Press "Enter" to skip to content

Существо договоров и их виды

Договор (contractus, pactum) представляет собой соглашение воли двух или нескольких лиц, которое порождает право на чужое действие, имеющее имущественный интерес. Вникая в это определение договора, содержащее в себе все существенные принадлежности его как юридического отношения, рассматриваемого в области гражданского права, можно отметить в нем следующие моменты.

1) Соглашение воли двух или нескольких лиц, которое проявляется в том, что одна сторона дает обещание совершить какое-либо действие, представляющее имущественный интерес, а другая принимает обещание. Так что договор можно, пожалуй, определить как принятое обещание по отношению к предмету, представляющему имущественный интерес.

Одностороннее обещание, не принятое другой стороной, еще не порождает для нее права, и поэтому, например, обет пожертвовать что-либо в пользу церкви юридически необязателен. Правда, в иных случаях принятие обещания не выражается явственно, но тем не менее оно существует в каждом юридическом отношении, представляющемся договором.

2) Договор порождает право на чужое действие: одного соглашения двух или нескольких лиц еще не достаточно для существования договора, а нужно, чтобы соглашение именно порождало право на чужое действие. На эту черту договора следует обратить особое внимание. В действительности, а иногда и в литературе, выдают за договор всякое соглашение воли двух лиц.

Но отсюда происходит путаница в понятиях, так как из соглашения воли двух лиц может вытекать и не право на чужое действие, а, например, право на лицо. Нередко брачный союз выдают за договор, но это нелепо, потому что из брака вытекает не право на чужое действие, а право на лицо (право мужа на лицо жены). Если же и возникают из брака права на чужие действия, то права эти вытекают из права на лицо или из законных обязательств, как, например, право жены на получение содержания от мужа.

3) Действие другого лица, составляющее объект права, порождаемого договором, должно представлять собой юридический интерес. В иных случаях представляется и соглашение воли двух лиц относительно какого-либо действия, совершается и действие. Но оно не имеет юридического интереса, потому и соглашение не имеет значения договора.

Например, А приглашает своего знакомого В посетить его; В соглашается и действительно посещает А: здесь нет договора, потому что действие, составляющее предмет соглашения, посещение знакомого, чуждо юридического характера. Впрочем эта принадлежность договора, чтобы действие, предмет соглашения, представляло собой юридический интерес, разумеется уже сама собой из того, что договор порождает право на чужое действие, что действие другого лица становится объектом права, так как объектом права может быть только действие, имеющее юридический интерес.

4) Действие другого лица, составляющее предмет соглашения, должно представлять имущественный характер: мы рассматриваем договор только как институт гражданского права, все содержание которого восполняется имущественными правами. Имущественный характер действия, составляющего предмет договора, определяется возможностью оценить его на деньги, ибо имущество в гражданском быту имеет значение как известная ценность, мерой же ценности служат деньги; потому естественно, что все имущественные отношения сводятся к денежной оценке.

Соглашение, не представляющее возможности определить предмет его на деньги, не представляется договором. Это видно в особенности на договоре запродажи, по которому одно лицо обязывается продать другому известную вещь. Если впоследствии лицо не исполняет договора, то, конечно, оно нарушает тем право другого лица, и если есть возможность оценить нарушение права на деньги, то лицо, чье право нарушено, может придать значение договору, но если нет такой возможности, то и запродажа не имеет значения[1].

Договоры представляются в различных видах. Но здесь между видовыми их подразделениями мы укажем только те, которые относятся специально к договорам, не упоминая о тех, которые относятся к обязательствам вообще и из которых, следовательно, по крайней мере некоторые, относятся и к договорам, так как договор представляется одним из источников обязательств.

a) В ряду таких специальных делений договоров прежде всего представляется деление, встречающееся в римском праве и играющее там очень важную роль, – это деление договоров на вещественные (contractus reales) и совершаемые простым соглашением (contractus consensuales). Вещественные – это такие договоры, которые совершаются посредством отдачи вещи одним контрагентом другому. Сюда относятся: ссуда, заем, поклажа, залог.

Все эти договоры считаются существующими, как скоро одно лицо действительно передало другому вещь, доставление которой составляет предмет договора. Консенсуальные – это такие договоры, которые существуют на основании одного соглашения. Сюда относятся: купля-продажа, наем, товарищество и доверенность. Например, купля-продажа существует, если с одной стороны есть соглашение доставить вещь, с другой – заплатить ее цену. Но это деление договоров не имеет применения к нашему праву: по нему всякий договор считается существующим, при соглашении, имеющем значение договора, и для начала его бытия никогда не требуется передачи вещи, доставка которой составляет предмет договора.

Правда, и по нашему праву требуется, и довольно часто, чтобы соглашение контрагентов выразилось в известной форме. Однако облечение соглашения в форму, в которой оно пользовалось бы признанием со стороны общественной власти, – совсем не то, что действие, необходимое для жизни римского вещественного договора.

b) Очень важное практическое значение имеет в нашем праве деление договоров по форме их совершения на словесные, совершаемые на словах, и письменные, совершаемые посредством написания акта и опять подразделяемые на крепостные, нотариальные, явочные и домашние. Значение этого деления в том, что, как скоро письменная форма существенна для договора, он и не существует, не будучи облечен в установленную для него форму, тогда как словесный договор существует независимо от облечения в письменную форму, уже на основании одного словесного соглашения контрагентов, и очень часто действительно не излагается на письме, а остается в форме слова.

С этим соединяется и другое последствие для словесного договора: так как облечение его в письменную форму не обязательно, то если контрагенты и вздумают облечь его в письменную форму, они могут избрать любую, и в каждой он будет действителен. Точно такое же или по крайней мере подобное значение имеет различие между договорами крепостными, нотариальными, явочными и домашними. Домашний договор, например, может быть совершен и нотариальным порядком, и если в нотариальной форме окажется какой-либо недостаток, то он не поражает действительности договора, разве недостаток такого рода, что поразил бы действительность договора и в форме домашнего акта[2].

c) Некоторые договоры указаны в нашем законодательстве в отдельности и сообразно их существу определены более или менее подробно. Но в действительности встречается еще множество других договоров, которые не определены законодательством, хотя и не исключены им, так как законодательство наше допускает любые договоры, лишь бы их определения не были противны закону[3]. На этом основании договоры делятся на самостоятельные и несамостоятельные; самостоятельные – это указанные в законодательстве и определенные им; несамостоятельные – все прочие.

Лучше бы, однако, называть первые договоры именными, а вторые безымянными, потому что несамостоятельными договорами можно назвать только такие, которые не существуют сами по себе, а составляют лишь дополнение к другим договорам или которые не составляют самостоятельных видов договора, а подходят под понятия других самостоятельных договоров. Но ни того ни другого признака не представляют так называемые несамостоятельные договоры, а они только упомянуты в законодательстве и не определены.

Поэтому и лучше, кажется, называть их безымянными, а прочие – именными, подобно тому, как в римском праве существует деление договоров на contractus nominati и contractus innominati. Но по назначению своему деление договоров на именные и безымянные по нашему праву отлично от соответствующего деления договоров по римскому праву. Это значение по нашему праву заключается в том, что договор самостоятельный, или именной, обсуждается ближайшим образом по определениям законодательства, установленным относительно того договора, при недостатке же таких определений применяются к нему общие определения о договорах, тогда как договор несамостоятельный, или безымянный, обсуживается исключительно по общим определениям законодательства о договорах. Но конечно, в том и другом случае – при соображении условий договора, поставленных самими контрагентами[4].

Наконец: d) Договоры делятся еще на имущественные и личные, смотря по тому, составляет ли предмет их доставка имущества или другое действие, исполнение того, что называется личной услугой. Практическое различие между этими видами договоров проявляется особенно в способах их прекращения: тогда как договоры личные прекращаются смертью того или другого участника договора, договоры имущественные не прекращаются вследствие такого обстоятельства, а переходят активно и пассивно к наследнику умершего лица[5].

Разумеется, по взаимному соглашению контрагентов и относительно имущественного договора может быть принято определение, по которому он получит характер договора личного. Например, А отдает внаймы дом на 5 лет, но условливается с нанимателем, что в случае смерти последнего прежде этого срока договор может считаться прекратившимся. Что касается договоров личных, то не исключительно от воли контрагентов зависит распространить действие договоров и на их наследников.

Так, А заключает договор личного найма с В; А не может выговорить, чтобы в случае смерти лица В наследник последнего служил ему, А. Последнее деление, впрочем, не принадлежит исключительно договорам, а относится вообще к обязательствам, так как каждое обязательство есть или личное, или имущественное, смотря по содержанию действия, составляющего его предмет. Но мы особо указываем на это действие по отношению к договорам потому, что характер личного или имущественного договора иногда определяется соглашением контрагентов в том смысле, что по соглашению их и имущественный договор может получить характер личного.


[1] Ст. 1679, 1681, 1687.

[2] У. г. с., cт. 460.

[3] Ст. 1528.

[4] Заметим, что это деление договоров особенно важно иметь в виду. Нередко случается, что практика наша, не сознавая возможности существования безымянных договоров, как скоро какой-либо договор предоставляется обсуждению суда, употребляет все усилия, чтобы какими-нибудь натяжками подвести его к тому или другому виду договоров, указанному законодательством, и обсуждает его по определениям, чуждым его существенному характеру.

[5] Ст. 1543, 1544.

Comments are closed.

error: Content is protected !!