Press "Enter" to skip to content

Учение римского права о влиянии давности на приобретение и прекращение имущественных гражданских прав

Из ранееизложенного мы видели, что в римском праве нет общей давности, и влияние времени на приобретение и прекращение прав проявляется в следующих, различных и независимых друг от друга, правовых учреждениях[1].

1) Usucapio, Ersitzung. На русском языке нет слова, вполне соответствующего этому понятию; ближе всего подходит к нему выражение “давность владения”. Под usucapio разумеется приобретение собственности вследствие продолжительного владения известной вещью в виде собственности. Usucapio имеет значение укрепления неполного, несовершенного приобретения.

По закону XII таблиц usucapio поземельных участков совершалось владением в течение двух лет, остальных вещей – в течение одного года, причем краденые вещи исключены. Кроме владения, не требовалось других условий, ни justus titulus, ни bona fides. Такое почти безусловное действие столь краткого срока допускалось, пока римская область была не обширна, и поэтому происшедшие завладения немедленно могли сделаться известными собственникам. С увеличением пространства Римского государства явилась необходимость более строгих условий для предупреждения злоупотреблений. Сначала изъяты были из действия usucapio, кроме вещей краденых, вещи насилием завладенные. Затем явилось требование, чтобы завладение произошло не противозаконным образом, а на основании justus titulus. Наконец, чтоб оно было добросовестное.

Для перегринов, т.е. неграждан, по движимым вещам и для поземельных участков в провинциях введена longi temporis praescriptio, причем срок для присутствующих в той же провинции определен в 10 лет, а для отсутствующих, т.е. находящихся вне той провинции, в которой лежал поземельный участок, – в 20 лет.

В Восточной Римской империи движимости приобретались через usucapio, так как все подданные считались римскими гражданами. Вещи же недвижимые приобретались через longi temporis praescriptio, к которой применялись установленные для usucapio условия. Таким образом, оба института стали со временем сливаться.

По Юстинианову праву, в котором из них образован один общий институт, действуют следующие правила:

Предметом могут быть все вещи, за исключением именно изъятых из ее действия. Сюда относятся: вещи, изъятые из обращения, краденые, взятые vi, clam, precario, границы поземельных владений, вещи императора, государства, церкви, богоугодных заведений и несовершеннолетних.

Завладение должно быть совершено на основании justa causa, т.е. не противозаконным образом и добросовестно, т.е. завладевающему должно быть неизвестно, что завладением он нарушает чьи-либо права. Не требуется убеждения, что он собственник.

Владение должно быть в виде собственности, на себя, т.е. требуется фактическое господство, какое обыкновенно имеет хозяин и выражает собой волю иметь вещь своей. Владение должно продолжаться до истечения определенного срока. По каноническому праву прибавлено требование добросовестности во все время владения, причем одно сомнение не исключает bona fides.

Срок для движимостей – 3-летний, для недвижимостей – 10-лет-ний, а для отсутствующих – 20-летний.

При чрезвычайной давности владения, usucapio extraordinaria, срок 30-летний, а в некоторых случаях – 40-летний, требуется завладение добросовестное, но не требуется justus titulus. Вещи, изъятые из usucapio, подлежат usucapio extraordinaria, за исключением вещей, изъятых из обращения[2].

В учреждении usucapio, давности владения, римское право определило то влияние, которое время может иметь на приобретение и потерю права собственности на вещи. Право собственности не может прекращаться для собственника непользованием вещью, но только через usucapio со стороны другого лица.

2) Usucapio применялось первоначально также к сервитутам, но так как при краткости срока сервитуты установлялись слишком легко и даже допущенное из вежливости и уважения могло обращаться в сервитут, то lex Seribonia отменила применение usucapio к сервитутам. Однако эта другая крайность со временем оказалась едва ли не более вредной первой. Случалось, что сервитуты, существовавшие испокон века, по которым порядок установления изгладился из памяти людей, оказались теперь без защиты: доказательств правильности установления не было, а давность их не защищала. Вот почему при императорах установлена для сервитутов особая давность владения, longa possessio, отличающаяся от usucapio. Срок определен был для присутствующих в 10, а для отсутствующих – в 20 лет. Пользование сервитутом должно было произойти в виде права, а не насильно, тайно, по просьбе (nec vi, nec clam, nec precario). Justus titulus не требуется. Bona fides требуется лишь по каноническому праву[3].

3) Отмена сервитутов может произойти, смотря по различному свойству их, или бездействием, или простым непользованием[4].

В римском праве говорится о прекращении сервитутов вследствие непользования (non usus) и об освобождении от них (libertatis usucapio) вследствие пользования обремененным имением без бремени, как будто оно свободно. Non usus относится к сервитутам, вследствие которых субъект права имеет право предпринимать известные, повторяющиеся действия, например право водопоя, въезда; usucapio libertatis – к сервитутам постоянным, т.е. к таким, кои состоят в каком-либо постоянном положении обремененного имущества, например право примыкать бревно к чужой стене, право обратить водосток на чужой двор. В том и другом случае от лица, имущество которого освобождается от сервитута, требуется bona fides.

4) Исковая давность[5] означает погашение иска вследствие непредъявления его в течение срока давности.

По древнему римскому гражданскому праву (jus civile) исковой давности не было: все иски были actiones perpetuae. Исковая давность явилась впервые в преторском эдикте: введенные им иски (actiones poenales) погашались годовой давностью. Такой же давности подлежали иски, введенные постановлениями эдилов, например actio redhibitoria и quanti minoris. Такие иски, в противоположность к actiones perpetuae, назывались actiones temporales. Во время языческих императоров установлена такая же давность по некоторым искам, основанным на jus civile. Наконец, в 424 г. введена 30-летняя давность по всем искам на основании римского гражданского права (jus civile). Причем подтверждены более краткие сроки, установленные прежде для actiones temporales. С тех пор actiones perpetuae были иски, подлежащие 30-летней давности. Новый закон основан на том соображении, что то, чтó не было осуществлено в течение целого человеческого века, не должно уже нарушать спокойствия настоящего.

Таким образом, установилось общим правилом, что все имущественные иски подлежат давности, или более краткой, или 30-летней. Это правило действует в полном объеме и поныне, так как изъятия, допущенные Юстинианом, были впоследствии оставлены.

Исключение для actio familiae erciscundae и communi dividundo есть исключение только по форме, так как римляне дали праву каждого лица, состоящего в общем владении, требовать раздела, форму actio. Это право вытекает из личной свободы и не может подлежать давности, так как возникает во всякое время снова.

По искам церкви и богоугодных заведений и для actio hypothecaria установлены 40-летние сроки.

По римскому праву существуют лишь три условия применения исковой давности: возникновение иска, непрерывное течение срока и истечение его.

a) Возникновение иска. Всякий, кому принадлежит какое-либо право, имеет вместе с тем и право на иск для защиты своего права или для осуществления его. Пока он пользуется, каким бы то ни было образом, выгодами, вытекающими из своего права, ему незачем искать их судом. Он имеет отвлеченное право на иск, но не имеет повода применять его: иск не сделался еще наступившим, конкретным. Как скоро же он вовсе не получает следующих ему выгод, возникает конкретный иск, наступило время для предъявления иска суду. Если он этого не сделает, то с самого момента возникновения конкретного иска считается течение срока, истечением которого иск погашается. Для точного исчисления этого срока дело первой важности – определить момент, с которого возникает конкретный иск (actio nata); учение о нем развито в римском праве до тончайших подробностей, с строго логической последовательностью.

b) Необходимо, далее, чтобы срок продолжался непрерывно в течение узаконенного времени. Непрерывным считается только такой срок времени, в течение которого право нисколько не осуществлялось. Если, напротив того, оно осуществлялось каким бы то ни было образом, течение давности считается прерванным. Течение давности прерывают: осуществление права, хотя и частное, и раз только, признание права со стороны противника, хотя бы не прямое, а молчаливое, наконец, действительное начатие иска. Перемена в лицах не прерывает давности, так что тот, в пользу которого течет давность, равно тот, против которого он (срок давности) течет, считаются совокупно с лицами, вступившими в их права, одним и тем же лицом.

c) Истечение срока. Истечением срока при упомянутых двух условиях иск прекращается и не может быть уже предъявлен.

По каноническому праву к сим условиям прибавлено еще, что от того, в пользу которого течет срок давности, требуется, чтобы он находился в bona fide. Но римскому праву такое требование было чуждо.

5) Незапамятная давность (Unvordenkliche Zeit, praescriptio immemorialis): по которой состояние вещей, существовавшее непрерывно с незапамятных времен, охраняется неприкосновенно, потому что предполагается установленным по праву, по римскому праву применялась лишь к дорогам, водопроводам и вообще приспособлениям к постоянному стоку или течению воды. Под влиянием канонического и германского прав она применялась и к другим постоянным состояниям, например для освобождения от тягостей, повинностей и податей. Для признания ее необходимо показание свидетелей о том, что сие состояние непрерывно существовало по крайней мере 40 лет и что об установлении им неизвестно. Предположение может быть опровергаемо лишь доказательством перерыва или установления состояния. Если в последнем случае окажется, что состояние установлено правильно или таким образом, что укрепляется обыкновенной давностью, то оно остается в силе. Если же оно установлено неправдой, не покрываемой обыкновенной давностью, то отменяется.

Из вышеизложенного видно, что по римскому праву все случаи, в которых истечение времени имеет влияние на приобретение и прекращение прав: usucapio, давность владения сервитутами, non usus и usucapio libertatis, исковая и незапамятная давность, – развились, несмотря на точку соприкосновения (влияние времени) и даже на некоторое влияние самого обширного из них, исковой давности, на остальные (например, на usucapio extraordinaria), более или менее самостоятельно и оказываются по существу своему вполне различными друг от друга. В особенности различаются между собой самые важные из них, имеющие преобладающее теоретическое значение, – давность владения и давность исковая. Между тем как давность владения относится лишь к праву собственности на вещи осязаемые, где возможно владение, которое и есть в этом учреждении главный двигатель, давность исковая распространяет свое действие на все имущественные права, по отношению к отысканию и к защите их иском по суду. Давностью исковой не отменяется самое право, но только возможность защищать оное, требовать его признания. Притом делается различие между личными и вещными исками: первые погашаются истечением давности безусловно, вторые небезусловно, если только владелец не был добросовестным и его владение переходило через usucapio (давность владения) в собственность. Когда собственник пропустил срок на вчинание иска против недобросовестного владельца, то в этом случае он не теряет своей собственности безусловно, потому что владение недобросовестное не может обращаться в собственность и владелец приобрел давностью лишь отвод, praescriptio temporis, которым он лично может отвести иск собственника. Если же вещь переходит в руки третьего лица, которое не представляет собой лицо недобросовестного владельца, не есть его законный преемник, то это лицо не может ссылаться на владение первого и собственник может с успехом требовать от него возвращения своей вещи. Так как вещь не приобретена в собственность давностью владения (usucapio), то право собственности прежнего собственника все еще существует и может проявляться в действительности, как скоро отвод, не допустивший его осуществления, устранен.


[1] Учение римского права изложено ниже с большей подробностью, чем в первых изданиях, для более удобного сравнения с ним исторического и догматического развития учения русского гражданского права. В историческом развитии этих институтов встречаются любопытные данные для сравнения давности по русскому праву.

[2] Windscheid. Pandekten. 1882, I, § 175-183; Dernburg. Pandekten. 1896, I, § 219-222.

[3] Windscheid. Pandekten, I, § 213; Dernburg. Pandekten, I, § 252.

[4] Windscheid, ib., § 216; Dernburg, ib., § 254.

[5] Ср.: Windscheid, ib., § 106-112; Dernburg, ib., § 145-150; Regelsberger. Pandekten, I, § 181-187.

error: Content is protected !!