Press "Enter" to skip to content

Условия исковой давности

Исходная точка исчисления давностного срока определяется положительным возникновением права на иск. Отвлеченное право на иск принадлежит всякому, имеющему известное право. Но пока право осуществляется беспрепятственно, нет надобности и нет возможности предъявить иска: право на иск не сделалось положительно существующим. Правило о возникновении положительного права на иск выражено в следующих статьях:

Х т., ч. 1, ст. 691. Каждый имеет право отыскивать свое имущество из чужого неправильного владения или действием полиции, или судом.

Х т., ч. 1, ст. 693. Каждый имеет право в случае неисполнения по договорам и обязательствам, а также в случае обид, ущербов и убытков искать удовлетворения и вознаграждения посредством полиции или суда.

В ст. 691 говорится о тяжбах, т.е. об исках о праве на имущество (исках вещных, или вотчинных). В ст. 693 говорится об исках по обязательствам, об исках в тесном смысле.

Право на тяжбу или на иск об имущественном или вещном праве считается положительно существующим, и иск может быть осуществляем, когда вещь находится в чужом неправильном владении. Значит, право на иск возникает положительно в тот момент, когда вещь перешла в чужое неправильное владение; с этого момента иск о возвращении ее может быть вчинаем. Положительный закон требует, чтобы иск был вчинаем; в случае невчинания с сего же момента начинается течение срока давности, истечением которого право на иск погашается.

Право на иск в тесном смысле считается положительно существующим, и иск может быть предъявлен в случае неисполнения по договорам и обязательствам, а также в случае обид, ущербов и убытков. Следовательно, право на иск возникает по договорам и обязательствам в момент, в который управомоченный может требовать исполнения по договору или обязательству или вознаграждение за вред. В первом случае, т.е. при требованиях, основанных на договорах, положительное право на иск не всегда возникает вместе с установлением обязательства, а может быть обусловлено наступлением срока или условия исполнения, прямо и положительно определенных или подразумеваемых по сущности договора или намерению договорившихся. Во втором случае возникновение положительного права на иск всегда совпадает с возникновением права на вознаграждение или удовлетворение.

Право на иск считается существующим[1], как скоро установлено право, на котором он основывается, для защиты которого он установлен. Право на иск (по выражению, употребляемому Виндшейдом – Anspruch) не что иное, как право само, направленное против воли другого. Это относится к правам как вещным, так и по обязательствам.

Право обязательственное заключает в себе право требовать исполнения известного действия, совершение которого должник принял на себя. Как скоро кто-либо обязался совершить для меня известное действие, я вправе требовать совершения этого действия; если он не исполняет принятого обязательства, я могу принудить его к тому при помощи суда. Для возникновения иска поэтому не требуется положительного нарушения права; по существу обязательственного отношения достаточно неисполнения оного, бездействия обязавшегося: оно уже заключает в себе нарушение права. Иск поэтому будет иметь целью принудить ответчика к предпринятию известного действия.

Напротив того, право вещное есть господство лица над вещью, более или менее обширное, причем исключается влияние на вещь всех и каждого в той мере, в какой она подлежит господству управомоченного. Здесь нарушение права возможно лишь в положительном действии, а иск направлен к тому, чтобы принудить ответчика перестать действовать, к упущению известного действия.

Эти роды прав по характеру своему противоположны друг другу. При обязательственном праве требуется известное действие известного лица; бездействие сего лица составляет нарушение права. При вещных правах требуется бездействие, отрицательное отношение к этому праву всех и каждого; действие на предмет права со стороны какого бы то ни было лица составляет нарушение права.

На этом основании отношение между сущностью права и правом на иск для защиты оного различно по тому и другому родам прав. это видно из следующих соображений. Должник, исполняющий обязательство добровольно, устраняет вместе с тем всякое принуждение, делает невозможным принудительное исполнение, которое могло бы производиться вследствие наступления срока или условия. При обязательстве существует положительное отношение между двумя лицами: совершенно определены как действие, исполнение коего можно требовать, так и ответчик, против коего иск может быть обращен.

Иначе при вещном праве. Осуществление его состоит в господстве лица над вещью. Кто не нарушает этого господства, не мешает ему, тому нечего предупреждать принудительные против себя меры, о коих пока ни вообще, ни по отношению к нему речи быть не может. Праву собственника соответствует лишь общая, неопределенная обязанность всех и каждого не нарушать его господства. До действительного нарушения вещного права не существует определенного иска, ибо неизвестны: ни содержание будущего иска, – так как нарушение может быть весьма разнообразное, – ни лицо, против коего иск придется предъявить, – так как нарушать право вещное может всякий, между тем как нарушать обязательство может лишь лицо обязавшееся. Право собственности может быть нарушаемо, если кто-либо присваивает себе чужую вещь, но также если кто-либо употребляет ее и т.д. Поэтому для возникновения иска вещного необходимо, чтобы воспоследовало действительное, положительное нарушение его, иначе по иску не имеется ни предмета, ни ответчика.

При правах по обязательствам это отношение является в совершенно другом виде: неисполнение не является необходимым условием принудительного исполнения, а исполнение является условием устранения такого. Право на принудительное исполнение существует положительно со времени наступления срока или условия, хотя бы обязавшийся не имел намерения не исполнить, но только еще временить исполнением.

Иск сам по себе не есть еще борьба права с неправом, но только средство принудительного приведения в исполнение существующего права. На иск может последовать процесс, т.е. борьба права с неправом, когда право оспаривается. Но это необходимо: если ответчик признает предъявленный против него иск, то иск имеет последствием своим только принудительное исполнение. Это различие между иском и процессом выражено в нашем законодательстве с совершенной ясностью. При прежнем порядке судопроизводства оно выражалось и в том, что бесспорные дела, по коим требовалось лишь принудительное исполнение, ведались в полицейских и лишь дела спорные – в судебных местах. По новому судопроизводству это внешнее различие по подсудности более не существует, но существует по-прежнему различие по производству. Иски всегда предъявляются в суд. если право не оспаривается, то за предъявлением иска следует простое исполнительное производство для принуждения ответчика к выполнению бесспорного требования истца. Если против иска заявляется спор, то производится процесс, называемый, смотря по предмету, тяжбой или иском.

Начало исковой давности, на основании всего вышеизложенного, определяется разрешением вопроса: с какого момента в данном случае требование управомоченного лица может быть приведено в исполнение принудительно судом или полицией? По различию прав момент этот определяется различно. В русском праве следует различать требования, вытекающие из права собственности, из права залога, из наследственного права, из обязательств, из судебных решений.

При рассмотрении отдельных исков, кроме общего правила, выводимого из возможности принудительного осуществления, мы должны будем обратить внимание и на отдельные положительные постановления о начале течения срока давности, постановления, весьма часто несогласные с приведенным общим началом о зависимости начала течения срока давности от положительного возникновения и существования того же самого иска, о котором дело идет.


[1] Windscheid. Lehrbuch des Pandectenrechts, § 108. Cp.: Demelius. Untersuchungen aus dem römischen Civilrechte, стр. 134 и сл.; Unger. System des oesterreichischen allgemeinen Privatrechts, II, § 116.

error: Content is protected !!