Press "Enter" to skip to content

Перерыв течения срока давности

Понятие. Перерыв течения срока давности означает, что по случаю прекращения причин течения срока давности прекращается не только возможность дальнейшего течения или истечения срока, но что протекшая уже часть срока лишается всякого значения. Она уничтожается, как будто течение срока вовсе не началось.

Перерывом лицо, против которого началось течение давности, возвращается в то отношение к своему имуществу или праву, в каком находилось до начала течения давности.

Причины перерыва. Течение давности начинается с того времени, когда воспоследовало нарушение права положительным действием или неисполнением обязательства. Вследствие этого с сего времени иск, не будучи предъявлен, сделался положительно существующим. Перерыв течения может воспоследовать или устранением нарушения права, или предъявлением иска.

Когда право более не нарушается, вследствие прекращения нарушения вещного права или исполнения обязательства, иск перестает быть положительно существующим. Не существуя положительно, иск не может быть предъявлен, следовательно, не может подвергаться давности. Если воспоследует новое нарушение права, то возникает новый иск, хотя может быть однородный и сходный по содержанию.

Приостановлением иск не прекращается, но по личным качествам управомоченного давность не считается текущей. Когда сии обстоятельства прекращаются, то дело идет о том же самом иске; поэтому и протекшая часть срока должна быть принимаема в счет. При перерыве же течение давности прекращается совершенно, потому что иск прекратился и не существует более, хотя может возникнуть снова.

То же самое бывает, когда перерыв воспоследовал вследствие предъявления иска. Иск предъявляется, лицо перестает бездействовать, и необходимого условия применения давности – непредъявления иска – уже не существует. Но в этом последнем случае из сущности иска нельзя вывести, что предъявлением его истекшая перед тем часть срока давности уничтожается безусловно.

Если за предъявлением иска воспоследует признание защищаемого им права судебным решением, то первоначальный иск совершенно прекращается за достижением его цели. Может разве возникнуть иск о приведении решения в исполнение. Но если бы за предъявлением иска, почему бы то ни было, вовсе не воспоследовало дальнейшего производства, или начатое производство не доведено до конца, так что оно прекратилось само собой, или же за невозобновлением приостановленного производства было зачислено прекратившимся, то иск нельзя считать уничтоженным, не бывшим.

Напротив того, он существовал положительно и предъявлением, не имевшим последствием своим судебного признания защищаемого права, не прекратился. Со дня действительного прекращения иск находится в том же положении, как и до предъявления: все условия применения давности налицо, она поэтому должна применяться. Притом, так как дело идет об иске, существовавшем уже до предъявления, то при исчислении давности и прежнее время, протекшее до предъявления иска, должно быть принимаемо в расчет. Не может быть зачитаемо лишь время производства в суде, потому что в это время управомоченное лицо не бездействовало.

Наше законодательство решило дело иначе, но постановления его должно признать достаточно охраняющими интересы лиц управомоченных. По прежнему судопроизводству предъявление иска прерывало течение навсегда, даже если бы оно не имело последствием судебного решения, а только то, что производство по нему прекратилось само собой. Течение давности могло начаться вновь только с того времени, как движение и производство по делу прекратились[1]. Предъявлению иска приписывается действие более сильное, нежели какое можно признать за ним по существу его. Впрочем, это более сильное действие вполне оправдывается характером давности исковой по русскому праву.

Как мы видели, при ней все выгоды на стороне недобросовестного нарушителя чужих прав; все невыгоды на стороне беззаботного кредитора или собственника. Поэтому вполне понятно и справедливо, что, по крайней мере, при исчислении срока, при определении о перерыве законодательство озаботилось охранять интересы последних. Конечно, подобными частными постановлениями положение сих лиц не уравнивается, но пока существует исковая давность в нынешнем ее виде, то нельзя не предпочесть существовавшее до сих пор правило о безусловном значении предъявления иска применению правила, вытекающего из начал строгой теории.

По Уставу Гражданского Судопроизводства 1864 года приостановленное производство признается уничтоженным, когда в течение трех лет со времени его приостановления не было подано просьбы о возобновлении его. В случае уничтожения производства первоначальный иск не прерывает течения земской давности[2]. Это правило идет еще далее правил, выведенных из строгой теории.

Из сущности понятия об иске и о предъявлении следует, что во всяком случае и по уничтожении производства время, пока оно продолжалось, нельзя включать в срок давности. По правилу, изображенному в ст. 692 Уст. Гражд. Суд., это делается, что, конечно, нельзя считать сообразным с логикой[3]. Впрочем, трехлетний срок, в течение которого приостановленное производство может быть возобновляемо, должен быть признан достаточно ограждающим права истца или его наследников.

Рассматривая отдельные причины перерыва давности, оказывается следующее:

А. Перерыв устранением нарушения права.

Нарушение права устраняется по всем искам вследствие признания права управомоченного лица со стороны того, в чью пользу течет давность. Признание может быть прямое и косвенное. Оно может быть выражено объявлением пред судом, платежом процентов, уплатой части долга, выполнением части обязанностей, принятых по договору, выдачей нового акта, установлением поручительства или залога для обеспечения обязательства, вообще такими действиями, в которых прямо или косвенно содержится признание права[4].

Судебная практика руководствуется изложенным началом. Так, Сенат установил, что сущность перерыва давности состоит в том, что он не уничтожает ни первоначального юридического отношения, ни иска для его осуществления. Отношение и иск остаются прежние, в них не происходит никакого качественного изменения; перерывом устанавливается лишь момент, в который начавшаяся давность уничтожается, так что только новая давность может начинать свое течение для тех же отношений и иска[5].

Признание иска совершается не только уплатой части долга[6], но вообще такими действиями, по которым можно заключать о нем[7]. Уплата доказывается не только надписью того самого лица, которым обязательство выдано[8], но и другими доказательствами[9]. Эти решения Сената, точно так же как и законные постановления, были, однако, применяемы нашими судебными местами, отличающимися страстью к буквоедству, чисто формальным образом, следствием чего были весьма странные решения. Поэтому Сенату пришлось неоднократно разъяснить дело во всей подробности.

Так, Сенат еще в решении 1868 года N 118 разъяснил, что в ст. 220 ч. 2 т. Х не сказано, что исчисление срока давности начинается со времени последней уплаты в таком только случае, когда эта уплата означена рукой самого должника, а постановлено общее правило, что началом давности считается первый день после того, в который сделана позднейшая уплата. Если при том будут доказательства, что уплата произведена действительно до истечения давности, то заключение о не пропуске 10-летней давности не будет противоречить ни 220-й, ни 213-й статьям ч. 2 т. Х.

Но и после этого Сенату пришлось объяснять, что если надпись об уплате сделана не рукой должника, а он отрицает уплату, то по ст. 1550 т. Х, ч. 1, истцу надлежит доказать, что уплата, прерывающая давность, действительно была произведена. Допустив противное, т.е. признав, что платежная надпись на обязательстве, неизвестно кем сделанная, при положительном отрицании должника события уплаты, безусловно прерывает течение земской давности, тем самым надлежало бы признать, что все долговые обязательства, по желанию заимодавца, могут быть изъяты от действия давности, ибо от усмотрения заимодавца зависело бы сделать платежную надпись на долговом акте и таким образом оградить себя по своему усмотрению во всякое время от потери права иска в силу земской давности[10].

Б. Перерыв предъявлением иска.

Течение срока давности прерывается подачей искового прошения в установленном порядке надлежащему суду.

1) Предъявлен должен быть иск, одно заявление о нарушении права не прерывает течение срока давности[11]. Иск предъявляется подачей искового прошения в установленном порядке.

Поэтому производство по делу, не основанное на таком прошении, не прерывает течения срока давности[12].

2) Иск должен быть предъявлен надлежащему присутственному месту, которому по пределам ведомства и власти он подсуден. По прежнему порядку это были: по делам бесспорным – полицейские места и губернские правления, по делам спорным – судебные места, по требованиям из договоров с казной и по искам об ущербе и убытках с казны – разные казенные места и лица. По Уставу 1864 года иски предъявляются судебным местам.

Однако, насколько и по судебным уставам, в виде исключения, гражданские права и требования могут или должны быть осуществляемы подачей жалоб административным местам, по договорам с казной, или производством взысканий чрез них (по взысканиям с должностных лиц), или собственными действиями банков (при продаже заложенных вещей или имений), – настолько подобные жалобы и меры прерывают течение срока давности[13].

Если иск предъявлен ненадлежащему суду, то последствия будут различны, смотря по тому, нарушены ли постановления о пределах ведомства или только правила о подсудности в тесном смысле.

Постановлениями о ведомстве присутственных мест определяется, какого рода дела подведомы тому или другому месту: другого рода дел оно не может принять к производству, оно не способно к производству их.

Подачу искового прошения с нарушением пределов ведомства поэтому нельзя признать предъявлением иска. Такой подачей течение давности не может прерываться, потому что хотя бы иск по ошибке был принят и по нему последовали распоряжения, но все эти действия, как ничтожные, течение давности прерывать не могут[14].

Так, например, при прежнем порядке гражданского судопроизводства подача иска по частному делу в какое бы то ни было правительственное место, кроме полицейских и губернского правления, не могла прервать течения давности, хотя бы воспоследовало принятие прошения. То же самое должно сказать относительно подачи прошения о требовании с казны в судебное место, о подаче прошения для начатия тяжбы с казной в правительственное место, не исключая губернского правления и полицейских управлений, потому что тяжбы ни в каком случае не могли быть производимы в них.

По Уставу Гражданского Судопроизводства иск может быть предъявлен только в суде; поэтому подача прошения месту несудебному никогда не может прервать течения давности. Предъявление иска с нарушением пределов ведомства мест мировых установлений также должно быть признано ничтожным, не прерывающим течения давности, насколько мировые судьи не способны к производству подобных дел, например по тяжбам. Но предъявление иска по делу, которое по цене неподсудно мировому судье, может прервать течение давности.

Иск может быть начат лишь в суде первой инстанции; подача прошения суду второй инстанции, вместо первой, не прерывает течения давности.

При предъявлении иска, далее, могут быть нарушаемы правила о подсудности. Несоблюдение этих правил нельзя считать равносильным несоблюдению о ведомстве. Если данный случай собственно и должен бы был подлежать суду определенного места, то при подаче просьбы другому, равному, суду все-таки производство возможно, потому что оно вправе решать подобные дела; поэтому подобная ошибка не имеет необходимым последствием ничтожности действия. По отношению к судам прежнего строя возможна была передача дела от одного суда к другому. Это прямо было сказано относительно различных департаментов Сената. В решении Сената от 8 марта 1845 года[15] выражено, что подачей прошения в однородное место прерывается давность.

При новых судах в подобных случаях все зависит от того, принимается ли прошение или нет, допускается ли перенос производства или оно уничтожается. Если прошение возвращается или производство уничтожается, течение давности не считается прерванным[16].

3) прошение должно быть не только подано, но и принято; прошение, законно возвращенное за неформальностью, не прерывает течения давности[17]. Поэтому в таком случае истец должен подать новое прошение до истечения срока давности. Если это более невозможно, то срок считается пропущенным. Присутственным местам предписано возвращать прошения за неформальностью немедленно, однако в законе не сказано, что проситель имеет право на восстановление срока в случае несвоевременного возвращения со стороны присутственного места. В подобном случае, впрочем, Сенат определил, что истца нельзя обвинять в пропущении срока давности, потому что срок сей миновал во время продолжительного задержания управой благочиния присланного в оную для возвращения истцу заемного письма[18].

4) для движения судебного производства требуется хождение по делу (Prozessbetrieb) истца[19]. Если истец не будет иметь хождения, производство останавливается и со времени последнего действия истца начинается течение нового срока давности по иску[20]. Еще при прежнем производстве, когда суды обязаны были к производству дела от себя, за нехождением истца по делу в течение срока давности производство прекращалось навсегда, хотя бы даже судебные места переписывались между собой[21].

Тем более нехождение по делу имеет такое последствие по судебным уставам при чисто состязательном производстве. Кроме того, истечение срока давности может быть ускоряемо прекращением производства, причем перерыв, произведенный предъявлением иска, отменяется[22].

5) Особые правила существуют по делам о начетах частных лиц на казну.

По всем срочным и бессрочным выдачам частным лицам от казны течение срока давности считается с того дня, с которого выдача следовала к отпуску. Но давность может иметь применения к этим делам лишь в случаях, когда сумма присуждена и назначена к отпуску окончательно, но получатель, быв извещен о том установленным порядком, в течение десяти лет, со дня сего извещения, для приема суммы не явится. В таком случае он лишается невозвратно права на означенную выдачу, и дело считается навсегда оконченным.

Из этого правила установлено исключение: производящиеся в государственном контроле дела по претензиям частных лиц к казне, как на будущее время, так и за прежнее, подлежат, на общем основании, действию давности, если течение оной не было прервано просьбами, поданными от истцов или в государственный контроль, или в Правительствующий Сенат.

Это правило установлено вследствие того, что дела эти производятся в административном порядке, не допускающем участия частных лиц в производстве.

По делам же, где выдачи приостановлены впредь до решения производящегося дела, за неокончанием расчетов и тому подобного, и кои по тому самому из счетов расходов без особого распоряжения исключаемы быть не могут, давность не применяется, пока не будет предписания или решения о выдаче[23].

[1] Подробности об этом см. ниже.

[2] Уст. Гр. Суд., ст. 689, 692.

[3] Ср. об этом § 26, п. 13 учебника русск. гражд. судопр. И. Энгельмана, стр. 179.

[4] Т. Х. ч. 1, ст. 1550. Ср. выше о давности владения § 21, II. 2 (перерыв против воли владельца).

[5] Касс. реш. 1879 г. N 347; см. также касс. реш. 1893 г. N 30, изложенное выше, в § 26, п. 7, и 1895 г. N 21, 1896 г. N 3.

[6] Касс. реш. 1869 г. N 267, 1870 г. N 1700, 1872 г. N 534 и мн. др.

[7] Касс. реш. 1877 г. N 304, 1890 г. N 68.

[8] Касс. реш. 1869 г. N 267; 1870 г. N 307-809, 1700; 1875 г. N 341.

[9] Касс. реш. 1868 г. N 118; 1871 г. N 242, 1222; 1872 г. N 5; 1877 г. N 242.

[10] Касс. реш. 1871 г. N 1122; ср. 1870 г. N 307, 809.

[11] Т. Х, ч. 1, ст. 694, прил., ст. 1 и примеч. 1. Ср.: Сборник решений Сената. I, N 90; II, N 232, 408; касс. реш. 1868 г. N 376; 1869 г. N 1242; 1870 г. N 1297, 1828 и мн. др.; 1871 г. N 1168, 1873 г. N 710, 1877 г. N 64, 1878 г. N 79.

[12] Решение С.-Петербургской судебной палаты по делу Воейковых с Масловской. “С. В.”, 1868 г. N 78, реш. Гражд. касс. деп. 1868 г. N 376.

[13] Касс. реш. 1868 г. N 371, 1879 г. N 325, 1875 г. N 11.

[14] Сборник. I, N 303, 341. Реш. Гражд. касс. деп. 1867 г. N 97.

[15] Сборник. I, N 164.

[16] Касс. реш. 1868 г. N 152, 1869 г. N 823, 1873 г. N 1210, 1875 г. N 54, 1879 г. N 179.

[17] Уст. Гражд. Судопр., ст. 270. Ср.: Энгельман. Учебн. русск. гражд. судопр., стр. 192.

[18] Решение Сената от 8 марта 1845 г. Сборник. I, N 164.

[19] Энгельман. учебник р. гр. с., стр. 181.

[20] Т. Х, ч. 1, ст. 692, 694 и прил.

[21] Т. Р. О давности при апелляционном производстве. “Ж. М. Ю.”. 1860, N 9, стр. 353-360. Сборник. I, N 699, стр. 14, 40, 89, 284, 452; II, N 3, стр. 256.

[22] См. выше касс. реш. 1868 г. N 486, 763; 1867 г. N 418; § 28, стр. 456.

[23] Св. Зак., т. VIII, ч. 2, ст. 136, прил., ст. 3-5.

Comments are closed.

error: Content is protected !!