Press "Enter" to skip to content

Права монарха в области законодательной

По общему западноевропейскому образцу, монарх прежде всего является важным фактором в деле функционирования законодательных учреждений: он созывает палаты, устанавливает продолжительность их занятий и сроки их перерыва в течение сессии, распускает Государственную думу и выборный состав Государственного совета.

Монарху принадлежит почин (инициатива) по всем предметам законодательства, а по пересмотру основных законов – исключительно (ст. 8 Осн. зак.). На обсуждение законопроекта император не влияет, но по его повелению могут быть вносимы на законодательное рассмотрение в той же сессии законопроекты, предначертанные по почину Государственной думы или Государственного совета и отклоненные одним из этих установлений.

Монарх утверждает, санкционирует законопроект, обращая его в закон. “Никакой новый закон не может воспринять силу без утверждения государя императора”, гласит 86 ст. Осн. зак.

Advertisement

Как было указано в предшествовавшем параграфе, специальное военное и военно-морское законодательство всецело принадлежит монарху и осуществляется им при содействии специальных же законосовещательных учреждений. Ст. 96 Осн. зак. не оставляет в этом отношении никаких сомнений.

Она ясно гласит: “Постановления по строевой, технической и хозяйственной частям, а равно положения и наказы учреждениям и должностным лицам военного и военно-морского ведомства, по рассмотрении Военным и Адмиралтейств-советом по принадлежности, непосредственно представляются государю императору, если только сии постановления, положения и наказы относятся собственно к одним упомянутым ведомствам, не касаются предметов общих законов и не вызывают нового расхода из казны или же вызываемый ими новый расход покрывается ожидаемыми сбережениями к финансовой смете Военного или Морского министерства.

В том же случае, когда новый расход не может быть покрыт указанными сбережениями, представление означенных постановлений, положений и наказов на высочайшее утверждение допускается лишь по испрошении в установленном порядке ассигнования соответственного кредита”.

Нужно заметить, что при практическом применении ст. 96 возникли недоразумения. Морское министерство изготовило законопроект об организации Морского генерального штаба и ввиду необходимости ассигнования новых кредитов на основании ст. 96 обратилось в Государственную думу.

Advertisement

Дума разрешила необходимую сумму – и не только в целом, а подвергла, кроме того, рассмотрению ее распределение в деталях, причем утвердила эти подробности в виде расписания должностей – “штатов”. В 1908 г. вопрос рассматривался в верхней палате, большинство которой высказалось против последнего действия Думы.

Государственный совет полагал, что специальное военное законодательство всецело принадлежит монарху. Штаты же представляют собой лишь часть такого законодательства, и потому Дума и Совет ни рассматривать, ни утверждать штатов не может. Народному представительству, по мнению большинства Гос. совета, штаты представляются в качестве лишь справочного материала при разрешении требуемого ассигнования.

Правительство еще раз внесло законопроект Генерального штаба в Думу, причем на этот раз обе палаты пришли к одинаковому заключению: народное представительство имеет право рассматривать и утверждать военные и морские штаты.

Император, однако, не утвердил в этом смысле одобренного палатами законопроекта и повелел Совету министров представить свое суждение о содержании и смысле 96 ст… 24 августа 1909 г. последовало высочайшее утверждение положения названного совета, который пришел к тому заключению, что по смыслу действующего закона все законопроекты специально военного и военно-морского характера, не касающиеся общих законов, утверждаются, по предварительном рассмотрении в Военном и Адмиралтейств-советах, монархом; к таким законопроектам относятся и штаты.

Advertisement

По существу Положение 24 августа не внесло ничего нового в спорный вопрос. Двоякий порядок разрешения законодательных дел не оспаривался палатами. Указывалось только то, что штаты, тесно связанные с новым кредитом, не представляя собой закона, должны следовать судьбе кредита, т. е. подлежать рассмотрению палат.

96 статью Осн. зак. дополняет 97-я, согласно которой постановления по военно-судебной и военно-морской судебной части издаются вне общего законодательного порядка, по правилам, содержащимся в сводах военно-морских и военных постановлений, т. е. рассматриваются предварительно Главным Военным и Военно-Морским судом и утверждаются затем императором без участия палат.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.