Press "Enter" to skip to content

Австрийское законодательство о давности по уголовным деяниям

Уложение 27-го мая 1852 г. (#227 – 232, 531 и 532) воспроизводит с самыми ничтожными изменениями определения прежнего кодекса 1803 г., при составлении которого законодателю, по отношению к вопросу о давности, пришлось считаться с крайне противоположными воззрениями.

Так в необходимости признания давности его убеждали, и пример остальных Европейских кодексов, и само общегерманское право. С другой же стороны он находился под влиянием, существовавшего в науке, воззрения отрицавшего давность и попытки сделанной в том же смысле, Австрийским законодательством при Иосифе II (1787 – 1803).

Взаимодействие этих влияний придало постановлениям о давности значение какого-то компромисса, какой-то сделки между этими двумя друг друга исключающими воззрениями и этим обстоятельством вполне объясняется крайняя ‘неудовлетворительность всех законоположений о давности и тот совершенный недостаток какого либо общего руководящего начала.

Насколько тесны те рамки, в которые Австрийское законодательство ставит давность видно из определения #229, в силу которого, давность покрывает преступника: 1) если он более не пользуется плодами своего преступления (Die Verjahrung kommt nur demjenigen zu Statlen der von dem Verbrechen keinen Nutzen mehr in Handen hat), 2) если он, насколько это допускает само преступление, позаботился о восстановлении причиненного им вреда, 3) если он не спасся бегством за пределы государства и наконец, 4) если он, в течение всего давностного срока, не совершил нового преступления.

Те же условия, за исключением 3-го, необходимы в силу 531 и для погашения проступков и полицейских нарушений. Преступления воспрещенные под страхом смертной казни изъяты от действия давности, но смертная казнь, при наличности всех необходимых для бытия давности условий, заменяется по истечении 20 летнего срока заключением в тюрьму (Schwerer Kerker) на 10 или 20 лет.

Давность погашающая приговор неизвестна Австрийскому праву. Начальные слова #227 хотя и гласят, что давностью погашается преступление и наказание, но как и самого #227 так и из всех следующих за ним параграфов видно, что под этой весьма недостаточной редакцией подразумевается только одна давность уголовного преследования. Постановления о давности нарушений законов о печати (Pressgesetz vom Decembre 1867 #27 и 40) не отличаются никакими особенностями-Срок для возбуждения преследования подобных нарушений назначен 6-ти месячный[1].

Проект нового уложения 1867 г.[2] высказывается в пользу распространение погашающего влияния давности на приговоры вошедшие в законную силу. Затем, уклоняясь в некоторых частностях отныне действующего уложения, проект ставит давность в зависимость от указанных нами выше условий с тою лишь разницею, что вопрос о том пользуется ли преступник плодами своего преступления, он признает для давности безразличным.


[1] Herbst, Handbuch des allgemeinen oesterreichischen Strafrechtes 5-te Auflage Wien. 1865, I Band, стр. 454 и след. В примечании он указывает на литературу о давности в Австрийском праве.

[2] Entwurf eines Strafgesetzes uber Verbrechen und Vergehen mit Berucksichligung der von der justitz-Ministerial-Commission gestellten Antrage. Wien. 1867. Официальное издание.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!