Press "Enter" to skip to content

Правовое положение монарха

Ст. 4 Основных законов гласит: “Императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть. Повиноваться власти его не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает”. О том, как нужно понимать слово “самодержавный”, было говорено выше (см. § 6).

В дополнение же к вышеприведенному толкованию содержащегося в ст. 222 Осн. зак. выражения “самодержец неограниченный” необходимо прибавить следующее: Тексты Основных законов дают возможность заключать, что правовое положение российского императора двойственно: с одной стороны, власть его в вопросах общего законодательства и бюджета ограничена участием народных представителей, а с другой – в области регулирования семейных отношений и издания специально военных и военно-морских не вызывающих новых расходов законодательных постановлений монарх действует вполне самостоятельно.

Признавать последнего рода изданные монархом постановления (военные и военно-морские) только распоряжениями, как то делают некоторые исследователи (Палиенко: Основные законы и форма правления в России, стр. 60), едва ли возможно.

Advertisement

В самом деле, так как на основании ст. 11 Осн. зак. император издает указы в соответствии с законами, то, допуская вышеприведенное толкование, придется всю правотворческую деятельность монарха в военной и военно-морской области, долженствующую происходить на основании ст. 96 и 97 Осн. зак., признать связанной действовавшим до издания новых Основных законов военным и морским законодательством.

В силу требования 11 ст. в подобном случае император не мог бы создавать новых законодательных норм в изменение, дополнение и отмену действовавшего до 23 апреля 1906 г. специального военного и военно-морского законодательства. В каком же порядке тогда обновлялось бы указанное законодательство? В общем?

Но такому предположению противоречит содержание 96 и 97 ст. Осн. зак., из которых ст. 97 прямо требует соблюдения для этой цели особого порядка. Поэтому ст. 86 Осн. законов, согласно коей никакой закон не может последовать без одобрения палат, в отношении военного и военно-морского права должен быть толкуем ограничительно (Подробнее об этом ниже, в следующем параграфе).

Во всяком случае, если даже, оставаясь на строго формальной точке зрения в соответствии с 86 ст. Основных законов, не признавать за указанной деятельностью монарха законодательного характера в точном смысле слова, то тем не менее юридическая природа этой деятельности все-таки остается крайне своеобразной.

Advertisement

Эту своеобразность между прочим, отмечает г. Пальме; Das Organisationsrecht des Kaisers, говорит названный автор, ist, soweit es ausschliesslich das Heer betrifft und die allgemeine Gesetzgebung davon unberьhrt bleibt, unbeschrdдkt. (Die Russische Verfassung, стр. 104).

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.