Press "Enter" to skip to content

Обзор постановлений иностранных законодательств о разводе

Вопрос о расторжении брака справедливо считается одним из труднейших законодательных вопросов. В самом деле, при разрешении его законодателю приходится считаться, во-первых, с тем, что брак по существу своему есть союз пожизненный, а следовательно, расторжение его является своего рода аномалией; во-вторых, с тем, что разводы особенно пагубно влияют на судьбу детей, лишая их семьи – этого естественного, данного самой природой, питомника их; в-третьих, тем, что при разводе в особенности трудно бывает определить, при ком же из разведенных родителей должны быть дети – при отце или матери, исключительно ли при невинном в разводе родителе или же, при известных условиях, и при виновном, или даже при постороннем лице.

С другой стороны, законодатель не может не принимать во внимание, что если развод есть зло, то едва ли не большее еще зло – сохранение брака только формально, когда он уже внутренне разрушен, что такие подневольные браки способствуют нарушению супружеской верности, появлению незаконного потомства, что при сохранении таких браков, quand meme, общество больше страдает, нежели при расторжении их, что иногда и для детей лучше бывает лишиться такой полной соблазна семьи, нежели жить в ней.

Затруднения еще более увеличиваются, когда законодатель встречает на пути своем религиозные постановления или слишком строгие, или слишком снисходительные по отношению к разводу. Оставить без внимания правила религии, и в особенности христианской, в таком вопросе, как в вопросе о разводе, было бы в высшей степени неудобно; христианская религия есть основа общественной морали. Но вместе с тем даже христианские вероисповедания существенно различаются между собой в этом вопросе, и примирить их почти невозможно: достаточно сказать, что католическая религия совсем не признает разводов, а протестантские вероисповедания допускают их в весьма широких размерах.

Одновременно с этим государству невозможно оставить этот важный вопрос без разрешения, отдав его всецело в руки церкви: брак – учреждение столько же государственное, сколько и религиозное. С другой стороны, отдать бракоразводные дела в руки церкви – значит крайне стеснить совесть разноверных супругов.

Вот почему весьма и весьма нелегко законодателю избрать правильный путь при начертании правил о разводе. Обращаясь к рассмотрению постановлений иностранных законодательств по этому вопросу, мы остановимся главным образом на Общегерманском, постановления которого были составлены после внимательной критики предшествовавших ему. Но сначала остановимся на предшествовавших ему кодексах.

а) Французское законодательство

Во Франции до кодификации старая практика, в согласии с католической церковью, развода не допускала, разрешая только разлучение от стола и ложа.

В период революционной реакции против старых порядков на короткое время (закон 20 сентября 1792 г.) был введен развод, а отменено разлучение. Наполеоновский кодекс (1804 г.) совместил старое с новым: дозволил и развод, и разлучение, но уже законом 8 мая 1816 г. развод был отменен и законодатель возвратился к прежней практике – дозволенности только разлучения.

Французские юристы прямо объясняют эту перемену в законодательстве требованиями религиозными: “Интересы свободы религии требовали применения этой двойной меры (т. е. отмены развода и введения разлучения): не надо доводить до отчаяния несчастного супруга, которому религия воспрещает прибегнуть к разводу. Не надо ставить его в конфликт между религиозными верованиями и невыносимыми мучениями совместной жизни. Это соображение тем сильнее, что католическую религию, воспрещающую развод, исповедует большая часть французов”[1].

На этом французы не успокоились: в 80-х годах началась сильная агитация в прессе и в парламенте в пользу развода. В результате этой ожесточенной парламентской борьбы явился закон 27 июня 1884 г., которым, после почти семидесятилетнего запрещения развода, он опять вводится. Этим законом дозволены сравнительно немногие поводы, а именно:

1. Прелюбодеяние (ст. 229); причем новым законом уравнены в этом вопросе муж и жена в противоположность дотоле действовавшему правилу, по которому муж считался нарушителем супружеской верности в том лишь случае, когда он содержал наложницу в общей супружеской квартире.

2. Покушение одного супруга на жизнь другого (ст. 230)[2].

3. Жестокое обращение (ст. 230), хотя и не подвергающее жизнь опасности; разного рода насилие (побои, раны) и, наконец, вообще дурное обращение[3].

4. Тяжкое оскорбление (ст. 230), все равно – действием, словесное или письменное, раз в нем выражается посягательство на честь супруга или на уважение к нему и свидетельствует о чувстве ненависти, презрения и отвращения.

Французские ученые признают, что в этом постановлении их закона нет достаточной определенности и что решения о разводе по этому поводу в значительной степени зависят от взгляда на факты этого рода суда, исполняющего в подобных случаях как бы роль присяжных, что закон, таким образом, вверяет в этом случае весьма важные и серьезные интересы граждан мудрости и опытности суда.

Разумеется, что при таких условиях весьма возможны некоторые разногласия во взглядах не одного только суда: и французские ученые-теоретики, разбирая этот вопрос с принципиальной точки зрения, значительно расходятся в нем друг с другом. Так, например, известный ученый и профессор Демоломб того мнения, что можно признать тяжкой обидой отказ кого-либо из супругов совершить по требованию другого церковный брачный обряд; это, по его мнению, тяжкое оскорбление в смысле закона.

Не менее известный бельгийский ученый и профессор Лоран не согласен с этим мнением: тяжкое оскорбление, как всякая другая причина развода – говорит он – предполагает нарушение обязанностей, налагаемых законом. Факт же отказа от выполнения брачного обряда есть предшествующий браку род злого умысла (dol), который заставил жену согласиться на брак, но тогда следовало бы скорее допустить иск о признании брака недействительным, если бы это обстоятельство закон считал основанием для признания брака недействительным. Так, далее, Демоломб склонен признать тяжкой обидой обнаруженную в браке добрачную беременность невесты не от жениха или присуждение (до брака же) к позорящему наказанию. Против этого опять возражает Лоран: факты оскорбительные не должны предшествовать браку. Это согласно и с природой поводов к разводу, представляющих собою нарушение обязанностей, налагаемых браком. Но нарушать супружеские обязанности до брака нельзя[4].

5. Присуждение одного из супругов к бесчестящему наказанию (une peine aafflictive et infamante, ст. 233) составляет повод к разводу потому, что, как рассуждают французские ученые, супруг, оказавшийся виновным в преступлении, за которое закон назначает такую кару, нарушает не только все обязанности против религии и морали, но и обязанности по отношению к своему супругу.

Вследствие единства уважения и чести у обоих супругов унижение чести одного не может не отразиться на чести другого, и было бы несправедливо заставить жить честного супруга в обществе супруга бесчестного. Хотеть, чтобы супруг честный и чувствительный к чести жил с супругом виновным и заклейменным преступлением, значит хотеть соединить живого человека с трупом, как мотивировали этот закон в государственном совете при составлении его.

При этом следует заметить, что достаточно одного присуждения к наказанию: прекращение преследования за истечением давности или помилование не лишает права невинного супруга просить о разводе, так как указанными обстоятельствами бесчестие не снимается[5].

Кроме развода действующее французское законодательство продолжает сохранять и разлучение супругов по тем же основаниям, что развод (ст. 306), с правом воспользоваться тем или другим.

Но если разлучение продолжалось не менее 3 лет, то иск о разлучении может быть, по желанию того или другого супруга, превращен в иск о разводе (ст. 310).

После развода всякий супруг волен вступать в новый брак. Разведенная жена должна, однако же, выдержать 10-месячный срок во избежание turbatio sanguinis (ст. 228). Виновный в прелюбодеянии супруг не может вступить в брак с соучастником прелюбодеянии (ст. 298). Дети отдаются невинному супругу, если суд не найдет, что для пользы детей следует доверить их другому супругу или лицу постороннему (ст. 302-304).

Сравнивая вышеизложенные постановления католической церкви с постановлениями французских законодателей, мы видим, что законодатели эти, долгое время отвергая развод и допуская лишь разлучение, были верными католиками. Если в недавнее время развод опять введен, то нельзя не заметить, что в самих поводах к нему проглядывает желание отклоняться возможно меньше от старой традиции: развод допущен лишь по тем причинам, по которым прежде допускалось разлучение и с сохранением наряду с разводом и разлучения. Ни несчастия судьбы, ни недуги физические или душевные, ни безумие и даже бешенство, ни самая заразительная или самая отталкивающая болезнь, будь это рак на лице, – говорит известный Потье – никакое, наконец, несчастье не есть повод для разлучения, а тем более для развода[6].

И в этом явственно желание возможно меньше отдаляться от взглядов католической церкви.

б) Бельгийское законодательство

Бельгийское законодательство, в котором сохранился кодекс Наполеона без поправки в вопросе о разводе, сделанной 8 мая 1816 г., знает те же поводы, что действующее французское законодательство, исключая присуждения к позорящему наказанию, так как этот вид наказания в Бельгии неизвестен[7]. Кроме того, в бельгийском законодательстве сохранилось различие в определении прелюбодеяния мужа и жены в смысле признания прелюбодеянием на стороне первого не всякую связь с посторонней женщиной, а только содержание наложницы в общей супружеской квартире (ст. 106 в прежней редакции).

в) Итальянское законодательство

Италия (как и Испания) не знает развода. Брак расторгается только смертью кого-либо из супругов, говорит итальянский закон (ст. 148). Развод заменяется разлучением супругов (ibid). А именно, право на разлучение дают следующие причины:

1. Прелюбодеяние, что касается жены, во всяком случае; что касается мужа, в случае содержания им наложницы в общей супружеской квартире или заведомо в другом месте, или, наконец, если супружеская верность нарушена им при таких условиях, что это нарушение должно быть признано тяжким оскорблением жены (ст. 150), – последние два обстоятельства являются прибавкой, сравнительно со старым французским законом и действующим бельгийским законом, твердо стоящим на той точке зрения, что лишь обесчещение мужем супружеского очага есть повод для развода со стороны жены. Впрочем, тяжкое оскорбление есть причина для развода и по французскому праву, а французская юриспруденция склонна была прелюбодеяние мужа, если оно не удовлетворяло требуемому законом составу преступления, толковать в смысле оскорбления, дававшего право на развод.

2. Добровольное оставление одного супруга другим (ст. 150).

3. Поступки, подвергающие опасности жизнь или здоровье супруга (eccessi, ст. 150).

4. Жестокое обращение, угрожающее опасностью здоровью (sevizie, 150).

5. Угрозы (minaccie, ст. 150), если они серьезны и способны внушить страх.

6. Тяжкие обиды (ibid).

7. Присуждение к уголовному наказанию, за исключением случая, когда решение состоялось до брака и другой супруг был соучастником в преступлении (ст. 151).

9. Бродячий образ жизни мужа, не оправдываемый уважительными причинами (службой, занятиями, ст. 152).

9. Отказ мужа, имеющего средства, избрать приличное и соответствующее его средствам местожительство (ibid).

Италия, таким образом, неизменно сохранила старые традиции католической церкви. Попытки ввести развод со стороны некоторых юристов (Salvatore Morelli) не встретили сочувствия.

В начале текущего столетия развод был занесен в Италию из Франции, но он не встретил сочувствия у итальянцев, и примеры его были весьма редки, а когда в 1880 г. была сделана попытка провести закон о разводе в парламент, то в него поступила петиция с массой подписей как протест против нежеланного закона, протест, внушенный совестью, препятствующей ему примириться с разводом.

г) Австрийское законодательство

В австрийском законодательстве бракоразводное право построено на религиозной почве. Для католиков, образующих главный состав населения Австрии, развод, как то требуется католической религией, совсем не допускается, а дозволено только разлучение от стола и ложа. Развод дозволен лишь для некатоликов.

Скажем сначала о разлучении.

Разлучение допускается для лиц всех вероисповеданий, но так как все некатолики вместе с тем имеют право на развод, то постановления о разлучении рассчитаны главным образом на католиков.

Разлучение допускается по обоюдному соглашению и независимо от такового вследствие наличности определенных причин (Улож. §§ 103, 109).

а) По обоюдному согласию. О таком разлучении супруги могут ходатайствовать перед судом, не указывая на причины, побудившие их к этому (§ 103). Этим закон стремится пощадить доброе имя и облегчить нравственное страдание невинного супруга, не обязанного раскрывать перед судом ненормальности супружеской жизни. Однако же закон, освобождая супругов в этом случае от судебного расследования их просьбы, ставит некоторые условия, имеющие целью предупредить необдуманную решимость супругов, а именно:

1) Постановлению суда о разлучении должно предшествовать троекратное увещевание супругов со стороны священника примириться и не разрывать супружеской жизни. Если попытка примирения окажется безуспешной, в таком случае священник выдает в этом супругам удостоверение, предъявив которое компетентному суду, они получают согласие на разлучение (§§ 104 и 105). С 1868 г. этот порядок не обязателен, но если его не было, то на суд возлагается обязанность склонять (тоже троекратно) супругов к примирению.

2) Супруги должны урегулировать их имущественные интересы, именно что касается содержания жены и попечения о детях. Если эта обязанность супругами не будет выполнена, то суд может отказать в разлучении (§ 105). Несовершеннолетие и подопечное состояние супруга не служит препятствием к разлучению, но по имущественным вопросам требуется согласие законного представителя и опекунского суда (§ 106).

б) Разлучение на основании определенных причин, а именно: 1) прелюбодеяния или уголовно наказуемого преступления; 2) злонамеренного оставления, куда относится также всякое самовольное и незаконное прекращение общей супружеской жизни, изгнание супруга и неосновательный отказ жены следовать в место жительства мужа; 3) беспорядочного образа жизни, угрожающего потерею имущества или доброго имени семьи; 4) посягательства на жизнь или здоровье супруга; 5) жестокого обращения и (смотря по лицу) чувствительных повторяющихся оскорблений; 6) продолжительной, угрожающей опасностью заражения болезни (§ 109).

И при этом разлучении должна быть сделана попытка примирения. По обстоятельствам дела суд может еще до решения дозволить жене жить отдельно и назначить ей содержание (§ 108). Виновность требующего разлучения супруга, дающая ответчику право на разлучение, не лишает первого права на иск. Разлучение дается на неопределенное время, но супруги могут во всякое время восстановить совместную жизнь, заявивши об этом суду (§ 110).

Последствия разлучения заключаются в прекращении супружеской совместной жизни и тех юридических последствий брака, которые предполагают такую жизнь. Прекращается, таким образом, мужняя власть и связанное с нею правозаступничество жены, обязанность иметь общее местопребывание и вести общее хозяйство. Но хранить супружескую верность оба супруга обязаны.

Относительно обязанности мужа давать содержание жене существуют такие правила: если жена невиновна – муж обязан давать содержание жене сообразно своим средствам и общественному положению, независимо от того – виновен ли он сам или нет. Если виновна жена, то она теряет право на получение содержания. Если оба виновны, то от решения судьи зависит, смотря по обстоятельствам дела, назначить содержание жене.

Развод допускается для прочих христианских вероисповеданий, в том числе и не признанных государством, кроме католиков, а также и для евреев. О разводе для других нехристиан Уложение умалчивает.

Указанные законом поводы к разводу следующие: 1) прелюбодеяние; 2) покушение на жизнь или здоровье; 3) жестокое обращение (но не словесные обиды); 4) преступление, влекущее за собою не менее пяти лет тюремного заключения; 5) злонамеренное оставление и неявка (если местопребывание отлучившегося известно) в течение года, невзирая на судебный вызов; 6) непреодолимое отвращение, вследствие которого супруги требуют развода. Развод по этому поводу не есть развод по обоюдному только соглашению супругов, так как суд, допуская развод, должен взвесить на основании представленных ему фактов, достигло ли это взаимное отвращение супругов такой степени, что продолжение брака для них уже стало невозможным, кроме того, разводу по этому поводу должно предшествовать разлучение супругов, которое может быть назначено судом даже несколько раз в течение процесса с целью дать возможность супругам отнестись вполне сознательно и обдуманно к их ходатайству о разводе (§§ 115, 116).

О разводе в смешанных браках принимается во внимание как время бракозаключения, так и время иска о разводе следующим образом: 1) если во время бракозаключения хотя бы один из супругов был католиком, то брак нерасторжим навсегда, хотя бы впоследствии один или оба супруга перестали быть католиками; 2) если оба супруга при бракозаключеннии не были католиками, а потом оба приняли католическую религию – брак нерасторжим. Если же перемена вероисповедания последовала такая, что один супруг оказался католиком, а другой некатоликом, то развод возможен – с условием, чтобы иск был поднят супругом некатоликом и чтобы супруг католик не вступал в брак до смерти своего разведенного супруга.

Принадлежность к тому или другому вероисповеданию в промежуток между бракозаключением и иском о разводе значения не имеет. Поэтому развод возможен, если супруг при заключении брака, будучи некатоликом, потом принял католицизм, а иск о разводе вчинил, будучи опять некатоликом.

Закон австрийский специально упоминает о расторжении браков у евреев. Разлучение возможно на основании общих вышеуказанных причин (§132). Развод допускается в двух видах: по обоюдному соглашению супругов посредством вручения мужем жене разводного письма (чему должна предшествовать попытка примирения супругов через раввина (§ 133), или же по воле мужа вследствие прелюбодеяния жены (§ 135)[8].

д) Английское законодательство

Хотя уже более трех веков прошло, как Англия стала протестантским государством, но развод вошел в практику ее поздно и лишь постепенно. Сначала он был явлением исключительным, требовавшим разрешения парламента, и допускался лишь при наличности единственной причины – нарушения супружеской верности. Развод стоил денег и потому был доступен только людям богатым. По существу только с издания билля 28 августа 1857 г. упорядочивается английское бракоразводное право. Наряду с разводом допускается и разлучение. Создается специальный и единственный для Англии суд для дел о разводе и вообще брачных (Court for divorce and matrimonial causes).

В 1873 г. суд по бракоразводным делам вошел в состав учрежденного в этом году верховного суда (supreme court of judicature). Сверх этого по закону 27 мая 1878 г. всякий суд и даже судья (независимо от верховного суда) имеет право разрешить жене в случае жестокого обращения мужа (assault) оставить общую супружескую квартиру и требовать для себя, а в некоторых случаях и для детей, назначения отдельного содержания.

Для развода по-прежнему существует единственный законный повод – прелюбодеяние. Если речь идет о жене, этого одного факта вполне достаточно. Но для обвинения мужа требуется еще, сверх того, наличие одного из следующих отягчающих вину обстоятельств: двоебрачия, кровосмешения, противоестественных пороков, “жестокости” (gross cruelty), беспричинного оставления не менее как в течение 2-х лет.

Под несколько неопределенным выражением “жестокости” понимается покушение на жизнь, жестокое обращение и даже упорный отказ со стороны мужа доставлять жене жизненные удобства, на которые она имеет право соответственно общественному положению и хозяйственным условиям супругов.

Ищущий развода муж вследствие нарушения женой супружеской верности должен обыкновенно привлечь и соучастника нарушения. Прощение или соучастие мужа, потворство и даже оставление жены, а равно и дурное обращение с ней лишают его права на развод по этой причине.

Сверх развода дозволено разлучение добровольное и по указанным в законе основаниям, а именно: вследствие прелюбодеяния (одинаково определяемого как для мужа, так и для жены), беспричинного оставления, по крайней мере, в течение 2-х лет, жестокостей и противоестественных пороков.

Разлученной обыкновенно назначается судом из средств мужа приличное содержание (alimony), причем, если она признана невиновной, 1/3 и даже 1/2 доходов мужа. Но и наоборот, при виновности жены в прелюбодеянии суд нередко вопреки добровольному согласию между супругами (об имущество) назначает часть доходов жены в пользу мужа и детей[9],[10]. Изложенное показывает, что и бракоразводное право в Англии тоже развилось под несомненным влиянием церкви, которой прежде принадлежал и суд по этим делам.

Из приведенных выше поводов к разводу законодательств прусского и саксонского видно, что и эти законодательства в вопросе о разводе находятся под несомненным влиянием протестантского церковного права.

е) Швейцарское законодательство

По новому гражданскому кодексу Швейцарии развод допускается в следующих случаях: 1) в случае прелюбодеяния, совершенного одним из супругов; 2) в случае покушения на жизнь, жестокого обращения и тяжких обид, нанесенных одним супругом другому; 3) в случае совершения супругом позорящего преступления или ведения столь непристойного образа жизни, что совместная жизнь с ним сделалась для другого супруга невыносимой; 4) в случае, если один супруг оставил другого супруга со злым умыслом или когда он без серьезных оснований не возвращается в супружеское жилище (отсутствие должно продолжаться не менее двух лет; 5) в случае психического заболевания супруга, если это состояние делает дальнейшую совместную жизнь невозможной для здорового супруга и если по истечении трех лет болезнь признана врачами-специалистами неизлечимой; 6) в случае, если в супружеские отношения вкрался такой глубокий разлад, что совместная жизнь стала невыносимой.

Допускается как развод, так и разлучение супругов. Вместо просимого развода суд может разрешить только разлучение, если существует вероятность примирения супругов. Разлучение объявляется на срок от одного года до трех лет или на неопределенный срок. По истечении срока, если примирение не состоялось, одна из сторон может требовать развода. При разлучении на неопределенный срок каждый из супругов имеет право требовать развода, если разлучение продолжалось три года и примирение не состоялось.

Разведенная жена сохраняет приобретенное ею вследствие брака личное состояние, но принимает вновь фамилию, которую носила до заключения расторгнутого брака. Объявляя развод, судья определяет срок, самое меньшее в один год и самое большее в два года, в течение которого виновная сторона не может вступить в новый брак; в том случае, когда развод объявлен по причине прелюбодеяния, срок может быть продолжен до трех лет. В этот срок входит и время объявленного судьей разлучения. Невинный супруг, не имеющий средств, имеет право на алименты от виновного. Невинный супруг имеет право требовать от виновного возмещения понесенных первым вследствие развода имущественных потерь, а если при этом серьезно пострадали и его личные интересы, то судья может присудить в его пользу денежную сумму в качестве нравственного удовлетворения. В случае постановления суда о разводе или разлучении должны быть сделаны судом, по заслушивании родителей и, в случае необходимости – опекунского учреждения, необходимые распоряжения относительно осуществления родительской власти и личных отношений между родителями и детьми. Тот из родителей, у которого взяты дети, обязан сообразно со своими средствами делать взносы на воспитание и содержание детей. Он имеет право сохранить соответственные личные отношения с детьми (ст. 137-158).

Из этих постановлений, представляющих собой последнее слово законодательного решения вопроса о разводе, мы видим, что и швейцарские законодатели существенных нововведений в это дело не внесли: основания для развода в общем приняты те же, что и в других законодательствах. При этом нельзя заметить подражания исключительно какомунибудь одному из предшествовавших кодексов: скорее можно сказать, что Швейцарское уложение совмещает в себе и поводы, принятые кодексами типа французского, и поводы, указанные уложениями немецкими. По примеру Общегерманского уложения различаются поводы к разводу безусловные: прелюбодеяние, жестокое обращение, совершение позорящего преступления, злонамеренное оставление, психическая болезнь, и поводы относительные: ведение супругом столь непристойного образа жизни, что совместная жизнь с ним другого супруга сделалась невозможной (в этом случае каждый из супругов может требовать развода); возникновение столь глубокого разлада в супружеских отношениях, что совместная жизнь стала невыносимой. В этом последнем случае, если виновником такого разлада является один из супругов, тогда вопрос о разводе может быть возбужден только другим супругом. В частности, надо заметить, что в признании душевной болезни поводом к разводу швейцарское законодательство последовало примеру немецких уложений (Прусского, Саксонского и Общегерманского); Французский кодекс в число поводов к разводу этой болезни не включает, считая, что супруги должны делить не только счастье, но и несчастье.

Относительно признания поводом к разводу – совершения позорящего преступления, не совсем ясно: достаточно ли констатирования наличности такого преступления или же требуется, чтобы супруг понес наказание или был, по крайней мере, присужден к наказанию за такое преступление (как то предписывается кодексами прусским, австрийским, саксонским и французским). Полагаем, что требуется это последнее, т. е. осуждение, значит констатирование преступности судом.

Непристойный образ жизни упоминается как повод к разводу в прусском ландрехте (беспорядочный образ жизни – пьянство, расточительность или беспутное ведение хозяйства), но как повод абсолютный. Швейцарское уложение говорит о нем, как о поводе относительном – дающем право на развод при условии, если совместная жизнь стала невыносимой; при этом же условии возможно ходатайствовать о разводе и при разладе в супружеских отношениях. Это требование весьма напоминает вышеприведенный § 1568 Общегерманского уложения, и, быть может, и швейцарский закон был написан не без принятия во внимание этого §. Относительно этого надо сказать то же, что мы выше говорили, ведя речь об относительных поводах к разводу по Общегерманскому уложению: дать то или другое направление бракоразводной практике, толкуя закон о выносимости или невыносимости непристойного поведения супруга или супружеского разлада, вполне будет зависеть от суда. Нельзя не заметить при этом, что под понятие невыносимого супружеского разлада можно подвести многое, и, при снисходительности к разводу, швейцарские судьи могут со своим уложением пойти даже дальше прусского ландрехта.

Можно сочувствовать постановлению швейцарского закона о допустимости по усмотрению суда или окончательного развода или временного разлучения: случаи, когда острая вражда между супругами проходит, после того как они поживут некоторое время врозь, нередки, а между тем окончательный развод сразу рвет нить, которая могла бы еще связывать супругов. Зато нельзя сочувствовать наказанию, налагаемому на супруга в виде запрещения ему вступать в брак после развода даже до 3-х лет. Одно из двух: или супруг совершил преступление, наказуемое уголовной карой, тогда он ее и понесет, или же деяние его не может быть ему вменено в уголовную вину – тогда его карать не следует, и притом довольно ощутительно: временным ограничением в правах состояния, каким является лишение права вступать в брак.


[1] Demolombe. Du mariage et de la separation de corps. T. II. Р. 402-464.

[2] Les exces. Так французские цивилисты толкуют это несколько неопределенное слово. Les exces sont des actes qui depassent toute mesure, ou plus precisement, les attentats qui compromettent l’existence. Demolombe. С. 485. В первоначальном проекте этой статьи вместо слова exces прямо стояло: 2покушение одного супруга на жизнь другого”. Но при обсуждении проекта было заявлено, что слово “покушение” неприменимо: если бы ищущий развода супруг заявил о покушении на жизнь его со стороны другого супруга, то это бы привело на эшафот виновного.

Редакция закона выражает ту же идею, но прикрыто, что, в конце концов, должно привести к тому же, так как истец должен доказать преступление, и раз он его докажет, прокуратура должна будет возбудить преследование. Laurent. Principes de droit civil. T. II. С. 225; Его же. Cours elementaire de droit civil. T. I. § 219.

[3] Demolombe. С. 485; Laurent. Cours. Ibid.

[4] Demolombe. С. 485-501; Laurent. Principes III. 229-240.

[5] Demolombe. С. 503; Laurent. Cours. § 220.

[6] Demolombe. С. 506.

[7] Laurent. Principes. С. 234, 235.

[8] Rittner E. Oesterreichisches Echerecht. Leipzig, 1876. S. 322-357. Krainz I. System d. Oesterreichischen allgemeinen Privatrechts. II B. II Aufl. §§ 431-433.

[9] Lehr: Elements de droit civil Anglais. Р. 57-64; Tapping Reeve. The Law of husband and wife, of parent and child. 4 edit. Р. 259-271.

[10] На той же почве выросшее, что и английское право, калифорнийское уложение, представляющее собой типичный пример американского законодательства, допускает следующие поводы к разводу: 1) прелюбодеяние; 2) крайне жестокое обращение (extreme cruelty); 3) злонамеренное оставление; 4) умышленное нерадение; 5) постоянное пьянство (habitual intemperance); 6) осуждение за уголовное преступление, ст. 71.

error: Content is protected !!