Press "Enter" to skip to content

Прекращение брака

Как все земное, брак прекращается. Конечно, в строгом смысле церковь понимает брак как союз двух лиц разного пола, продолжающийся даже и за пределами земной жизни; но сама же церковь делает уступку потребностям гражданской жизни, установляет различные способы прекращения брака и таким образом допускает понятие о его прекращении.

Все способы прекращения брака можно свести к двум видам: или брак прекращается непосредственно, сам собою, или прекращение брака предполагает акт общественной власти, т. е. брак должен быть признан прекратившимся со стороны общественной власти, а пока нет такого признания, то хотя бы все условия для прекращения брака были налицо, он все-таки считается существующим.

Например, смерть лица непосредственно прекращает его брак, не предполагая никакого акта со стороны общественной власти. Или лишение лица всех прав состояния способно повлечь за собой прекращение брака – однако же, пока суд не произнесет приговора о прекращении брака вследствие лишения супруга всех прав состояния, брак считается существующим.

Advertisement

Непосредственно прекращается брак только смертью одного из супругов[1]. Но этот способ прекращения брака не требует с нашей стороны никакого дальнейшего объяснения. Переживший супруг считается вдовым и может, пожалуй, тотчас же заключить новый брак, если нет к тому какого-либо препятствия.

Обычай требует, правда, чтобы до вступления овдовевшего супруга в новый брак прошло по крайней мере 6 недель со времени смерти прежнего супруга, и в действительности этот обычай почти всегда соблюдается, но он не имеет юридического значения и необязателен.

Нашему законодательству, таким образом, совершенно чужды определения римского права о траурном годе, равно как не знает оно никаких невыгодных последствий нового брака, какие определяет римское право на те случаи, когда у овдовевшего супруга останутся дети от прежнего брака.

Прекращение брака актом общественной власти называется расторжением брака. 1) Вследствие лишения одного из супругов всех прав состояния[2]. Супруг лица, лишенного за преступление всех прав состояния (и приговоренного к каторжным работам или к ссылке на поселение. – А. Г.), если пожелает вступить в новый брак, может (во всякое время. – А. Г.) просить на то разрешения у духовного начальства, и с этим разрешением связывается расторжение прежнего брака.

Advertisement

Но без такого разрешения нет расторжения прежнего брака, а он признается существующим, так что невинный супруг может следовать в ссылку за другим осужденным супругом для продолжения с ним супружеского сожития; или когда супруг, лишенный всех прав состояния, впоследствии возвратится из ссылки, его брачное сожительство с другим супругом возобновляется[3].

(Итак, невинный супруг может просить о расторжении брака лишь под условием вступления в новый, и притом может просить во всякое время. Что же касается того случая, когда супруг приговорен к ссылке на житье в Сибирь, то просить о расторжении брака невинный супруг может независимо от вступления в новый брак, но не ранее двух лет со времени вступления приговора в законную силу.

Просить о расторжении брака может и сам виновный супруг, если, конечно, супруг невинный не пожелал следовать за ним на место ссылки и если истекли определенные в законе сроки относительно ссыльнокаторжных по истечении которых дозволяется вступать в брак холостым, вдовым и разведенным каторжникам (1, 2 и 3 года[4]), а относительно сосланных на поселение и житье – 2 года со времени вступления в силу приговора суда[5]. – А. Г.)

2) Продолжительное безвестное отсутствие одного из супругов, т. е. потеря всякого следа с места его нахождения, признается основанием для расторжения брака, конечно, по тому соображению, что при таком отсутствии супруга брак его фактически не существует: зачем же существовать ему юридически?

Advertisement

Притом же если лицо продолжительное время находится в безвестном отсутствии, то есть значительная вероятность, что лицо это уже умерло и, следовательно, брак его прекратился сам собой.

И вот супругу лица, находящегося в безвестном отсутствии не менее 5 лет[6], дозволяется просить духовное начальство (о признании его безвестно отсутствующим и… – А. Г.) о разрешении на заключение нового брака.

(Консистория, получив просьбу, в которой должны содержаться всевозможные сведения касательно семейного и общественного положения отсутствующего и доказательств, производит розыск, т. е. допрашивает родственников отсутствующего, сносится с губернским правлением по последнему его месту жительства, производит публикации в церковных ведомостях и т. п.

Если по истечении года со дня публикации отсутствующий не найдется, не поступят сведения о смерти того или другого из супругов, то по новой просьбе супруга консистория приступает к рассмотрению дела и принимает решение о признании лица безвестно отсутствующим, о расторжении брака и о разрешении вступить в новый.

Advertisement

Решение консистории подлежит утверждению со стороны Святейшего синода, кроме тех случаев, когда отсутствующий принадлежит к мещанскому или крестьянскому сословию[7]. – А. Г.)

3) Общественная власть признает брак подлежащим расторжению и по неспособности к брачному сожительству, которая препятствует осуществлению физической стороны брака, слиянию супругов в одну плоть, и потому составляет причину расторжения брака. При этом соблюдаются следующие условия.

a) Неспособность супруга к брачному сожительству должна быть природная или по крайней мере наступить до заключения брака; если же она наступила во время брака, то не может служить основанием к его расторжению[8].

Законодательство, вероятно, держится той мысли, что когда неспособность которого-либо супруга к брачному сожительству открывается уже во время брака, то она должна считаться несчастьем, и супругам следует терпеливо переносить его, памятуя о своих супружеских обязанностях, сознавая всю святость брака.

Advertisement

Тогда как если эта неспособность открывается еще до заключения брака, то для супруга, не разделяющего неспособности, взгляд на обязанности по отношению к другому супругу изменяется.

Природная неспособность лица к брачному сожительству, конечно, может быть дознана без особого труда. Но чрезвычайно трудно определить время, когда наступила неспособность приобретенная (не природная): до или уже во время брака?

Ведь возможно, что неспособность супруга к брачному сожительству, наступившая во время брака, будет выдана за неспособность, открывшуюся еще до брака, и послужит причиной его расторжения. Попытки подобного рода действительно встречаются и имеют успех, чем жены делают откровенную насмешку над стыдливостью своего пола.

b) Иск о расторжении брака по неспособности супруга к брачному сожительству может быть подан не ранее 3-х лет по совершении брака[9]. Законодательство при этом, вероятно, имеет в виду, что неспособность супруга может быть только временным болезненным состоянием, которое поддастся врачебному искусству, и что только по истечении более или менее продолжительного времени по заключении брака можно признать эту неспособность неизлечимой, действительной неспособностью.

Advertisement

4) Прелюбодеяние, т. е. половое совокупление одного из супругов с лицом сторонним – все равно, состоящим в браке или не состоящим, – потому составляет основание для расторжения брака, что по учению церкви супружеская верность составляет сущность брачной жизни, так что нарушение ее есть нарушение самого таинства брака; его идея считается оскорбленной, пораженной.

Однако же по причине прелюбодеяния супруга брак расторгается лишь при следующих условиях: a) Требуется иск о расторжении брака со стороны оскорбленного супруга[10]. Отношения между супругами таковы, что не допускают вмешательства ни какого-либо стороннего лица, ни общественной власти.

Притом иск должен быть направлен именно к расторжению брака, так что даже иск мужа о незаконности дитяти, рожденного его женой, сам собою не ведет к расторжению брака. Пусть муж докажет, что по его отсутствии дитя не могло быть зачато от него; дитя будет признано незаконнорожденным, но если муж в то же время не требует расторжения брака, то брак не прекращается.

Или пусть производится дело о расторжении брака из-за прелюбодеяния супруга; но истец объявляет, что прощает обвиняемого супруга, и дальнейшее производство дела прекращается.

Advertisement

b) Прелюбодеяние супруга должно быть доказано[11]. Но это одно из тех преступлений, которые доказываются с большой трудностью. Не принимается тут само по себе за доказательство собственное признание обвиняемого супруга, как и вообще в уголовных делах признание обвиняемого не принимается, когда нет других доказательств или по крайней мере улик.

Законодательство относительно прелюбодеяния даже особо подчеркивает, что собственное признание обвиняемого супруга не принимается за доказательство, когда не подтверждается обстоятельствами дела и другими доказательствами[12]. Это потому, что супруги иногда ложно сознаются в прелюбодеянии, лишь бы добиться прекращения брака.

Конечно, прелюбодеяние влечет за собой не одно прекращение брака, а также и наказание виновного супруга; но тем не менее в действительности встречаются случаи, что супруги лучше предпочитают нести незаслуженное наказание, нежели оставаться в браке.

И вот, с одной стороны, по трудности доказать прелюбодеяние супруга и, с другой – потому, что процесс о прелюбодеянии супруга в высшей степени скандален, подвергает оскорбленного супруга общественному осмеянию, хотя и незаслуженному, но тем не менее весьма оскорбительному для чести и даже ощутительному для его интересов, – по этим-то причинам догмат церкви, что прелюбодеяние посягает на существо брачного союза, разрушает его, в действительности сводится к самому ничтожному числу случаев.

Advertisement

Если справедливо, что слухи о прелюбодеянии большей частью оказываются неосновательными, то справедливо и то, что большая часть случаев, в которых действительно есть прелюбодеяние, остается без преследования со стороны оскорбленного супруга, и только чрезвычайно редко прелюбодеяние влечет за собою расторжение брака.

Наконец: c) Брак расторгается и в том случае, когда оба бездетных супруга по взаимному соглашению поступают в монашество[13].

Вот и все основания, по которым допускается развод для лиц православного исповедания, равно как и для состоящих в браке с православными. Кормчая книга знает еще много и других причин к прекращению брака – все те основания развода, которые признаны были в греко-римском мире при упадке его гражданственности, когда обыкновенно увеличивается потребность разводов.

Но определения относительно этого предмета не привились к нашему юридическому быту и не вошли поэтому ни в современное церковное, ни в светское законодательство. Еще более строга по отношению к прекращению браков римско-католическая церковь: собственно, она допускает вовсе не расторжение брака, а только фактическое разлучение супругов от стола и ложа (separatio cubiculi et mensae), т. е. по известным причинам предоставляет супругам жить отдельно; но юридически брак их продолжается.

Advertisement

Можно возразить на это, что если уж в иных случаях римско-католическая церковь признает необходимым допустить фактическое разлучение супругов, то лучше бы ей в этих случаях допустить прекращение брака, потому что фактическое разлучение супругов на деле имеет то же значение, что и прекращение брака, а между тем оно не допускает заключения нового брака и, следовательно, сопровождается всеми неудобствами запрещения брака.

Гораздо щедрее на поводы к расторжению брака лютеранская церковь: она допускает, например, развод из-за жестокого обращения супруга, по причине его умопомешательства или заразительной болезни и т. д. В особенности же очень легко допускают расторжение брака нехристианские исповедания.

Нужно сказать, однако же, что если идея о неразрывности брака подвергается в действительности ограничениям или изменениям, то, с другой стороны, легкая возможность прекращения брака, развода составляет новое и весьма ощутительное зло для гражданского быта.

По опыту государств, в которых развод доступен для большинства народонаселения, оказывается, что чем более законодательство склонно к разводу, чем легче оно его допускает, тем более встречаются потребности в разводе.

Advertisement

Возможность развода располагает к легкомысленному заключению браков, и нередко временная распря между супругами ведет к прекращению брака. Невозможность же развода заставляет предварительно подумать, рассмотреть, представляются ли в предполагаемом браке виды на счастливое сожительство, и при невозможности развода очень часто распря между супругами скоро прекращается.

Конечно, для отдельного случая невозможность прекращения брака иногда представляется истинным несчастьем. Но для оценки какого бы то ни было юридического учреждения нужно принимать в соображение не отдельные случаи, в которых тем или другим лицам, может быть, приходится страдать, а целые массы случаев.

Независимо от расторжения брака, прекращения его актом общественной власти, он признается иногда недействительным. И это понятие о недействительности брака самостоятельно, отлично от понятия о его прекращении: в последнем случае брак до прекращения существует и дает известные законные последствия, тогда как в первом существование брака вовсе отрицается и он не дает никаких законных последствий действительного брака.

Признание недействительности брака исходит от общественной власти[14], а не считается он недействительным сам собою, не рассматривается как бы вовсе не совершенным. Так, если брак заключен между ближайшими родственниками, составляет кровосмешение, то все-таки он имеет силу, пока не будет признан недействительным со стороны общественной власти.

Advertisement

Эта зависимость признания брака недействительным от определения общественной власти объясняется тем, что недействительность брака сопровождается весьма тяжкими последствиями, оказывающими иногда решительное влияние на судьбу значительного числа лиц, так что, конечно, только по зрело обдуманному приговору власти брак может быть признан недействительным.

Такой приговор относительно брака осуществляется, когда он не удовлетворяет условиям, которые определены законодательством для заключения брака. Однако же, как мы видели, не все условия имеют такое решительное значение для брака, а только некоторые.

Притом же духовная власть, которой именно и предоставлено решение вопроса о действительности или недействительности брака, не считает для себя безусловной обязанностью руководствоваться решениями на этот предмет положительного законодательства, а принимает в соображение постановления соборов, изречения Св. писания и отцов церкви.

Так что иногда на практике брак признается действительным, тогда как по смыслу положительного законодательства должен бы считаться недействительным. Отсюда рождается, конечно, другая опасность, что брак, по закону действительный, определением духовного суда будет признан недействительным.

Advertisement

Но причины недействительности брака определены так резко, что едва ли может случиться подобное обстоятельство, а если случится, то разве только как величайшая редкость. Брак, признанный недействительным, как мы уже сказали, разрушается во всех его моментах.

Исключение возможно только относительно судьбы детей, рожденных от такого брака: законодательство определяет, что если брак будет признан недействительным, то суду предоставляется ходатайствовать о судьбе детей, прижитых от этого брака, перед верховной властью, и по ее усмотрению они могут быть признаны законнорожденными, несмотря на то что брак родителей их недействителен[15].


[1] Ст. 43.

[2] Ст. 45, п. 2.

Advertisement

[3] Ст. 50, 52, 53.

[4] У. ссыльн., cт. 412 , п. 1.

[5] В. у. м. Г.С. от 14 декабря 1892 г. (9157).

[6] Ст. 54.

Advertisement

[7] В. у. м. Г.С. от 14 января 1895 г. (11257).

[8] Ст. 49.

[9] Ст. 48.

[10] У. н., cт. 1585.

Advertisement

[11] Ст. 45, п. 1; 47.

[12] У. дух. конс., cт. 250.

[13] З. сост., cт. 347.

[14] Ст. 38; У. дух. конс., cт. 258–277.

Advertisement

[15] Ст. 133.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.