Press "Enter" to skip to content

Общий срок давности

Том Х, ч. 1, ст. 692. Общий срок земской давности: полагается десятилетний[1].

Особых правил об исчислении срока давности в законе не имеется. Поэтому мы должны выводить таковые из самого определения срока. Он десятилетний, и никто не вправе ни прибавлять к нему, ни убавить и одного дня. Поэтому он оканчивается истечением последнего дня десятого года в 12 часов ночи.

Но так как вечером и ночью прошения не принимаются, то подача таковых должна быть допускаема и в следующий день, с чем согласна и судебная практика, которая считает истечением 10-летнего срока не накануне числа, с которого начался срок, но в то же самое число, так что срок, начавшийся 11 марта 1883 года, кончающийся 10 марта 1893 года в 12 часов ночи, считается истекшим 11 марта 1893 года.

Advertisement

Таким образом, к исчислению 10-летнего срока давности применяется правило, соответствующее правилу ст. 219 Уст. Гражд. Суд. об истечении судебных сроков, исчисляемых по месяцам. Отсюда возник вопрос о применении к 10-летнему сроку давности не только этого, но вообще всех правил об исчислении судебных сроков.

Практика Сената в этом отношении колебалась и еще в 1870 году отвергала применение этих правил, пока, наконец, в 1897 году окончательно решено было о применении этих правил к 10-летнему сроку давности. Решение это весьма замечательно[2] по обстоятельности и основательности, с которой вопрос этот рассматривался.

Ковенский окружной суд и Виленская судебная палата считали 10-летний срок, начавшийся 11 марта 1883 года, истекшим, потому что исковое прошение, полученное на почте в г. Ковно 11 марта 1893 года, поступило в суд лишь 17 марта, а правила ст. 824, 825 и 835 Уст. Гражд. Суд. по касс. реш. 1870 г. N 848 не могут быть применяемы к истечению срока 10-летней давности, за силой ст. 694 ч. 1 т. Х и касс. реш. 1881 г. N 41 и 1883 г. N 11 и др.

Сенат нашел, что в касс. решении 1870 г. N 848 действительно высказано, что статьи Уст. Гражд. Суд., касающиеся порядка исчисления и восстановления сроков, неприменимы к 10-летнему сроку давности.

Advertisement

Между тем в кассационной практике, как до 1870 года, так и в позднейшей, встречались дела, в которых Сенат держался воззрения, противоположного высказанному в решении 1870 г. N 848, и допускал применение общих правил исчисления процессуальных сроков к исчислению сроков материального права.

Так, в решениях 1868 г. N 721, 1869 г. N 701 и 1875 г. N 296 правила ст. 819 и 821 Уст. Гражд. Суд. об исчислении сроков по месяцам и неделям он признал применимыми к исчислению 6-недельного срока расписки о задатке, а в решении 1875 г. N 329 признано, что правила ст. 816-831 Уст. Гражд. Суд. могут служить руководством при исчислении сроков, в договоре не определенных, в решении же 1889 г. N 102 высказано, что судопроизводственные правила ст. 822 и 828 Уст. Гражд. Суд. не могут иметь применения при исчислении сроков, установленных контрагентами для исполнения принятых взаимно, по отношению друг к другу, обязанностей.

Далее разъяснено, что постановление ст. 822 Уст. Гражд. Суд. об исключении из оканчивающихся уже сроков табельных дней относится также к искам, предъявляемым по задаточным распискам на основании ст. 1687 прежней редакции (касс. реш. 1874 г. N 664) и к срокам, установленным ст. 683, п. 7, ч. 1 т. Х для начатия исков по делам о вознаграждении за вред и убыток при эксплуатации железных дорог и пароходных сообщений (касс. реш. 1883 г. N 6).

Ввиду этих указаний представляется несомненным, что вопрос о применимости правила ст. 828 Уст. Гражд. Суд. к исчислению срока давности не может быть разрешен при руководстве лишь разъяснения 1870 г. N 848.

Advertisement

Вследствие сего Сенат находит, что постановления Свода Законов Гражданских, относящиеся до сроков исковой давности, не заключают в себе точного указания на исчисление давностного срока; правил этих не содержится ни в ст. 692 и 694, определяющих общий законный срок для начатия всякого рода исков, ни в ст. 431, 683, 106612, 1524, 1549 и др., устанавливающих особые сроки исковой давности; но в Уст. Гражд. Суд., ст. 861-831, помещены правила для исчисления различных сроков.

Хотя сроки процессуальные не должны быть отождествляемы с сроками давностными, относящимися к области материального права, но и при существующем различии между ними (касс. реш. 1880 г. N 195, 298; 1885 г. N 31) надлежит согласно ст. 9 Уст. Гражд. Суд. по общему смыслу законов признать, что и к давностным срокам применимы правила Уст. Гражд. Суд. о порядке исчисления процессуальных сроков, в том числе и правило ст. 828; ибо установление путем толкования, в сфере гражданских юридических отношений, иных правил для исчисления давностных сроков, т.е. различных от тех, которые введены в Уст. Гражд. Суд., ст. 816-831, представлялось бы непоследовательным и неудобным.

Применяя изложенные соображения к обстоятельствам данного дела и имея в виду, что судебная палата в обжалованном решении, исчисляя давностный срок для предъявления иска с 11 марта 1883 года, истечение этого срока определила временем поступления искового прошения в суд (17 марта), а не временем получения оного на почте в месте нахождения суда, чем и нарушила правила ст. 828 Уст. Гражд. Суд. Правительствующий Сенат это решение отменил[3].


[1] Ср. ст. 694 и приложение к ней.

Advertisement

[2] Касс. реш. 1897 г. N 86.

[3] Приведенное кассационное решение важно и в том отношении, что в нем Сенат указывает на истинный смысл постановления о том, что кассационные решения должны служить руководством к единообразному истолкованию и применению законов. Это правило применяется нередко судебными местами так, что они руководствуются любым решением Сената, не заботясь о том, действительно ли оно выражает собой правильное толкование.

Такая логическая ссылка на отдельное решение, где по особенностям частного случая, может быть, не было повода ко всестороннему толкованию смысла закона, не соответствует обязанности суда применять действующее право по истинному смыслу и в полном объеме. Толкование законов не может оставаться в застое.

Оно развивается деятельностью Сената, который, чем разнообразнее подлежащие его решению случаи, получает тем более возможности вникать глубже и глубже в истинный смысл отдельной законной нормы, определять ее назначение обстоятельнее, так что ее применение становится более основательным и подчас более обширным.

Advertisement

Поэтому Сенат указывает, что суды обязаны пользоваться не одним каким-нибудь случайно выбранным решением, а изучать всю практику его по каждому вопросу, которая лишь в своей совокупности представляет истинное толкование Сената, в известное время. Напротив того, ссылкой на отдельное кассационное решение смысл закона может быть нарушен, хотя он определен сообразно буквальному тексту сего отдельного решения.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.