в известные часы или дни и т. п.) пользоваться вещью.

По мере возрастания числа заинтересованных лиц возрастает и чисто встречных коренных и вспомогательных отношений, и таким образом получаются все более и более сложные отношения сосуществования и даже целые системы таковых, состояния из все большего и большего числа встречных коренных и вспомогательных отношений.

Поскольку то или иное бытовое отношение признается юридически существенным, оно регулируется юридическими нормами и тем самым приобретает характер юридического отношения. В составе конкретных юридических отношений мы можем различить две группы: одни из них признаются общественно целесообразными, другие – общественно вредными.

Advertisement

Первые называются также субъективными правами, вторые деликтами или, правонарушениями. В связи с этим устанавливаются особые дополнительные отношения заинтересованных лиц к разным административным и судебным органам, которые призваны охранять отношения, признаваемые общественно целесообразными, или субъективными, правами и бороться с отношениями, признаваемыми общественно вредными, или правонарушениями.

Таким образом, конкретные субъективные права составляют особую разновидность юридических отношений, именно отношения, признаваемые общественно целесообразными и охраняемые при помощи особых дополнительных отношений, устанавливаемых к разным органам, административным и судебным. Из них могут быть выделены конкретные субъективные права в тесном или техническом смысле.

Именно, это такие отношения, которые охраняются непременно судебным порядком, и притом не иначе, как по инициативе, по желанию самих заинтересованных лиц. От конкретных субъективных прав надо отличать абстрактные типы субъективных прав: напр., от конкретного права собственности моего на мой дом надо отличать абстрактный тип, или институт права собственности, как он изложен в законе или в учебнике.

Это различие представляет собою частный случай общего различия между конкретными отношениями и абстрактными типами, о котором говорилось в § 1. – Задачей нашего курса является, конечно, изучение не конкретных субъективных прав, а соответствующих абстрактных типов, или институтов; в этом именно смысле мы в дальнейшем говорили о праве собственности, о праве сервитутном, праве залога, праве по обязательствам, о правах семейственных и по наследованию.

Advertisement

Объективное право подразделяется на право публичное и право частное, jus publicum и jus privatum. Различие между тем и другим формулируется римским юристом Ульпианом следующим образом: 1. 1 § 2 D. de justitia et jure 1,1: Huius studii duae sunt positiones: publicum et privatum; publicum jus est, quod ad statum Rei Romanae spectat, privatum, quod ad singulorum utilitatem.

Следуя его примеру, и теперь различие между публичным и частным правом характеризуют обыкновенно след. образом: нормы публичного права суть те, в соблюдении которых заинтересовано общество как целое; нормы частного права те, которые ближайшим образом затрагивают интересы отдельных частных лиц.

По этому поводу необходимо заметить следующее. Исторически различие между публичным и частным правом возникло на почве строгого разграничения всех отношений, в которых участником являлось государство, со включением сюда и отношений по имуществу, от отношений, в которых участвуют только частные лица.

Со временем государство в качестве фиска, т. е. в качестве субъекта имущественных прав, было подчинено в общем действию тех же норм, которые регулируют и соответствующие отношения частных лиц[2]. – Однако самое разграничение публичного и частного права сохранилось. Это объясняется тем, что постепенно успел сложиться и упрочиться взгляд на ряд отношений как на отношения, традиционно причисляемые к отношениям juris privati.

Advertisement

Сюда вошли, с одной стороны, отношения семейственные (отношения между супругами, между отцом и детьми, отношения по опеке), с другой стороны – имущественные отношения, объединяемые под именем вещных и обязательственных прав, с присоединением отношений по наследованию.

Внешним объединяющим все эти отношения моментом явился особый порядок защиты их, – защита в порядке гражданского суда, по инициативе самих заинтересованных лиц. – Все эти отношения в силу традиции продолжали именоваться отношениями гражданского права (а субъективные права, соответствующие им, частными субъективными правами), уже независимо от того, кто являлся субъектом этих отношений, частные ли лица, те или иные корпорации и учреждения, или само государство в смысле фиска.

Позднейшая доктрина и практика начали причислять к отношениям частного права и родственные им по общей структуре (т. е. по преобладанию в них чисто личных и имущественных элементов), отношения новой формации, неизвестные чистому римскому праву, как, напр., отношения по авторскому и патентному праву, отношения, вытекающие из новых форм сделок, выдвинутых современным гражданским и торговым оборотом, к числу которых относятся бумаги на предъявителя, векселя, чеки и т.д.

Из сказанного явствует, что в основе различия между публичным и частным правом лежат не те или иные принципиальные, а чисто практические критерии. Отсюда понятно, что все попытки найти принципиальное обоснование этого различия должны были потерпеть крушение[3].

Advertisement

[1] См. мой “Курс римского права”. Вып. I. С. 77 и сл.

[2] См. выше § 20.

[3] Подробности см. в моем “Курсе римского права”. Т. I. § 13.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.