Press "Enter" to skip to content

Характеристика имущественных прав и главные их виды

Правом называется мера свободы живущего в обществе лица – мера, в пределах которой оно может совершать известные действия и должно воздерживаться от совершения известных действий. Вне общества, отдельно, свобода человека не ограничена: он может сделать все, что хочет, или, лучше сказать, что для него физически возможно. Но при сожительстве людей такая неограниченная свобода невозможна, ибо она нарушила бы свободу других. Потому в обществе свобода каждого отдельного человека всегда ограничивается известными пределами, так что только внутри их человек может действовать свободно. Эта-то мера и составляет право человека, лица. В государстве как обществе развитом, организованном более или менее правильно, мера свободы определяется преимущественно общественной властью, называемой в этой деятельности властью законодательной[1]. Задача ее, конечно, нелегка: определить, до какой степени совместна свобода миллионов людей; если встречаются какие-либо определения, не вполне согласные с началами справедливости, то за них еще нельзя порицать законодательство. Но уже из самого понятия о праве следует, что определения законодательства отрицательного характера, т. е. что законодательство определяет только пределы, которые не может преступать свобода человека; внутри же указанных пределов деятельность его не определяется, так что следует признать право лица делать все то, что ему не запрещено.

Положительно определить сферу права нет возможности: для этого нужно определить все права, какие принадлежат лицу; но каждое право может быть дробимо до бесконечности, так что приходится исчислять все действия, какие может совершить лицо, что, очевидно, невозможно. Возьмем для примера право собственности: оно обнимает право владения, право пользования и право распоряжения; но каждое из них обнимает множество действий и, следовательно, дробится на множество прав. Поэтому и от законодательства нельзя ожидать, чтобы оно исчислило все права граждан; и оно определяет только пределы свободной деятельности граждан. Например, законодательство, определяя право собственности, не исчисляет все те действия, которые собственник может совершить относительно вещи, а указывает только существо господства собственника и пределы его господства: законодательство не указывает, что собственник вправе бросать свою вещь на воздух, вертеть ее, рассматривать и т. д. Оно определяет только, что собственник может употреблять вещь по своему усмотрению, хотя бы то было во вред существованию вещи, но лишь с какими-то ограничениями.

В каждом праве представляются следующие характеристические черты.

а) Содержание права безразлично для самого понятия о праве и может быть до чрезвычайности разнообразно; всякое действие, какое только может быть совершено человеком, положительное или отрицательное, может составить содержание права.

b) Осуществление права выполняется совершением действия, составляющего его содержание. Быть может, это действие будет стеснительно для другого лица; но стеснение, вытекающее из осуществления права, не составляет нарушения права другого лица, и вред, претерпеваемый последним, не составляет, с юридической точки зрения, препятствия к осуществлению права. Только в некоторых случаях законодательство обращает внимание на вредные последствия, сопровождающие осуществление права, и постановляет различные ограничения, сжимает само право. Например, законодательство ограничивает право собственности на дом в пользу хозяев соседних строений, ограничивает право собственности на поземельный участок, обращая внимание на те случаи, когда отсутствие ограничения могло бы нанести значительный вред другим лицам или целому обществу[2], и т. д.

c) Характеристической чертой права, входящей в состав самого понятия о нем, представляется также возможность отречения от права[3]. Право есть принадлежащая лицу возможность делать что-либо; но возможность действия не составляет необходимости его совершения: напротив, именно потому право и представляется правом, что лицо может отказаться от совершения действия, составляющего содержание права; если бы осуществление возможности составляло для лица необходимость, то право обратилось бы в обязательство; но понятия о праве и обязательстве диаметрально противоположны друг другу. Итак, и несовершение действия, составляющего содержание права, точно так же составляет осуществление права, как и совершение действия. Но неосуществление права само по себе еще не составляет отречения от него: не осуществляя права, лицо одним этим еще не отказывается от него, – оставаясь его субъектом, лицо только в настоящее время отказывается от осуществления права. Или лицу принадлежит право выкупа известного имущества, но лицо не выкупает имущество, даже объявляет, что в настоящее время не желает выкупать его: все-таки лицо отказывается только от осуществления права, но не отрекается от права. Бывают, конечно, случаи, что, не осуществляя право в течение известного времени, лицо тем самым лишается права. Или лицо вправе предъявить иск против другого лица, но не осуществляет свое право в течение 10 лет и тем лишается его[4]. Но тут право прекращается вследствие другой причины: не по отречению от него со стороны субъекта, а действием давности. Отречение от права есть изъявление воли лица, что оно не желает более быть субъектом права, так что отречение от права составляет самостоятельное юридическое действие. Например, лицу А принадлежит право выкупа родового имущества; но выкупщик этого имущества, желая обеспечить его за собой, заключает с лицом А договор, по которому А отказывается от права выкупа: тут лицо действительно перестает быть субъектом права, отрекается от него.

Наконец: d) Всякому праву сопутствует возможность его принудительного осуществления. Этот признак права до того существен, что если нет для какого-либо права возможности принудительного осуществления, то нет, собственно, и права. Даже тогда, когда признается за правом возможность принудительного осуществления его, но не всегда, не против каждого другого лица, – даже тогда право становится мнимым, призрачным, ибо охранение дает всю силу праву, а если право обнажено хотя бы с одной стороны, то можно быть уверенным, что оно подвергнется нападению. Это не значит еще, что самому субъекту права должна быть предоставлена возможность его принудительного осуществления: самоуправство не терпится ни в каком сколько-нибудь правильно организованном обществе, тем менее в государстве, и допускается только в исключительных случаях, – а охранение прав составляет задачу общественной власти и всегда представляет один из главнейших и обширнейших предметов ее деятельности. Но фактически осуществлению права могут встретиться непреодолимые препятствия, против которых общественная власть бессильна. Например, лицу состоит кто-либо должным: лицо вправе требовать удовлетворения, хотя бы оно поглотило все имущество должника; общественная власть окажет содействие требованию; но имущество должника может оказаться ничтожным, и, таким образом, фактически право останется без возможности осуществления.

Все права на различных основаниях можно разделить на различные виды.

1) Прежде всего представляется между правами то различие, что одни права имеют определенный предмет, на который направляется действие, составляющее содержание права, другие не имеют такого предмета. Первые поэтому можно назвать правами объектными, вторые – безобъектными. Безобъектные – это все те права, которые вытекают непосредственно из личности гражданина; поэтому они также называются иногда правами личности (Rechte der Person). Сюда относятся: право на жизнь, на употребление членов тела, умственных сил, право на вступление в брак, на совершение сделок и т. п.

2) Права объектные разделяются на три вида: права власти, права вещные и права обязательственные, смотря по тому, представляется ли объектом их лицо, вещь или действие другого лица.

а) Известно, что лицо есть субъект права. Но лицо бывает также и объектом права, и именно личность человека составляет предмет господства, отчего и господство называется властью, а само право – правом власти, иногда также личным правом. Сюда относятся: право государства на подданных, право государства на лиц военного звания, право мужа на лицо жены, право родителей на детей и т. п. Право на лицо всегда характеризуется тем, что субъект права господствует над другим лицом более или менее полно, но никогда это господство не подавляет личности объекта, так что лицо, подлежащее личному праву другого лица, все-таки сохраняет способность к правам. Однако же большей частью права власти не имеют имущественного характера; да и те из них, которые не чужды его, имеют преимущественно иное значение, так что права власти только подобной стороной касаются гражданского права; главной же, преобладающей своей стороной они относятся к государственному праву, составляя предмет его. Например, право государства на подданных есть право чисто государственное, чуждое области гражданского права[5]. b) Право называется вещным, когда объектом его представляется вещь, т. е. предмет, не имеющий значения субъекта права. Преимущественно таким правом представляется право собственности на неодушевленные вещи и животных. с) Во многих случаях объектом права представляется чужое действие: другое лицо обязано совершением известного действия, на которое лицо имеет право, вследствие чего и право называется правом обязательственным. Сюда принадлежат все права, возникающие из договоров, и многие другие права, возникающие независимо от договоров, существующие непосредственно на основании закона или проистекающие из нарушения прав. Обязательственное право отчасти сходится как с правом на лицо, так и с правом вещным, но в то же время резко отличается от того и другого. Обязательственное право, как и право на лицо, не подавляет лица, составляющего объект права: оба они не то, что вещное право, которое ведет к уничтожению личности объекта. Но право обязательственное существенно разнится от права на лицо тем, что зависимость лица, подлежащего личному праву другого, и действия, которые должно совершать лицо по определению субъекта этого права, не имеют имущественного характера: это отношения чисто личные; право же обязательственное имеет именно имущественный характер, представляет аналогию с вещным правом – это господство над действием другого лица, такое же господство, как и господство над вещью, отчего и действие другого лица, предмет обязательственного права, на юридическом языке называется также вещью (res incorporalis). Тем не менее, однако, обязательственное право резко отличается и от вещного: тогда как вещное право не предполагает волю объекта и даже не признает воли за людьми, когда они являются объектами вещного права, право обязательственное как право на действие необходимо предполагает волю в лице, подлежащем праву, ибо действие есть произведение воли, а если нет воли, нет и действия, нет и объекта права.

Таким образом, зависимость обязательственного права от воли лица обязанного составляет характеристическую черту этого права. И вот этой-то зависимостью обязательственного права от воли лица обязанного объясняется то предпочтение, которое оказывается обыкновенно вещному праву перед обязательственным; ей же объясняется отчасти и та, более или менее упорная борьба, которая повторяется везде при уничтожении рабства, потому что рабство дает вещное право, а по прекращении рабства наступает право обязательственное, находящееся в зависимости от воли лица обязанного. Далее, обязательственное право отличается от вещного по обязательству, сопутствующему тому и другому праву. Вещному праву соответствует обязательство всех и каждого, притом обязательство отрицательное – обязательство не препятствовать субъекту права в его осуществлении; но обязательство это только сопутствует вещному праву, а не составляет его содержания, так что субъекту вещного права для осуществления его приходится самому совершить те или другие действия. Между тем обязательственному праву соответствует только обязательство известного лица, положительное или отрицательное, и притом именно это обязательство другого лица составляет содержание обязательственного права, так что в этом праве на первом плане представляется действие лица обязанного, а действие самого субъекта права – дело второстепенное. В этой противоположности права обязательственного вещному первое иногда называется также правом относительным, а второе – безусловным.

Итак, по объекту права разделяются на три вида: на права власти, права вещные и права обязательственные. Между всеми этими видами прав существует тесная связь, ибо грани, отделяющие один вид прав от другого, не занимают постоянно одного и того же места, а зависят от ступени развития юридического быта, так что на одной ступени развития юридического быта они лежат на одном месте, а на другой – передвигаются на другое место. Так, на низшей ступени развития юридического быта права на действия почти не существует: право на действие есть нечто отвлеченное, а отвлеченные понятия недоступны младенчествующим народам; право на действие другого лица им кажется господством над самим лицом, и потому вместо прав на действия у них существуют права на людей. Этим объясняется отчасти чрезвычайное развитие рабства в античном мире и у современных восточных народов. Но возьмем более развитой юридический быт: в нем уже сознается право на действие другого лица, хотя и не всеми, но по крайней мере понятие о договорах всем доступно. Наконец, в образованном юридическом быту обязательственное право нередко заменяет вещное и значительно стесняет круг его действия: например, нередко вместо того, чтобы приобрести право собственности на известную вещь, в развитом юридическом быту лицо вступает в договор найма относительно вещи, по которому собственник предоставляет ему пользование вещью в течение известного времени; наниматель не господствует над вещью, а имеет только право на действие собственника, на то, чтобы собственник предоставил ему пользование вещью[6].

Но как бы ни менялись грани, отделяющие одно право от другого, отличного по объекту, можно решительно сказать, что деление права по объекту на три вида будет существовать всегда: быть может, нынешние наши вещные права заменятся впоследствии правами на действия; но вещные права все-таки будут существовать всегда, например, право собственности, в каком бы то ни было виде; быть может, многие наши права на лицо заменятся со временем правами на действия: заменилось же право на лицо по отношению к солдатам правом на действие, но можно утверждать, что некоторые права на лицо основываются на природе человека и удержатся, пока не изменится радикально образ мыслей человека, само устройство его духа, например, право родителей на лицо детей.

Наконец: 3) Существует различие между правами собственно по различию между законами общими и особенными, повсеместными и местными, общими и льготными. Но из них мы обратим внимание в особенности только на права льготные, называемые также привилегиями, так как права эти по природе своей представляют много особенного, даже исключительного.


[1] Иногда, правда, и власть исполнительная определяет границу свободы человека, но власть исполнительная сама действует всегда на основании закона, так что через нее все-таки проявляется действие власти законодателей. Отсюда можно вывести только то, что иные права условны, т. е. они допущены законодательством, но в то же время законодательство уполномочивает исполнительную власть по ее усмотрению устранить эти права. Например, лицу принадлежит право собственности на участок земли: законодательство не запрещает собственнику выстроить на этом участке какое-либо здание; следовательно он имеет на то право; но если власть исполнительная уполномочена законодателем, по своему усмотрению, ограничить хозяина поземельного участка и если она найдет, что постройка здания угрожает какой-либо опасностью, то может запретить постройку, и тогда лицо уже не имеет права на постройку, следовательно право его условно.

[2] Ст. 433, 435, 437-450.

[3] Есть, правда, и такие права, отречение от которых можно считать противным нравственности, а потому и признавать недействительным, например, отречение от права на вступление в брак, отречение от права на неприкосновенность личности и т.п. Но это не относится к имущественным правам: отречение от них всегда свободно. Да и о тех правах, от которых нельзя отрекаться, все-таки нужно сказать, что они не обращаются в обязательства, и субъект такого права имеет полную возможность никогда не воспользоваться им. Например, отречение от права на вступление в брак недействительно, но лицо может во всю жизнь не вступить в брак; этим лицо осуществляет только свое право на вступление в брак – право, в котором содержится и возможность невступления в брак.

[4] Ст. 1, прил. к ст. 694.

[5] Прежде, при неясности понятия о существе государственной власти, с правом государства на подданных связывали, правда, имущественный характер, например, государи обменивали земли, продавали часть территории со всеми гражданами, на ней жившими: но такого рода сделки объясняются именно тогдашней неясностью понятия о существе государственной власти, а в наше время уже никто не представляет себе право государства на подданных правом имущественным.

[6] Любопытно наблюдать эту борьбу между правом вещным и правом обязательственным: пока общество не свыклось еще с правом на чужое действие, замена этим правом права вещного, в особенности права собственности, кажется предосудительной, тогда как в развитом юридическом быту она нисколько не считается предосудительной. Например, в маленьких городах считается предосудительным не иметь своего дома, своей лошади, тогда как в больших городах большинство народонаселения нанимают квартиры и экипажи, и никто не считает этого предосудительным.

error: Content is protected !!