Press "Enter" to skip to content

Территория Российского государства

Россия представляет собой единое государство. Это положение ясно выражено в статье I новых Основных законов, которые гласят: “Государство Российское едино и нераздельно”. Кажущиеся сомнения может вызывать ст. 26 тех же Основных законов, как бы предусматривающая в составе империи еще два особых государственные тела – Царство Польское и Великое княжество Финляндское. Ст. 26 гласит: “С императорским всероссийским престолом нераздельны суть престолы: Царства Польского и Великого княжества Финляндского”.

В действительности упоминание о престоле Царства Польского является лишь словесным пережитком того порядка, когда под этим именем в составе империи существовала привилегированная область, а упоминание о Финляндии указывает на существование до настоящего времени особой привилегированности другой части Русского государства.

Привилегированность Финляндии удостоверяется наравне со значением ее, как части империи, ст. 2 Основных законов: “Великое княжество Финляндское, составляя нераздельную часть государства Российского, во внутренних делах своих управляется особыми установлениями, на основании особого законодательства”.

Advertisement

Что касается привилегированного положения тех частей бывшего Герцогства Варшавского, которые по Венскому трактату отошли к России, то, получив наименование Царства Польского, они приобрели волей императора Александра I конституционное устройство…

Тем же монархом было установлено коронование особой польской короной. Однако несмотря на такие внешние признаки особой государственности, Царство Польское, как создание русской государственной власти, и притом зависевшее от нее, в действительности и тогда не могло представлять собой самостоятельного государственного тела.

По верному замечанию Еллинека[1] с 1815 г., со времени дарования Царству Польскому конституционного устройства, по 1832 год, когда вследствие восстания польская конституция была отменена, Польша находилась в отношении России в том же юридическом положении, как Канада с дарованной английским парламентом конституцией в отношении Великобритании.

В 1832 г., несмотря на отмену конституции, за польскими губерниями была сохранена значительная административная автономия; восстание 1863 г. повлекло за собой уничтожение этих последних остатков прежней привилегированности, и Царство Польское вполне слилось с остальными областями империи.

Advertisement

Широкие привилегии Финляндии, в особенности ее конституционное устройство, при отсутствии такового в недавнее время в самой империи, заставляли предполагать в условиях юридического существа Великого княжества Финляндского наличность некоторой государственной самостоятельности.

Не только финляндские, но даже русские государствоведы Энгельман и Романович-Славатинский признавали Финляндию государством, находящимся с Россией в реальной унии.

Но уже в дореформенную эпоху, наряду с русскими учеными, придерживавшимися противоположного взгляда, лишь привилегированной провинцией признавал Финляндию такой крупный авторитет в области государственного права, как Еллинек[2].

Помимо всяких историко-теоретических соображений в настоящее время спор о правовой природе Финляндского княжества решен с одной стороны вышеприведенной ст. 2 Основных законов, а с другой – Законом 17 июня 1910 г., согласно которому установлены разряды общеимперских дел и порядок их разрешения при посредстве имперского парламента, в который введены названным законом представители от Финляндии.

Advertisement

Этим путем, путем проведения названного закона, касающегося Финляндии, через имперский Парламент, резко подчеркнуто подчиненное положение Финляндского княжества, законодательству которого отныне отводится тесный круг нормирования чисто местных интересов.

Из единства империи, представляющей собой единое государственное тело, вытекает единство территории Русского государства. Существующие деления империи имеют лишь административный характер, за исключением Финляндии, как указано выше, обладающей своеобразным привилегированным положением.


[1] Die Lehre von den Staatenverbindungen, 1882, стр. 71

[2] Ibidid. стр. 73. Позднее Еллинек несколько изменил свой взгляд, но высказывая его, он еще не имел в виду Закона 17 июня 1910 года (об этом законе ниже)

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.