Press "Enter" to skip to content

История русского государственного права. Период первый. Земский (IX-XIII). Управление. Органы управления.

Государственная власть призвана: 1) управлять, 2) устанавливать правовые нормы (законодательствовать) и 3) судить. В древнейшем периоде на первый план выступает последняя из упомянутых трех функций, т.е. суд; однако и обе первые уже и тогда входят в задачи государственной власти (особенно военное управление).

Управление (“володенье” в тесном смысле слова) по преимуществу отражает в себе частноправый характер власти, но отнюдь не есть частная власть (dominium) как по органам, так и по предметам управления.

Органы управления подразделяются таким образом: а) Центральные. В древнерусской земле центральные органы не выделялись вполне, так как общеземское управление непосредственно осуществлял сам князь, боярская дума и вече (см. выше). Впрочем, уже с X в. можно различать в центральном управлении две системы органов: собственно княжескую (дворовую) и земскую.

Князь в управлении (как и в суде) заменяет себя тиунами, управляющими от его лица. Они назначались из дворовых слуг князя, первоначально несвободных (“тиунство” вообще есть наем в услужение, который не вел к холопству лишь тогда, когда об этом был поставлен особый договор (см. Рус. Пр. Кар., 21); но, по-видимому, такие условия были редки, а потому тиуны вообще не пользовались полной правоспособностью (см. там же, 77). Тиунов назначает князь иногда по согласию с вечем: “а вот вам и тиун по вашей воли”, – говорит князь киевлянам в 1146 г.

Но это относится только к тиунам, облеченным судебной властью. Разряды тиунов различались по разрядам служебных поручений, которые мог дать князь: так, были тиун огнищный или дворский (название “дворскин” встречается уже во 2-й половине XII в.); он заведовал двором (отроками) и домашним хозяйством князя; с середины XII в. он назначается из бояр и причисляется к лучшей дружине.

Подчиненные ему служители называются ключниками: в 1154 г. “посла (Ростислав) мужи отца своего Вячеслава и тиуны и ключники; каза нести имение отца своего перед ся, и порты, и золото, и серебро” (Ипат. лет.). Управление дворского заменяло собой все последующие органы финансового управления. Впрочем, были некоторые органы и специального финансового управления: банщики и мытники. Особенная ветвь княжеского хозяйства, тогда наиболее важная, вызвала должности тиуна конюшего (впоследствии чин очень важный в Московском государстве).

Есть указания, что уже в XIII в. были зародыши администрации вполне государственной: в договоре Смоленска с немцами 1229 г., между прочим, постановлено: “Если тиун на волоке услышит, что пришел латинский гость, то он должен послать людей с телегами перевезти товар через волок”. В связи с должностью тиунов находится подчиненная им должность мечников: в 1146 г. киевляне, вытребовав от князя смены тиуна Ратьши, “бросились двор его грабить и на мечники”. Вообще в системе органов дворового управления нельзя различать частно-хозяйственные органы и государственные.

Система земского управления (более древняя, чем княжеская) построена по численному (математическому) делению общества: как целое государство составляло тысячу, а старшие города и провинции делились на сотни и десятки, так центральным правителем был тысяцкий, а подчиненные ему – сотские и десятские. Происхождение должности тысяцкого – доисторическое; можно принять гипотезу о том, что тысяцкие заменили прежних племенных князей; иногда тысяцкие именуются князьями (если управляют целой землей без князя, например Юрий Шиманович, управляющий Суздальской землей при Мономахе); счет годов летописцы обозначают иногда именами князей и тысяцких. “В лето 6597 священа бысть церкви Печерьская… при благородьнем князи Всеволоде, державному Русьскыя земля… воеводьство держащю кыевскыя тысяща Яневи” (Лавр. лет.).

Первоначально тысяцкие народные противопоставлялись тысяцким и посадникам княжеским: в то время как посадник Владимира Св. Добрыня и тысяцкий Путята старались принудить новгородцев к крещению, новгородский тысяцкий Угоняй противился этому (Иоак. лет.); вероятно, что тогда должность тысяцкого была наследственной. Затем тысяцких стал назначать князь из местных бояр, часто из одной и той же фамилии преемственно (при Ярославе в Киеве был тысяцкий Вышата, затем Ян). “Держи ты тысячу, как у брата моего держал”, – говорит новый князь киевский Игорь в 1146 г. Улебу, киевскому тысяцкому.

В Новгороде эта должность стала выборной. Каков бы ни был способ присвоения должности тысяцкого, этот сановник всегда оставался представителем интересов народа: в 1043 г. князь Ярослав отправил своего сына Владимира в поход на Византию; предводителем народного ополчения был тысяцкий Вышата, а княжим воеводой (предводителем дружины) – Иван Творимирич; когда буря разбила русские корабли (кроме корабля, на котором была княжеская дружина) и выбросила воинов на берег, народное ополчение решило возвратиться в Русь (сухим путем), но “не идяше с ними никто же от дружины княжее. И рече Вышата: азъ поиду съ ними; и выседе исъ корабля к ним, и рече: аще жив буду, то с ними, аще погыну, то с дружиною” (Лавр. лет.).

Хотя иногда тысяцкий и его сотские расходились в своей деятельности с интересами и волей народа (например, после смерти князя Святополка в 1113 г. до прибытия в Киев Владимира Мономаха народ бросился грабитъ двор тысяцкого Путяты и сотских), но это относится к некоторым лицам, злоупотреблявшим этой должностью. По рассказу Татищева, киевский тысяцкий Улеб в 1146 г., когда Всеволод Ольгович старался передать киевский стол своему брату Игорю, заявил, что киевляне привержены к Мономаховичам, а не Ольговичам, и что князь Изяслав Мстиславич есть настоящий и прямой наследник. “Сим ответом Всеволод весьма озлобился”.

По уставной грамоте новгородского Всеволода церкви св. Иоанна, князь поставил от житьих людей старост и от черных – тысяцкого. Таким образом, тысяцкий является как бы народным трибуном, уравновешивающим княжескую власть; по этой причине власть тысяцкого была уничтожена князьями восточных земель (в Москве казнью последнего тысяцкого в 1374 г.). Такой ролью тысяцкого отчасти определяется и его должность: он прежде всего есть предводитель народного ополчения: в 1195 г., во время войны смоленского князя Давида с черниговскими, княжим полком предводительствовал князь, а “Смоленским полком” – тысяцкий Михаил.

Тысяцкий председательствует на вече в отсутствие князя (в Киеве в 1147 г. вместе с митрополитом). По уставной грамоте Всеволода, тысяцкому поручается “управливати всякая дела торговая, и гостиная, и суд торговый”; вышеприведенный факт восстания киевлян на тысяцкого, сотских и “жидов” указывает на прямое отношение тысяцкого к торговле. Ему же и сотским принадлежит и охранительная полиция: волнение в Киеве в 1147 г. усмиряет тысяцкий. От тысяцких народных надо отличать княжих тысяцких – предводителей княжей дружины (двора) и тысяцких пригородных (см. Рус. Пр. Кар., 66), заменявших собой посадников.

Подчиненные тысяцкому сотские и десятские упоминаются уже во время Владимира Св.: на пиры к Владимиру приходили бояре, гриди, сотские, десятские и нарочитые мужи. Состоя предводителями частей ополчения, они оставались постоянными гражданскими правителями частей государства (сотен и десятков).

В земской системе органов администрации особенно выделяются государственные начала управления.

б) Местное управление. Органами местного управления называются те, которые управляли пригородами и волостями. Составные части земли не всегда однородны: пригороды входили в состав земли иногда целыми группами; иногда целые завоеванные земли становились провинциями другой земли; иногда же отдельные волости входили в состав земли как самостоятельные провинции.

Сложные провинции именуются иногда прежними племенными названиями: в 11 49 г. упоминаются “вси Дрегвичи” как новая провинция Черниговской земли; в 1147 г. “вси люди Голядь верх Поротове” и “волость – вятичи” как провинции той же земли Иногда им дается название географическое: “Посемье” (по р. Сейм), иногда, (но очень редко) такие провинции именуются тысячей. В 1149 г. упоминается “Сновьская тысяча” (по р. Снову). Чаще встречается наименование полк: полк Белогородский, полк Киевский (“Когда выйдем в сильный полк Киевский, то я знаю, что они будут биться за меня”, – говорил в 1150 г. Изяслав Мстиславич, ободряя свою дружину).

Подразделение провинций, кроме обычного наименования волость называется еще погостами и вервями.

Погост – термин северорусский: погосты есть в Новгородской, Псковской, Суздальской и Смоленской землях; в остальных не встречаются. Погост – это древнейшая зачаточная клеточка земского государства. Уже Ольга установила по р. Мете погосты, но это не означает их первоначального установления: погосты имеют происхождение доисторическое (как места сходбища для общественного богослужения и как места торговли, возникающей при таких сходбищах).

Словом, погостом называется как центральный пункт округа, так и самый округ. Что касается числа погостов, то в Новгородской земле к XVI в. оно дошло до 419; в Смоленской земле (по уставной грамоте 1150 г.) перечисляется до 45 погостов. Погост, включающий лишь население, был единицей, по которой распределялась дань, а потому погостом иногда называется сама дань, и в этом смысле слово “погост” заменяется словом “потуг”.

Вместо термина “погост” та же единица провинциального деления как в южных, так и в северных землях называется верьвью (корень слова общий индоевропейский – warf). Той же единице соответствуют и наименование сотня не только в городском, но и в провинциальном делении, и губа – в Псковской и Новгородской землях.

Провинции-колонии (“свободы”) состоят в не менее тесной связи с государством, таковы северные провинции Новгородской земли: Тер, Пермь, Печора, Юрга, Вологда. Примером неустойчивости связи отдельных колоний с метрополией может служить Вятка. В них, как населенных преимущественно инородцами (кроме Вятки), не могло быть таких же порядков внутреннего управления, как в коренных частях земли. Они были источниками богатства для метрополии, но вместе с тем источником смут и переворотов со стороны могущественных бояр-колонистов.

Пограничные провинции иногда находились в совладении двух или нескольких государств, которые управляли ими (и пользовались данью) или поочередно, по годам, или совместно, деля доходы управления: так, Смоленская земля (по Уставной грамоте Ростислава) претендовала на старинную дань с Суздальско-Залесских волостей; Великие Луки, Ржева и Холмовский погост находились в совладении В. Новгорода, Литовского, а потом Московского государства.

Органы местного управления – двоякие. Они существуют для связи провинции с государством – органы централизации. Это посадники, именуемые иногда тысяцкими. Назначение куда-либо посадника означает присоединение местности к государству: по завоевании Волыни при Святополке назначается из Киева посадник в Луцк; Олег Черниговский, захватив землю Ростовскую, сажает там своих посадников; Мстислав Киевский, изгнав полоцких князей, назначает в их землю своих посадников.

“Взять посадника” у какого-либо князя значит добровольно покориться ему: в 1147 г. “Куряне послаша (к сыну Юрия Долгорукого) и пояща у него посадник к себе”. Возвращение старшим городом власти над пригородом ознаменовывается посылкой туда посадника (Ростов и Владимир); наоборот, достижение пригородом независимости выражается в принятии посадника (Псков и Новгород). Посадники назначались в каждый пригород или из подручных (младших) князей, или из бояр: в 1195 г. “да Всеволод Торцький (город Торческ) зятю своему Ростиславу, а в иный городы посла посадники своя”.

Хотя подручные князя не назывались прямо посадниками, но власть их одинакова с посадничьей. Посадник в пригороде обыкновенно был один (исключение для Псковской земли, см. выше). Выбор посадника совершался без согласия пригорода. Власть посадника имеет смешанный частный и государственный характер. Частный характер заметен особенно в правах пригородных князей: “печаль бысть ему (Всеволоду Ярославичу Киевскому) от сыновець своих, яко начаша ему стужати, хотя власти, ов сея, ов же другие; сей же, омиряя их, раздаваше власти им” (Лавр. лет. под 1093 г.).

На таких же частных правах назначались лишь пригороды и пришлым членам владетельных домов: в 1165 г. “прибеже из Царя-города братан царев Кюр Андроник к Ярославу у Галичь и прия и Ярослав с великою любовью да ему Ярослав неколико городов на утешение (Ипат. лет.). Такой же характер (но в меньшей степени) имела власть посадников-бояр; она сходна с московской системой кормления: кормление состояло в сборе корма натурой (коробейщине), судебных пошлинах и княжеских экономических доходах. Однако ни власть пригородных князей, ни власть посадников-бояр не есть в полном смысле власть частная: они обязаны заботиться о военной защите провинции, творить правый суд. Неугодных посадников пригороды изгоняют.

Впрочем, посадники, преследуя интересы кормления, мало вмешиваются во внутреннее управление провинции. Действительное местное управление находится в руках органов местного самоуправления – пригородного и волостного вече и выборных чиновников: старост, сотников, десятских и “добрых людей” (дог. 1229 г., ст. 33). Некоторые из первых избирались для управления целой провинцией (Уст. Двинск. гр., вступл.), другие – для ее подразделений (волостей, погостов).

error: Content is protected !!