Press "Enter" to skip to content

Учение о давности в литературе русского гражданского права

Терлаич, <Краткое руков. к истор. познанию гражд. частн. права России>. I. СПб., 1810. – В. Кукольник, <Начальные основания русс. частн. гражд. права>. I. СПб., 1813. – В. Вельяминов-Зернов, <Опыт начертания росс. частн. гражд. права>. СПб., 1814; 3-е изд. М., 1826. – Андреевский, <Рассужд. о давности>. 1814.

Ф. Морошкин, <О владении по началам росс. законодат.>. М., 1837. – Dr. F.G. v. Bunge, . Dorpat, 1842. Ч. III. Стр. 78-104. – Кранихфельд, <Начертание росс. гражд. права>. СПб., 1843. – К. Неволин, <История российских гражданских законов>. Т. II и III. СПб., 1851. – И. Беляев, <Как понимали давность в разное время и русское общество в своей жизни и русские законы>. М., 1855. – Варадинов, <Исследования об имущ. или веществ. правах по зак. русским>. СПб., 1855. – Ф. Дмитриев, <История судебных инстанций и гражд. апелляц. судопр. от Судебника до учрежд. о губ.>. М., 1859.

Демис, <Юридический словарь>. I. СПб., 1859. – И. Энгельман, <О приобретении права собственности на земли по русскому праву>. СПб., 1859. – (И. Зарудный), <Охранительные законы частного гражданского права>. 1859. – А. Пестржецкий, <Владение как условие перехода права собств. по русс. пр.>, <Ж. М. Ю.>. 1860. N 1 и 3. – Д.И. Мейер, <Русское гражданское право>. СПб., 1861. – П. Муллов, <Вопрос о давности>. <Юр. Вестн.>. 1860-1861, вып. 12. И. Беляев, <Крестьяне на Руси>. М., 1860.

А. Любавский, <О давности в гражд. делах>. <Ж. М. Ю.>. 1863. N 12; <Опыт комментария русск. зак. о давности>. <Юр. Вестн.>. 1864, апрель. – А. Куницын, <Приобретение права собственности давностью владения>. <Ж. М. Ю.>. 1864. N 10-12. – Engelmann, Die Verjährung nach russischem Privatrecht. Dorpat, 1867. – Н. Калачов, <О давности по русскому гражданскому праву> (по поводу 1-го изд. нашего сочинения). <Юр. Вестн.>. 1867-1868. I. – Кр. М., Рецензия на 1-е изд. наш. соч. <Ж. М. Ю.>. Т. XXXIII. С. 457-504; Т. XXXIV. С. 133-155. – К. Победоносцев, <Курс гражданского права>. Часть I: Вотчинные права. СПб., 1896. – Гражданская давность. <С. В.>, 1867. N 215. – И. Энгельман, <О давности по русскому гражданскому праву> (II исправл. и доп. изд.). СПб., 1868.

Н. Калачов, <Разбор соч. И.Е. Энгельмана, О давности по русскому гражд. праву в XII присуждении наград гр. Уварова. – Приобретение права по давности>. <С. В>. 1868. N 56. – А. Думашевский, <Давность>. <Ж. М. Ю.>. 1868. IV. 370-376. <С. В.>. 1868. N 62. – Ср.: его же, <Сист. свод решений гражд. касс. деп. Сената>, изд. II, т. I. С. 109, 110. – <О смешении давности с судебными сроками> (там же). С. 110-112. – <Перерыв давности>. <С. В>. 1868. N 78. – <По поводу судебных решений о давности>. <С. В.>. 1869. N 166. – <Приобретательная давность для малолетних>. <С. В.>. 1870. N 277.

<Соединение сроков владельца и его наследников>. <Ю. В.>. 1873, ноябрь и декабрь. 31 – 33. – <О вводе во владение имуществом, приобретенным давностью владения>. <С. В.>. 1867. N 266. – Гордон. <С.В.>. 1869. N 2 и 9. – Гантовер, ib. N 30, 32; Ответ обоим, N 48. По поводу дела Керст. N 79; 1870. N 79; N 345, 346; 1873. N 241. <Юр. Вестн.>. 1873. I. С. 7-44. <С. В>. 1874. N 17. – <Определение гражд. касс. деп. Сената о порядке ввода во владение по давности>. <Ж. Гр. и Уг. Пр.>. 1873. III. С. 265-273. – <К вопросу о вводе во владение по давности>. <С. В.>. 1883. N 6. С. 13-14. – Оршанский, <Частный закон и общее правило>. <Ж. Гр. и Уг. Пр.>. 1873. III. – П.С. <Юридическая хроника>. <Ж. Гр. и Уг. Пр.>. 1896. IV. С. 299. – К.Д. Кавелин, <Права и обязанности по имуществам и обязательствам>. СПб., 1879. С. 75-78, 83, 163-169. – Змирлов, <Недостатки наших гражд. зак. о давности владения>. <Ж. Гр. и Уг. Пр.>. 1883. VI. С. 53-82. – Мыш, <Очерк кассационной практики Сената>. <Ж. Гр. и Уг. Пр.>. 1887. IV. С. 60.

Полетаев, <Давность виндикации>. <Ж. Гр. и Уг. Пр.> 1893. V. С. 10-13. – <Давность и иски администрации>. <Сев. Вест.> 1892. III. С. 39-48. – Боровиковский, <отчет судьи>. Т. II. 1892. С. 1-206. – Вербловский, <Давность>. <Энциклопедический словарь>. Х. СПб., 1893. С. 13-19. – Пахман, <К вопросу о применении давности к церковным землям>. <Журн. Юрид. Общ.> 1894, март. – Шершеневич, <Учебник русского гражданского права>. II. изд. Казань, 1896. С. 159-166. – Анненков, <Система русского гражданского права>. СПб., 1894. I. С. 173-197. – <Давность в исках об убытках с должностных лиц>. <Юр. Газ.>. 1895. N 38, 39. – Владимирский-Буданов, <Обзор истории русского права>. III изд. Киев, 1900. С. 523, 531-535. – Васьковский, <Давность и церковные земли>. <Ж. М. Ю.>. 1895, май. – Павлов. <Русское Обозрение>. 1894, декабрь. – Карабегов, <Давность по церковным землям>. 1894. – Каминка, <К вопросу о применении давности к церковным землям>. <Журн. Юрид. Общ.>. 1895, июнь. – <Подлежат ли церковные имущества действию давности>. <Журн. Юрид. Общ.>. 1894, октябрь.

С самого начала ученой разработки русского гражданского права появилась в литературе и господствовавшая в юриспруденции тогдашнего времени теория общей давности, по которой давность считалась одним из основных начал естественного права, в существование которого тогда все верили. Изложенная в общих чертах в “Опыте” Вельяминова-Зернова, имевшем значительное влияние на юридическую практику тогдашнего времени, теория эта подробно и систематично разработана в сочинении Морошкина. Это сочинение представляет собой шаг вперед к правильному воззрению в том отношении, что Морошкин уже доказывает, что давность не может быть выводима из понятия о праве и справедливости, а может быть оправдываема единственно из государственных видов для охранения гражданского строя. Впрочем, это вполне правильное понятие, которое могло вести к настоящей оценке значения давности, не было достаточно оценено. Другие писатели объясняли давность различно. Профессор Кранихфельд полагает, что она основана на предположении об отказе собственника или кредитора от своего права, а К.А. Неволин выводит ее из сущности права и правомерной деятельности человека. Он говорит: “Жизнь, деятельность, внешнее себя обнаружение в такой мере принадлежат к существу права, что по законам всех народов человек, не пользуясь своим правом, не приводя его в действие в продолжение известного времени, наконец совершенно теряет его; что, напротив, обладающий известным правом как своим, хотя в самом деле оно ему не принадлежит, наконец, с истечением определенного времени, приобретает это право. Для того чтобы владелец имущества мог спокойно владеть им, не опасаясь никаких на него притязаний, не страшась потерять его по какому-нибудь иску, для возбуждения и утверждения доверия к существующему порядку вещей установление давности совершенно необходимо”[1]. Определение срока давности подлежит случайности и произволу и не может быть тотчас сделано. “Ясно только, что приобретение и прекращение прав давностью должны существовать. Почему в древнейших русских законах, равно как и в древнейших законах других народов, совсем не находится определения срока давности”. Действительность сих положений Неволин старается доказать из истории русского права. Ниже мы увидим, что в тех выражениях, в которых автор видит проявление права давности, свидетельствуется о совершенно других отношениях. На прочие доводы следует заметить, что нельзя основывать давность на одном бездействии уже по той простой причине, что бездействие – понятие слишком неопределенное; что, смотря по характеру права, о котором речь идет, оно может иметь весьма различное значение. Когда, например, собственник, полный господин своей вещи, не желает ее употреблять, а желает, чтобы она оставалась без употребления, то он именно в этом неупотреблении выражает свое господство над вещью. Напротив того, если имеющий право на сервитут не пользуется им, то действительно его право остается безгласным, не осуществляется, между тем как в первом случае власть собственника выражалась именно бездействием. Бездействие само по себе дает слишком шаткое понятие, которое получает точное значение лишь по отношению к известному праву. По отношению к праву собственности фактическое господство владельца над вещью действительно заключает в себе такие данные, из которых может возникать право. По отношению же к правам семейственным и общественным ни фактическое господство, ни бездействие не могут иметь никакого значения, потому что в них произвол частного лица ограничен тем, что все его права суть вместе с тем обязанности, даже прямо возникают из обязанностей. Далее, исторический опыт доказывает неверность положения, что давность будто существовала во все времена и у всех народов. Противное доказывается из истории как русского (см. след. отдел), так и римского права. Usucapio долгое время применялась лишь к немногим определенным случаям; давность иска была неизвестна в древнейшее время. Первые следы ее встречаются в преторском эдикте, и она введена вполне в 424 г. законом императора Феодосия II. В первые времена сроки были весьма кратки и точно определены; лишь впоследствии установлены долгие сроки. Всего позднее, под влиянием канонического права и общих германских законов, развилась незапамятная давность, которой право защищается, потому что оно существует издавна и начала его никто не помнит. В этом случае закон предлагает, что право имеет законное основание, которое, за истечением времени, только не может быть доказано. У римлян vetustas имела лишь весьма ограниченное значение.

Сочинения И.Д. Беляева и Дмитриева касаются исключительно истории давности. Сочинение Варадинова далеко не исчерпывает своего предмета и, в частности, учения о давности. Статьи Любавского, за исключением отдельных заметок, лишены почти всякого научного значения. Из всех сочинений, в которых проводится мысль о существовании начала общей давности в русском гражданском праве, самое дельное – статья А. Куницына, и хотя понятие об общей давности, от которой отправляется автор, не выдерживает научной критики, но везде, где он разбирает действующие законы, его статья представляет собой весьма подробное и обстоятельное толкование их. Первую правильную характеристику русских законов о давности мы находим в статье бывшего дерптского профессора Ф.Г. фон Бунге. Юрист, усвоивший себе европейскую науку, он, хотя касался в своей статье русского права лишь мимоходом, с чутьем знатока с первого взгляда заметил, что в русском праве развита лишь давность исковая.

Д.И. Мейер был первый из русских юристов, который, на основании приведенной выше критики Савиньи, отвергнул теорию общей давности[2]. “Давность, – говорит он, – различна, смотря по тому, к какому праву относится, так что нельзя представить общую теорию не только давности приобретения и прекращения права, но и давности прекращения права только, а должно сказать, что условия приобретения и прекращения права по давности точно определяются самим правом, о приобретении или прекращении которого идет речь. Так, существуют известные условия для приобретения по давности права собственности; другие условия существуют для прекращения по давности права обязательственного, особые условия для прекращения права иска по давности и т.д. Так что давность представляется совокупностью различных учреждений, между которыми общего только одно – это понятие о значении времени для юридических отношений”. Весьма подробно он объясняет основания давности и доказывает неосновательность мнения, по которому она будто основана на предположении об отказе лица от своего права.

Однако, несмотря на столь правильный взгляд на давность, Мейер в другом месте своих лекций дает такое определение давности, как будто признает правильность отвлеченной теории. Впрочем, это не имеет никакого влияния на изложение его в частностях.

Н.В. Калачов в своей неоконченной статье по поводу первого издания нашего сочинения[3] приходит также к заключению о необходимости различия между давностью владения, или приобретающей, и давностью исковой, или погашающей. Он полагает, что в практике настоящую силу, т.е. решительное свойство производить изменение в известном праве, может иметь только давность исковая. Он, впрочем, не различает с надлежащей точностью между давностью владения (usucapio) и давностью исковой, и вследствие этого он приходит к тому заключению, что погашающая и приобретающая давность идут параллельно друг с другом и должны находиться в постоянном соответствии между собой. Такое соответствие, между тем, вовсе не необходимо[4], например, если сроки usucapio и давности исковой неодинаковы. Давностный владелец (usucapient) приобретает, по римскому праву, право собственности истечением 10 и 20 лет. Иск о праве собственности на вещь недвижимую погашается лишь истечением 30 лет, но против давностного владельца этот иск недействителен, а действителен против недобросовестного владельца, ссылающегося на usucapio.

Г-н Кр. М.[5] считает необходимым для разрешения вопроса об отвлеченной давности не только исследование постановлений римского права, но и теоретических мотивов различий между давностью приобретательной и исковой. Не находя в первом издании моего сочинения исследований о последних, он сам предлагает таковые. Исходной точкой он берет понятие об usucapio и давности иска римского права, исследует их сущность и доказывает, что происходит приобретение права собственности при usucapio непосредственно и что при давности исковой возникает лишь право на отвод иска и только судебным решением может быть установлено право собственности. Таким образом, чисто теоретическое исследование мотивов упомянутых учреждений привело к тем же самым выводам, к коим мы дошли на основании римского права, что давность владения и давность исковая суть совершенно различные учреждения.

Результат этот, при логичности, с какой развиты исследуемые учреждения в учении римского права, не мог подлежать никакому сомнению; недаром же римское право названо ratio scripta. Для таких лиц, которые римское право считают обветшалым, это исследование может служить поверкой рациональности его учения.

В 1867 году появилось первое издание нашего сочинения о давности по русскому гражданскому праву на немецком языке. Оно, по свидетельству Н.В. Калачова[6], встречено с живейшим интересом как в сфере законодательной, так и в литературе. С тех пор теорию общей давности уже считают оставленной в русской юридической литературе. Ее нет у Победоносцева. Как он, так и последующие цивилисты – Кавелин, Шершеневич, в этом отношении стоят на правильной научной почве римского права. Только там и сям появляются поползновения возвратиться к теории общей давности, которая поверхностному взгляду является легко понятной и удобоприменимой.

Определение значения давности в системе русского гражданского права будет предметом нашего исследования. Прежде всего обратимся к истории и исследуем, когда и как возникла давность в русском праве и в какой форме исторический материал принят в действующее законодательство. Затем уже обратимся к системе действующего законодательства и определим значение, какое давности принадлежит в ней.


[1] Ист. росс. гражд. зак., II, § 230.

[2] Русское гражданское право, I. СПб., 1861, стр. 356-364.

[3] “Юридический Вестник” (<Ю. В.>). 1867, N 1, стр. 1-18.

[4] См. об этом ранее.

[5] “Журнал Министерства Юстиции” (<Ж. М. Ю.>). 1867, XXXIII, стр. 480-485.

[6] “Ю. В.”. 1867, I, стр. 1.

error: Content is protected !!