Press "Enter" to skip to content

Русское право о разводе – дохристианский период

О том, какими правилами руководствовались наши предки в вопросе о расторжении брака в дохристианскую эпоху, достоверными сведениями мы не располагаем; однако же можно сделать некоторое заключение и из тех немногих данных, которые нам сохранила история, в особенности бросая, так сказать, ретроспективный взгляд от позднейшего времени.

Из летописи мы узнаем о двух способах заключения брака, бытовавших у нас в древнейшую эпоху: путем увода жены (умычки) и путем привода ее к жениху родственниками. Увод или умычка, по рассказу летописца, совершался по обоюдному соглашению умыкаемой и умыкающего. Очевидно, это была вторая стадия женокрадства: первая была вполне насильственным захватом без всякого участия воли уводимой.

В летописи нашей мы не имеем сведений о приобретении жен посредством купли. Но несомненность существования у нас этого присущего всем народам низшей культуры способа добывания жен доказывается следующими соображениями:

Advertisement

1. Без купли невесты трудно понять появление в жизни полян, а потом и других славянских племен древней Руси, брака-договора между родственниками жениха и невесты. Этот последний способ заключения брака есть сделка той же юридической природы, что и купля, но лишь сделка, облеченная в более культурную форму уступки без наличия эквивалента в грубом виде – платы.

2. Многочисленные свадебные обряды, сватовские формулы: “у вас товар, у нас – купец”, “пропой невесты”, “выкуп места около невесты женихом” и т. п., являющиеся лишь переживанием некогда имевших юридическую силу действий, подтверждают предположение о существовании купли невесты: на Западе точно так же прежняя купля впоследствии была заменена символическими действиями.

3. Вено, о котором говорит летопись, есть не что иное, как выкуп, который платит жених родственникам невесты.

4. У всех арийских народов и других брак первоначально заключался в виде купли.

Advertisement

Наконец, самый культурный для той эпохи способ заключения брака состоял в приведении родственниками невесты в дом жениха; этому способу предшествовало “хождение зятя (жениха) по невесту” с целью купли ее. Способ этот практиковался у классических народов и у евреев. Ему предшествовало, конечно, соглашение между родственниками жениха и невесты.

Каждый способ заключения брака оказывал свое влияние на крепость его (об этом мы уже упомянули).

Кто украл жену, хотя бы и с ее согласия, тот становится ее господином. О правильном разводе говорить здесь трудно: сегодня украл, а завтра может бросить, чтобы украсть другую. Купля – акт мирного приобретения – напротив, не исключает возможности условий при продаже, и продавец-родственник может, до некоторой степени, следить за судьбой этого живого товара.

Наконец, что касается заключения брака посредством привода невесты к жениху, то, принимая во внимание, что в сохранении брака был заинтересован такой сильный представитель тогдашнего правопорядка, как род, надо полагать, что этот способ заключения брака способствовал развитию некоторых правильных поводов к разводу.

Advertisement

Конечно, господство, даже после принятия христианства, многоженства и наложничества не могло способствовать крепости брачных уз, что и подтверждается уже гораздо позже, в христианскую эпоху, раздававшимися сетованиями русских иерархов о беспричинном бросании жен мужьями и мужей женами. (См. исслед. О разводе. С. 3-26).