Press "Enter" to skip to content

Условия юридических действий

Для того чтобы в данном конкретном случае юридическое действие повлекло за собою те юридические последствия, которые обыкновенно с ним связываются, требуется наличность определенных условий.

Прежде всего лицо, совершающее данное действие, должно пользоваться надлежащей дееспособностью, т. е. объективное право должно признавать за ним способность совершать юридически обязательные для него и для других лиц действия.

Кроме этого, по общему правилу, требуется соответствие между волею и действием, или, точнее, требуется, чтобы данное лицо желало совершить именно данное действие и именно для достижения того объективного результата, ради которого обыкновенно прибегают к действиям такого рода.

Advertisement

Если такого соответствия нет, если лицо не желало совершить данное действие или не желало достижения того результата, который обыкновенно преследуется данным действием, то, по общему правилу, действие его и не влечет за собою обыкновенно связанных с ним юридических последствий.

Так, напр., если я подписал подсунутую мне бумагу, думая, что это деловой рапорт, а на самом деле это долговая расписка, я не желаю, очевидно, совершения того действия, которое я на самом деле совершил, т. е. не желаю вовсе принять на себя обязательство.

И вот, если я могу доказать, что я действовал под влиянием неправильного, ошибочного представления о совершенном мною действии, это действие не влечет за собою обыкновенно связанных с ним юридических последствий, т. е. я не могу быть принужден к уплате.

Если я на сцене, изображая воришку, вытаскиваю у своего партнера платок из кармана, я вовсе не желаю тайно присвоить себе не принадлежащую мне вещь, а желаю только действовать так, как мне предписывает роль.

Advertisement

Понятно, что при таких условиях опять-таки не наступают последствия, обыкновенно связанные с подобными поступками, т. е. я не могу быть привлечен к уголовной ответственности за кражу.

Что касается, наконец, соотношения между действием и побудительным мотивом его, то надо заметить, что несоответствие между этими двумя моментами, по общему правилу, не имеет юридического значения.

Так, напр., если я купил какую-нибудь книгу в ожидании найти в ней указания по каким-нибудь интересующим меня вопросам, а эти ожидания не оправдаются, так что цель, которую я преследовал покупкой книги и которая послужила для меня побудительным мотивом купить ее, не осуществилась, я не могу потребовать от книгопродавца взять назад книгу. Однако в некоторых случаях и побудительные мотивы получают юридическое значение, напр., если данная сделка совершена под влиянием угроз.

Нам предстоит теперь развить указанные нами положения, т. е. рассмотреть подробно: 1) случаи отсутствия и ограничения дееспособности; 2) учение о соответствии между волей и действием и 3) учение о влиянии мотивов на действия.

Advertisement

Однако пока мы ограничимся только изучением первого вопроса. Второй вопрос более удобно изучить специально в применении к юридическим сделкам, так как он разработан римскими юристами преимущественно на этой почве.

То же следует сказать и о третьем. Только учение о заблуждении, с которым нам придется иметь дело как при изучении вопроса о соответствии между волей и действием, так и при рассмотрении вопроса о влиянии мотивов на действия, должно быть очерчено уже в настоящее время. Итак, мы рассмотрим пока: 1) учение о дееспособности и 2) учение о юридическом значении заблуждения.

Случаи отсутствия и ограничения дееспособности

Мы видели, что дееспособность лица составляет первое условие для того, чтобы действия его могли приобрести юридическое значение. Объективное право признает дееспособными далеко не всех лиц: известные категории лиц лишены этой способности совершенно, у других она подвергается ограничениям.

В частности, дееспособность отсутствует вполне: a) у юридических лиц, за которых действуют их представители; b) у infantes, детей до 7 лет; c) у furiosi и dementes, за исключением dilucida intervalla, т. е. светлых промежутков; d) у лиц, которые временно находятся в бессознательном состоянии вследствие болезни, пьянства, гипноза и т. п. Впрочем, такое состояние не исключает всякой ответственности, раз лицо по собственной вине пришло в такое состояние.

Advertisement

Дееспособность ограничена:

a) у impuberes infantia majores, т. е. детей от 7-14 (12) лет. Такие лица могут самостоятельно совершать действия, выгодные для них, напр., принимать дарения; действия же, сопряженные с утратой или ограничением их прав, могут быть совершаемы ими только tutore auctore, с участием опекуна;

b) у puberes minores, т. е. лиц, не достигших 25-летнего возраста; такие лица могут вступать в выгодные для них сделки, напр., принимать дарения и отказы, а также могут составлять завещания, но они не могут совершать актов отчуждения без согласия своих попечителей;

c) у женщин, которые на основании Senatusconsultum Vellejanum не могут принимать на себя обязательств в чужом интересе (intercessio), напр., не могут выступать поручительницами;

Advertisement

d) у лиц, лишенных возможности выражать свою волю тем или другим способом, как, напр., у немых, глухих и т. п.; так, глухие и немые не могут заключать стипуляций;

е) у объявленных расточителей; такие лица не могут совершать действий, ведущих к умалению их имущества, и не могут делать распоряжений на случай смерти.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.