Press "Enter" to skip to content

Права монарха в области религиозной

Руководящая 64 статья Основных законов, касающаяся этой области, гласить следующее: “Император, яко христианский государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния”.

Господствующей верой в России признается восточное православие. 64 ст. Осн. зак. внесена в действующее законодательство из старых основных законов; в старых Основных законах она была толкуема исследователями русского дореформенного государственного права в том смысле, что означенное право верховной власти касается лишь предметов церковного управления, а не самого содержания вероисповедания, т. е. догматической и обрядовой его стороны[1].

Такое толкование в общем может быть принято в отношении 64 статьи и в настоящее время. Совокупность догматов православного исповедания зиждется на основаниях, установленных Божественным Основателем христианства и развитых вселенскими соборами. Поэтому они и не могут быть изменяемы никакой иной властью.

Advertisement

Однако что касается обрядности, то ее неприкосновенность не может быть понимаема столь широко. Обряды, основанные на обычаях и вообще не имеющие источником божественного учения или постановлений вселенских соборов, на основании 64 ст. могут подлежать отмене или изменению по воле монарха.

Орган, при посредстве которого монарх действует в области православного церковного управления, есть учрежденный Петром I по протестантскому образцу Святейший правительствующий синод. Помимо охраны правоверия и чистоты церкви император назначает на высшие церковные должности и обладает правом надзора за деятельностью высших церковных установлений.


[1] Градовский. Начала русского государственного права, т. 1, стр. 151.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.