Press "Enter" to skip to content

Деньги как предмет обязательства

Между различными предметами обязательств в особенности обращают на себя внимание деньги. Они часто бывают предметом обязательств, и это естественно, потому что обязательства примыкают к сфере имущественных прав, а всякое имущество оценивается на деньги. Если даже иное обязательство и не чисто денежное, т. е. предмет его не составляет производства денежного платежа, то все-таки и другие предметы оцениваются деньгами, так что каждое обязательство можно свести к обязательству денежному. Но деньги представляются предметом обязательства в разных видах.

Во-первых, деньги – монета, кредитный билет – представляются предметом обязательства как индивидуальные вещи: именно такая-то монета, известного металла, веса, года, с известным изображением, или именно такой-то кредитный билет, такого-то года и такого-то номера, составляет предмет обязательства. Например, при договоре поклажи лицо отдает на сохранение деньги – кредитные билеты такого-то года, за такими-то номерами, или деньги известного металла, таких-то годов, в такой-то сумме. Или собственник монетного собрания обменивает у хозяина другого такого же собрания известную русскую или татарскую монету на известную римскую или французскую. Понятно, что, будучи предметом обязательства в таком виде, деньги не имеют своего специального значения, а представляются вещами, одинаковыми со всеми другими вещами. Точно так же, как иногда монета или кредитный билет отдаются на сохранение, отдаются на сохранение медали, ордена, письма; точно так же, как монеты и кредитные билеты, вымениваются иногда медали, гербы и т. п. Поэтому и юридическое обсуждение денежного обязательства такого вида ничем не отличается от юридического обсуждения всякого другого обязательства, имеющего предметом доставление движимого имущества. Но нужно сказать, что в этом виде деньги редко составляют предмет обязательства, разве только когда монета сама по себе представляет интерес, например, древняя монета.

Во-вторых, деньги представляются предметом родового обязательства: определяется род монеты, сорт ее, но не определяются индивидуальные монеты. Так, лицо обязывается заплатить тысячу голландских червонцев, или тысячу серебряных рублей, или такую-то сумму кредитными билетами. Очевидно, что при таком обстоятельстве все равно, какого бы года ни были червонцы, серебряные рубли или кредитные билеты, представленные верителю в удовлетворение по обязательству; равным образом все равно, с какими бы ни были они знаками, только были бы определенного рода, сорта. Но так как для денег определены известные условия, например, для звонкой монеты определяются вес, форма, знаки и тому подобное, то, разумеется, что представляемая верителю монета должна соответствовать существующим условиям денег. Это, однако же, не значит еще, что требуется монета именно определенного веса, определенной формы, с известными знаками, а требуется только, чтобы представляемая монета имела значение денег. Возьмем червонец или серебряный рубль: вес их определен, но в частном быту обращаются и такие червонцы и серебряные рубли, которые не имеют полного веса. Поэтому допускаются платежи и такими монетами, которые несколько уклоняются от нормального веса, лишь бы они в общежитии не утратили значения денег данного рода (хотя неполновесная монета может быть не принята к платежу. – А. Г.)[1].

С другой стороны, не обращается внимание на изменение курса денег – изменится ли он в ущерб или в пользу лица, имеющего право по обязательству. Известно, что ценность звонкой монеты подлежит колебаниям, которые могут быть приостановлены на некоторое время, но не могут быть совершенно устранены, ибо зависят от отношения монеты к наличному количеству металла, находящегося в стране, а это отношение изменяется. Равным образом и ценность бумажных денег подвергается колебаниям, смотря по состоянию кредита, которым пользуется правительство, и по потребности в бумажных деньгах для гражданских оборотов. Эта-то ценность денег, под влиянием существующих для них колебаний, и называется курсом. Колебания могут быть нечувствительны, и поэтому курс денег может оставаться постоянным в течение более или менее продолжительного времени; но все-таки курс существует, изменение его возможно и ранее или позднее наступает. Но изменение курса, как уже сказано, не оказывает никакого влияния на удовлетворение по обязательствам, предмет которых определен количеством монет известного рода. Не оказывает потому, что в таких обстоятельствах имеется в виду главным образом род монеты и ее количество, а не ее, более или менее часто изменяющаяся, ценность.

Наконец, в-третьих, и это всего чаще, деньги представляются предметом обязательства не в смысле меры ценности, так что не обращается внимания не только на индивидуальность монеты, даже на род ее, а предмет обязательства составляет производство денежного платежа по курсу. При этом всегда имеется в виду не курс времени заключения обязательства, а курс времени его исполнения, так что производство платежа по курсу именно означает, что платеж известной суммы должен быть произведен по курсу (рыночной цене. – А. Г.) денег, какой будут иметь они в срок обязательства[2]. Но если платеж по курсу кажется участникам обязательства неудобным, то нет препятствия им условиться насчет точнейшего определения курса, т. е. постановить, по какому именно курсу должен быть произведен платеж, как это и делается часто в обязательствах, удовлетворяемых за границей. Например, петербургский купец поручил берлинскому заплатить по его векселю столько-то рублей, считая марку по такому-то курсу в отношении к русскому серебряному рублю, – положим, 50 коп. Тогда платеж и производится уже по этому курсу, хотя бы в срок обязательства курс был другой.

Когда курс продолжительно постоянен, так что утрачивается само понятие о нем как о рыночной цене денег, отличной от их нарицательной ценности, тогда надеются, что в курсе не произойдет перемены, и в обязательстве не говорится, что платеж должен быть произведен по курсу. Но тем не менее и тогда подразумевается, что платеж производится по курсу. Во внутренних платежах, однако же, курс денег имеет значение только независимо от общественной власти, а во всех тех случаях, которые приходят в соприкосновение с общественной властью, ценность денег определяется их нарицательной ценностью: рыночная цена денег игнорируется общественной властью – и все равно, возвысится ли, понизится ли рыночная цена денег сравнительно с их нарицательной ценностью, общественная власть принимает в соображение ту ценность денег, которая ею назначена. Так, у нас до 1839 г. к ценности бумажных денег нарастала еще некоторая ценность, известная под именем лажа (aggio, l’agio), так что государственные ассигнации в 5 руб. ходили в 5 руб. 25 коп. или даже в 5 руб. 50 коп., государственные ассигнации в 100 руб. в частных оборотах имели ценность в 105 руб. и т. д. Но казна принимала и выдавала ассигнации по их нарицательной цене, и точно так же при взысканиях в пользу частного лица ассигнации принимались по их нарицательной цене, которая и имеет значение законного курса, и с той целью устанавливается правительством, чтобы определить стоимость денег в гражданских оборотах, а удовлетворение по обязательствам – один из важнейших случаев применения нарицательной цены.

Когда деньги представляются предметом обязательства в этом виде, т. е. когда предмет обязательства – производство денежного платежа без определения даже рода монеты, то от должника зависит, какими деньгами производится платеж, лишь бы предоставляемые деньги имели значение денег, а будет ли то звонкая монета, золотая или серебряная, или бумажные деньги – все равно. В законодательстве встречается два ограничения. Во-первых, денежный платеж должен быть произведен русскими государственными деньгами; веритель не обязан принимать платеж иностранной монетой[3]. Во-вторых, веритель имеет право не принимать платеж значительной суммы серебряной и медной монетой, так как назначение этой монеты, представляющей собой в каждом отдельном кружке незначительную ценность, – служить в мелких оборотах; следовательно производство значительного платежа серебряной и медной монетой было бы противно ее назначению[4]. Наш закон дозволяет, впрочем, не принимать платежи серебряной монетой рублевой, 50- и 25-копеечной свыше 25 руб., а остальной серебряной и медной – свыше 3 руб. при каждом платеже[5].


[1] У. мон., cт. 21 (в приложенном к 8-му изд. книги «Объяснении ссылок…» такой документ не значится. – Сост.).

[2] У. в., cт. 71.

[3] Ст. 1542.

[4] Но заметим, что бумажными деньгами в настоящее время у нас представляются исключительно государственные кредитные билеты, все же другие кредитные знаки правительства хотя и имеют фактически такое же значение, как бумажные деньги, но только фактически, а не юридически. Юридическое отличие бумажных денег от других кредитных знаков правительства заключается в том, что бумажные деньги имеют обязательное обращение (от приема их в удовлетворение по обязательству отказаться нельзя), тогда как кредитные знаки правительства, не имеющие значения бумажных денег, каждый волен принимать и не принимать по своему усмотрению. Но из всех кредитных знаков нашего правительства и различных его учреждений такое обязательное обращение придается в настоящее время только государственным кредитным билетам.

[5] У. мон., cт. 29. (Об отсутствии данного документа в «Объяснении ссылок» 8-го изд. уже сказано в примечании к этой, впервые встречающейся, сноске.)

error: Content is protected !!