Press "Enter" to skip to content

История русского государственного права. Период второй. Московское государственное право. Этнографический состав населения.

а) Московское государство не есть создание политики московских князей или результат внешних столкновений: оно создано в XIV в. (и потом восстановлено а XVII) силами самого населения и есть русское национальное государство. Общерусское национальное самосознание, установившееся еще в 1-м периоде, не разрушено, а окрепло вследствие борьбы с татарами; всякая же национальность, достигшая самосознания, стремится воплотить себя в отдельный государственный организм.

Признаки национального характера Московского государства указаны выше в наименовании его “Русью” и “Русской землей”. Летопись так выражается о государстве, управляемом Дмитрием Донским; “внук же бысть (Дмитрий) събирателя русской земли (Ивана Калиты)… пребыеть един в области великого княжения (достиг единодержавия), приемшу ему скипетр державы русския земля” (Воскр. под 1389).

б) Фактически это государство объединяло лишь часть (северную) русской нации, но стремилось стать и именовало себя общерусским; титул вел. князей Московских “всея Руси” был употреблен в первый раз Иваном Калитой; но такой титул не употреблялся в сношениях с Литовским государством до Ивана III, который, объединив Северную Русь, тотчас бросил вызов бытию Литовского государства, послав туда грамоту с титулом “Иоанн, Божиею милостью государь всея Руси”, и начал вступаться за русские (религиозные) интересы населения соседнего государства; с тех пор московские вел. князья постоянно заявляют притязания на Полоцк, Киев и Волынь.

Но существование другого Литовско-Русского государства приводило к разладу между идеей (общерусского государства) и действительностью. Такойразлад придает трагический характер борьбе этих двух государств и делает оба государства явлениями переходными и временными. Полного воплощения общерусской идеи государство достигает лишь в период империи.

в) Другое ограничение национального характера Московского государства составляет огромная примесь в его населении инородческого начала, вследствие расширения государственной территории на восток. Но выше было указано, что это расширение происходило не столько путем правительственных завоеваний, сколько при помощи народной колонизации; посредством колонизации чужие этнографические элементы не вводятся в государство, как инородное тело, а ассимилируются национальным организмом и перерабатываются в нем.

Движение колонизации на восток началось еще при существовании прежней Суздальской земли; первым ударам ее подверглись финские племена Мордвы (эрзя и мокша) на средней Волге (при Андрее Боголюбском и Всеволоде III); в 1221 г. Юрием Всеволодовичем основана центральная колония при устье Оки – Нижний Новгород, откуда начались ежегодные походы в мордовские земли; с середины XIV в. начинается основание постоянных русских колоний за Окой.

В то же время туда же шла колонизация из Рязанской земли. В мордовских землях, под давлением русских и татарских набегов, образовалось несколько мелких княжеств, частично под властью мордовских князьков (Арзамас, Ардатов и др.), частично – татарских мура (на р. Мокше и Цне, где владели родоначальники князей Мещерских, уже крещеные, до 1380 г., когда последний князь Александр продал свое владение Дмитрию Донскому; на р. Саре, в Елатме, на р. Теше и на Мокше). Многие из владетельных князей этих княжеств вошли в состав русского дворянства; другие перешли в разряд крестьян. Масса же прочего населения сохранила свою этнографическую отдельность до конца существования Московского государства, хотя уже Иоанн Грозный раздавал мордву боярам для крещения, отнимал земли у некрещеных.

Более успешные результаты имело основание монастырей (с миссионерскими целями) и переселение русских в мордовские села и обратно. Однако мордва и потом составляла особую часть населения, большей частью враждебную государству (в Смутное время она разоряла Москву и поголовно участвовала в бунте Степана Разина). Движение колонизации в области черемис и чувашей началось преимущественно с покорения Казани. Северо-восток (Пермь и Вотяки) колонизовали еще новгородцы. Но прочные основания колонизации положены с конца XIV в. миссионерами (Стефан Пермский) и промышленниками (Строгановыми).

Юго-восточные степи, занятые кочевыми народами (татарами), колонизовались с большей легкостью (донскими, волжскими и яицкими казаками). Здесь подвижное население очищало территорию для русских поселений, ассимиляции не происходило. Вообще инородческие элементы были ассимилированы и вошли в значительном объеме лишь в высший служилый класс и не остались без влияния в социальном строе государства; неассимилированные же сплошные массы инородцев оставались внешним придатком, который не обнаруживал никакого влияния на внутренний уклад северорусского государства.

Comments are closed.

error: Content is protected !!